HP: University of Magic Arts

Объявление

Добро пожаловать в магический Лондон!
В игре: 2025 год, сентябрь. В УМИ начинается юбилейный учебный год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru Palantir

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Прошлое и будущее » Багряный закат


Багряный закат

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Багряный закат
https://c.radikal.ru/c16/1801/10/7c74df6f6c50.gif https://b.radikal.ru/b00/1801/e4/531af12a3c71.gif
https://c.radikal.ru/c19/1801/3e/49f80c76aa8f.gif https://b.radikal.ru/b17/1801/61/9b88a250f00a.gif
Orange House - Сорокаваттная жизнь

Участники:
Rosaline Hogarth
&
Teddy Lupin

Место:
Франция, Париж
14.01.2022

Сюжет:
Париж был окрашен в багряный цвет, замерзающий на холодном январском морозе.
Через несколько дней о трагической конференции узнают не только во Франции, но тогда ни о геройстве, ни о храбрости никто даже не задумывался, хотя в магической газете будут говорить обратное. Жизнь или предрассудки? Страх или доверие?
Огонь или лед?   

+3

2

Эти командировки миссис Хогарт любила, прежде всего, как женщина. Родина Нострадамуса, Фламеля и ещё множества талантливых волшебников славилась своей тягой к прекрасному. Изящные формы, элегантность, приправленная, порой изрядно, кокетливыми и даже вычурными деталями. Розалин редко уезжала из Парижа с пустыми руками, даже её питомец филин был куплен здесь же. Имя ещё какое красивое – Багель. Это потом сведущие люди ей сказали, что это означает бублик или вроде того. Ещё одной важной ежегодной покупкой был омолаживающий настой на основе воды из фонтана Шармбатона. Миссис Хогарт уделяла значительное внимание своему внешнему виду и чувствовала себя как не в своей тарелке, если не была достаточно довольна собой. Презирая маггловскую моду, Роз всегда одевалась по-своему, выпячивая напоказ всю свою волшебность. Главной точкой в образе всегда был цветок в волосах, облик которого женщина меняла в зависимости от наряда. В действительности, мало кто знал, но это было что-то вроде безделицы с защитными чарами, наподобие тех, которыми зачарованы специальные шляпы-щиты работников Министерства. С этим оберегом чиновница старалась не расставаться, может не столько веря в его силу, сколько привыкнув и считая частью своего образа.

Пряча нос в меховой воротник, молодая женщина, ко всему уже успевшая получить статус вдовы, о чём по Министерству ходили шуточки, высматривала среди провожающих, чиновников и их охраны того, кто обречён провести эту поездку в её обществе. Розалин немного мутило после трансгрессии на такое расстояние, и она принялась жевать шоколадку. Сладкое её умиротворяло.
Дирижабль «Монморанси» стоял, покачиваясь на волнах воздуха, привязанный тросами к земле. От него веяло духом давно ушедшего столетия: резные деревянные рамы окон, ажурная бронза, подобно плющу обвивающая корпус крохотной кабины, которая при взгляде изнутри становилась фешенебельным залом – ничего подобного у магглов не было и быть не могло.
Где именно остановится дирижабль, заранее никто не знал, информацию выдавали непосредственно перед выходом, отправляться туда следовало по одиночке или небольшими группами. Членов Международного совета охраняли сообразно их статусу. Розалин это льстило, но, между тем, и раздражало, поскольку роль охраны по традиции выполняли доблестные авроры. Интересно, кого подсунут на этот раз? Едва ли кто-то хотел связываться с миссис Хогарт дважды, поэтому отправляли каждый раз разных.
«Благо Поттер собственной персоной до этого не снизойдёт, а остальное можно стерпеть», - решила Роз.

Пока не было сигнала подниматься на борт, миссис Хогарт вытащила блокнот, просматривая записи, которые набросала из последнего разговора с начальством. Многие тезисы были сырыми – придётся импровизировать. Курс галлеона за последние дни упал будто ни с чего и аналитики из Гринготтс выразили своё беспокойство. Розалин ломала голову, что стало тому причиной. Дурной знак, в Министерстве официальной информации не было. Сильные мира сего отмалчивались. Но ведь кто-то же что-то знал, чего не знают другие? Большинство проклинают нудные лекции по Истории магии, но именно то, что изучила Розалин тогда, стало причиной неприятного беспокойства, которое пока было подкреплено лишь предчувствиями. Миссис Хогарт навела справки, подобная ситуация происходила не только в Британии, но и с валютами других европейских стран. Это не к добру. А меры, которые задумал Туманный Альбион, не примут в Совете с распростёртыми объятиями. Заседание будет тяжёлым. Миссис Хогарт вздохнула, морально настраиваясь на худшее. Опять видеть эту постную рожу сурового немца и уморительные жестикуляции неаполитанца, слушать крики испанской волшебницы Санчи Фернандес, которая несмотря на свой недавний столетний юбилей оставалась удивительно бодра и экспрессивна. Одни только французы предпочитали мало говорить, много улыбаться и принимать позицию большинства.

Отредактировано Rosaline Hogarth (2018-03-04 16:27:06)

+4

3

О предстоящей поездке Тедди сообщили только поздно вечером, прислав патронус с важным извещением, после которого о сне еще долго не было и речи. Утром он уже должен был отправиться Париж. 

Авроры выполняли самые разные функции, Люпин усвоил это в течение стажерства, когда проводил долгие часы на самых разных работах, находясь не в самых приятных местах Лондона и ночуя в заброшенных угрожающих зданиях. Он мог не спать сутками или находиться под дождем, выслеживая или ожидая подозреваемого, после чего возвращался домой промокший до нитки, получая порцию лекарств от взволнованной Виктуар. Многие задания выматывали, многие не получались, некоторые казались безнадежными и опустошающими. Он забыл, когда испытывал удовольствие от выполненной работы и уже почти не помнил, о чем мечтал, будучи школьником, представляя себя аврором.

Поездка в Париж казалась чудом и сказкой. Особенно по сравнению с последними его миссиями. Он даже не волновался, что придется сопровождать какую-то министерскую особу, Тедди был уверен, что большую часть времени нахождение с ней не было необходимым. Иногда постоянный надзор только раздражает. В первую очередь авроров отправляли для демонстрации авторитета, власти, шоу, в котором магическая Великобритания играла лидирующую роль - именно это было первостепенной задачей. И лишь в малой степени волновала безопасность, так как то место, куда они  направлялись, уже было обеспечено всей необходимой охраной и защитой.

Париж манил своей неземной красотой, Эйфелевой башней. Тедди до жути хотелось попробовать круассан. Ему привозили их и до этого, но мечты о настоящем, французском, не пропадали, парень надеялся, что хотя бы в один вечер из трех ему будет позволено просто погулять по городу, ощущая здесь частичку той, без которой не мог жить. Он слышал об этом городе слишком много, но никогда еще не бывал, что довольно странно, учитывая, что под одной крышей с ним живет настоящая француженка, проводившая чуть ли не каждое лето в этой стране. Может быть, это, в какой-то мере, тоже было своеобразным ходом правительства - отправить именно его. Заслужить доверие парижских министров, которые слегка недолюбливали англичан, было легче, когда существовала хотя бы незначительная связь с французскими корнями. Тедди плохо представлял, что он может сделать, но его убедили, что ничего и не потребуется. Перед самым отъездом он все равно упросил Витуар научить его некоторым фразам, особенно большое внимание уделяя акценту, потому что до этого Тедди, хоть и слышал эти слова, шутя произносил их с отвратительным говором, искривляя губы и кривляясь. Напоследок Вики, устав с ним возиться, сунула парню учебник по французскому, сказав, чтобы почитал вдороге, если уж так сильно хочется.

Он знал, что чиновница международного магического сотрудничества, Розалина Хогарт – женщина совсем непростая. Более того, именно она являлась причиной многих проблем Гарри Поттера, но об этом Тед знал очень и очень мало. Хоть любопытство изнывало, парень был уверен, что не всегда следует знать то, что хочется.

Тед даже не надеялся на теплый прием. Волосы его сегодня были обычного темно-русого цвета, он решил не выделяться на важном задании. Быстрым шагом парень шел к стоянке дирижабля, местоположение которого ему сообщили несколько минут назад, после того, как рассказали подробности, которые слегка озадачили и взволновали. По неизвестной причине ситуация в Париже складывалась напряженная, в Аврорат приходили постоянные сведение о призыве многих авроров со своих служб, а также о нестабильном курсе, который и стал основной целью участия Англии в международной конференции. Тедди мало что смыслил в экономике, но чутко распознавал, когда бы лучше посторониться и быть более осторожным, чем обычно. Это был именно тот случай, и мечты о свободном вечере в Париже становились все более несбыточными.

Девушка стояла возле дирижабля. Казалось, она уже недовольна, что пришлось ждать своего сопровождающего дольше положенного. Так, во всяком случае, показалось Тедди. А еще он понял, почему в такую поездку было необходимо отправить аврора – Розалина была совсем хрупкой и здесь, в одиночестве, выглядела слегка беззащитно, пусть и с достоинством. Только за последнюю ночь он услышал от коллег огромное количество сплетен о ней, но предпочел не обращать внимание, зная, что в любом случае просто должен выполнить свою работу. И выполнить хорошо. Увидеть Париж. Вернуться домой.

- Доброе утро, миссис Хогарт. Прошу прощения за долгое ожидание. Меня зовут Тедди Люпин, я буду вашим сопровождающим, - служебная улыбка, с намеком на дружелюбие, легкий кивок головой. Он повторял эти движения уже множество раз. – Дирижабль готов к отправке. Нас ждут на борту, - подойдя к летающему кораблю, Люпин подал девушке руку, помогая подняться. Данный вид транспорта являлся одним из самых безопасных, более того, он быстрее, чем полет на метле, намного комфортнее, и не настолько энергозатратный, как портал или трансгрессия. Но вот только погода не особо располагала к данному путешествию. Тедди бы никогда не сказал этого вслух, но задержался он именно потому, что перед отправкой им с командой сообщили о сильных ветровых потоках, которые могут существенно удлинить полет, если даже не осложнить его. Конференцию решили не отменять, но ощущение, что как-то им с самого начала не везет, не покидало.

- Как ваше настроение? – сам он уже тоже поднялся на борт, нажимая на определенные датчики и проводя палочкой по двери, закрывая ее. – Готовы к полету? – И, слегка ухмыльнувшись, не мог не произнести, тщательно припоминая, как его учили, - еn avant.*


*Вперед (франц.)

+3

4

Поднялся пронизывающий ветер, Розалин сильнее зарылась в лисий меховой воротник. В этот момент она искренне порадовалась, что одним из традиционных навыков учеников змеиного факультета было заклинание, которое, по слухам, придумал ещё сам Салазар Слизерин, оно помогало создавать и заключать тепло в различных предметах, таких как, например, одежда. Иначе жителям подземелий пришлось зябнуть каждую ночь. Вот и сейчас это помогло не околеть на холоде, но это радовало не особенно. Волосы, так вательно подвитые и уложенные, растрепались и постоянно липли к губам, подкрашенным помадой благородного оттенка. Роз уставала поправлять свои светлые локоны и десять раз пожалела, что не убрала их в высокую тугую причёску, а оставила ниспадать на плечи. Ветер неустанно врывался, бросался на дирижабль, заставляя огромную тушу его продолговатого аэростата покачиваться, а тросы натягиваться до предела. Тучи серыми клубами заволокли небо, вызывая беспокойство у ожидающих перелёта. Никто не сомневался, что защитные чары от непогоды сведут на нет старания надвигающейся бури (по крайней мере так с живым убеждением заверял капитан воздушного судна), но приятного в таких погодных условиях всё же было мало.

Закончив свои письменные намётки грядущих выступлений в Совете, она убрала блокнот в яркую изящную сумочку и, тяжело вздохнув, огляделась, кисло рассматривая окружающих. Вдалеке показался молодой парень, который явно спешил. Вокруг него не вилась сверкающая надпись «Вас приветствует Аврорат!», но даже без этого чутьё подсказывало, что это к ней. И женщина не ошиблась.  Миссис Хогарт про себя отметила, что он как-то слишком приятен на лицо для аврора, которых чиновница поголовно считала ужасными пренеприятными типами.
«Ну, может он хотя бы хам или просто глуп?» - подумала Розалин, надеясь отыскать больше поводов для неприязни. Тем не менее, как на зло начал парень довольно любезно и даже продемонстрировал знание французского. Розалин пробрала знатная досада.
- Утро могло быть лучше, если бы авроры знали, что такое пунктуальность, - ответила Розалин с привычным холодком и вкладывая заметное пренебрежение в слово «авроры». Женщина с прищуром вгляделась в добродушное лицо своего сопровождающего. «Люпин…Люпин, - она пыталась точнее вспомнить, что знала об этой фамилии. - Ах, да! Сиротка, чьи родители погибли в Битве за Хогвартс. Орден Феникса». Розалин раздирали противоречивые чувства: с одной стороны, его родители запросто прикончили бы её родителей, к гадалке не ходи, так что мальчишку запросто можно отнести к братии ненавистных героев-освободителей и иже с ними; с другой стороны, она знала, как больно терять родителей и расти без того, кто должен быть твоей семьёй. Хогарт никак не могла решить: ненавидеть этого Тедди или ненавидеть сильно. Что ж, время покажет.

- Надеюсь, у нас на этом Совете меньше поводов для беспокойства, чем у остальных, - гордо произнесла женщина в ответ на простой вопрос о настроении. По привычке дипломата, она предпочитала увиливать от прямых ответов. А сейчас и вовсе всё больше думала об интересах Альбиона. Всё-таки что бы ни говорили о мадам Хогарт, но в своём деле она была хороша. Работа – это всё, что у неё было. Единственный источник воодушевления, возможности почувствовать себя нужной и полезной, уважаемой. Хоть где-то. Поэтому она так серьёзно относилась к своей должности, старалась думать наперёд, знать больше, прочить связи, отстаивать интересы своей страны. В этом была вся её жизнь, прочее у Розалин отняли. И она с этим смирилась.
- Oui, merci, - ответила чиновница, принимая руку и взбираясь по крутой лестнице на борт. До приличного акцента молодому аврору ещё учиться, но это лучше, чем ничего. Люпин закончил манипуляции с дверью и они очутились внутри.

- Здравствуйте, мистер Эйвери, - увидев одного из своих коллег, женщина изменилась до неузнаваемости, воспылав дружелюбием. Мужчина галантно поцеловал её ручку, сама же миссис Хогарт ответила широкой лукавой улыбкой. – Как вам этот жест французов? Прислать дирижабль «Монморанси». Розалин успела увериться, что в такой вещи как политика не бывает случайностей. Это искусство тонкое и сложное, где имеет значение каждая мелочь: от компании-поставщика столовых приборов до того, по какую руку от Министра усядется гостья из Бельгии. Вот и теперь, французы выбрали громкую фамилию одного из древнейших французских родов, но в историю магии вошла совсем не француженка, а англичанка Лаверн де Монморанси – выдающийся зельевар и создатель множества любовных зелий.
- Умно-умно, они не хотят с нами ссориться.
- Это точно, - усмехнулась женщина, сняла с плеч пальто и сунула в руки Тедди как будто он был не её охранником, а швейцаром.
- Я надеюсь, вы порадуете нас своим обществом? Поездка будет долгой… - мужчина, который уже был в изрядном возрасте, нехорошо поглядывая, подошёл ближе и недвусмысленно с долей изрядной надменности улыбнулся.
- Жаль лишать вас и себя такого удовольствия, сэр, - собрав всю свою выдержку и вежливость, ответила Роз, как можно более аккуратно, - но слишком много дел. Было видно, что миссис Хогарт уже не впервой отбивается от престарелого ухажёра, которого не может отшить просто потому что тот ещё имеет высокое положение и влияние, - прошу простить, мне нужно привести себя в порядок, - кокетливо заключила чиновница и поспешила удалиться. 
Розалин торопливо отошла в сторону, медленно выдохнула и нахмурилась, вернувшись к тому удручённо-недовольному виду, в котором встретила Люпина возле дирижабля.
- Старый козёл, - прошипела она едва слышно, вытирая поцелованную ладонь о плотную юбку из алой шерсти, пока никто не видел. Ну как никто – аврор не в счёт.

Отредактировано Rosaline Hogarth (2018-01-27 22:39:28)

+3

5

Тедди плохо для себя представлял, что это значит – быть аврором-охранником. Никогда до этого ему не приходилось выполнять эту роль, парень больше специализировался на поиске и поимке преступников, поэтому в первые моменты он не знал, как себя вести. Находиться постоянно рядом, прислуживая молчаливой статуей для высокопоставленного лица – скучно и бессмысленно, у них ведь не древние времена, когда этого требовало рабское положение охраны. Он сомневался во всем, как улыбаться, как разговаривать, так как раньше по работе в большинстве случаев общался лишь с коллегами, а с ними, когда от любого их и его шага зависело, насколько успешным будет задание, уже не до вежливости. Напарники становились порой куда ближе, чем друзья, ближе, чем родственники или любовники – между ними возникала своя особая связь. Но миссис Хогарт не была напарником. Тедди уважал субординацию и никогда бы не нарушил правил, когда это действительно того стоило.

Он быстро подметил, как посмотрела на него девушка, когда юноша назвал свое имя. Тедди понял, что Розалин слышала его фамилию. Было бы более удивительно, если бы она вообще ничего про него не знала, но это все равно оказалось немного неприятным, напоминая прошлое. Приехав в Хогвартс, поступив в Университет, став стажером, а после и аврором, начиная работать с новыми людьми – везде он видел подобный взгляд. Примесь жалости и сочувствия. Тедди отличал его от других сразу же. Отличал и ненавидел. Именно поэтому еще в школе появилась привычка улыбаться и шутить, словно ненормальный, пугая порой окружающих своей неадекватностью. Зато взгляд этот при таком поведении тонул в небытие, и человек, если выдерживал весь напор мнимого позитива парня, словно проходил проверку на прочность и интуицию. Тедди знал, почему они его жалеют, но не видел для этого причин. Он был счастлив, несмотря на свое несчастье, пряча собственную грусть глубоко внутри, и только близкие видели ее, догадывались и могли помочь победить. От остальных терпеть подобного Люпин не хотел. Ему нравился тот презрительный и холодный взгляд Розалин, быстро сменивший грустный блеск. Пусть лучше так. Она напоминала снежную королеву, а это забавляло Тедди. На подсознательном уровне парень хотел вывести ее на эмоции, увидеть, что скрывает эта маска, ведь он, как никто другой, разбирается в них.

Для парня стало откровением и неожиданностью, когда женщина изменилась при встрече со своим коллегой, словно засияв ярче, чем солнце, улыбаясь мужчине, всячески показывая свое расположение к нему. Тедди даже отшатнулся от них, сразу же растеряв все то приветливое отношение к миссис Хогарт, которое уже успел приобрести. Он хмыкнул, когда практически в лицо ему прилетело пальто. Другого не следовало и ожидать, но, не будь здесь посторонних, парень отпустил бы свою шуточку по отношению этого, наплевав даже на правила приличия. Просто потому, что за уважением должно стоять уважение.

Не слушая разговор двух министров, которые только и делали, что перебрасывались любезностями, он отошел от них к капитану корабля, спрашивая приглушенным голосом о состоянии дирижабля и предстоящем пути.

- Мы закончили приготовление и ждем команду на отправку. Лучше не задерживаться – погода ухудшается. Главное подняться на необходимую высоту, дальше можно ни о чем не волноваться, - он говорил уверено, но Тедди видел, капитан хочет быстрее пуститься в путь, подняться в небо. Там ему будет спокойнее. – Начальство уверено, что никак нельзя перенести поездку?

- Абсолютно. Ее, - Люпин махнул головой в сторону миссис Хогарт, - ждет Франция. И правители мира сего, - он поиграл бровями, не оставляя сомнений, как относится к подобному слою общество. Капитан понимающе улыбнулся и кивнул головой. Сказав, что отправление назначено на ближайшие пять минут, ушел в свою кабину, а Тедди, облокотившись о стену, скрестив руки на груди, и правда чувствуя себя статуей, вернулся взглядом к женщине, которую предстояло сопровождать эти несколько дней. Его раздражало поведение этого… как она там его назвала… мистера Эйвери. Хоть фамилия и было знакома, самого мужчину Люпин встречал первый раз и в сейчас полностью осознал, что такие личности нравятся ему меньше всего. От него несло пошлостью, а похабная улыбочка вызывала дрожь даже у Тедди. Будь на месте Роз кто-то из его знакомых, он бы вмешался. Будь на ее месте Виктуар – мистер Эйвери заработал бы синяк где-нибудь под глазом, даже если ради этого Тедди пришлось бы пожертвовать работой.

Но вмешиваться сейчас – лишнее. Он прекрасно знал, что Розалин ни за что не воздаст его поступок по заслугам, в меньшей степени он заслужит холодный взгляд, в большей - будет отправлен далеко и надолго. Более того, ситуация с пальто все еще стояла перед глазами, хотя уже больше в шуточной и ненавязчивой форме – Тедди не был злопамятным. Девушка же будто светилась от счастья при общении. Так ведь и случаются самые страшные вещи…

Через пару минут миссис Хогарт отвязалась от своего знакомого, приближаясь к Тедди, и он видел, как моментально меняется выражение ее лица. После кратко и метко брошенного слова парень не смог сдержать смешка, надеясь, что его никто не расслышал, иначе это могло показаться странным и непрофессиональным. Козел – это еще слабо сказано. То, что девушка сказала подобное прямо при Тедди, могло произойти по двум причинам. Это либо был зов о помощи, но, как известно, мужчины намеков не понимают, либо она совсем не считает его за человека и уверена, что Люпин не выдаст ее тайного отношения к данному лицу, который находился с ними на одном корабле.

- Мистер Эйвери отправляется с нами? Он так сильно увлечен… международными отношениями? – Тедди не предупреждали, что на борту будет кто-то еще, кроме Розалин. Ее одной было бы вполне достаточно.

В дирижабле что-то слабо засвистело, запело, зашевелилось. Он чувствовал, как концентрируется воздух, как расползается неприятная густая пелена теплого пара. Тедди не любил перелеты, земля была ему гораздо ближе. Особенно в такую погоду, но работа требовала жертв, порой даже слишком больших, на которые он не давал согласие.

- Мы отправляемся. Через пару часов будем в Париже. Вам что-нибудь нужно?

+3

6

Соседство с родовитым козырем из колоды аристократов вызывало мерзкое чувство, Розалин догадывалась, что полететь именно сегодня он вознамерился не только потому, что торопился подписать крупный международный контракт. Интересно, сколько он заплатил, чтобы попасть на борт? Хогарт поёжилась, пытаясь составить десяток надуманных невероятно важных дел на ближайшие два часа, чтобы оградить себя от назойливого внимания.
Аврор подал голос. Хогарт подняла на него несколько удивлённый взгляд, говорящий что-то вроде: «Ах да, ты ведь всё ещё здесь. Как там тебя…Люпин?». Заминка, зависшая где-то на границе бестактности, заставила чиновницу разозлиться. Девушка обдала Тедди неприятным тяжелым взглядом  - очевидно говорить о ненавистном мужчине, было, мягко говоря, зря.
- Вас не должны беспокоить подобные вопросы, мистер Люпин, - отрезала молодая женщина таким пренебрежительным тоном, будто желала напомнить любопытствующему охраннику, какого его место.  Или хотела устрашить его, надеясь не допустить досужих разговоров  о себе после командировки.
Сонный дирижабль начал оживать, крупный и неуклюжий, он зашумел, будто потягиваясь и зевая. Розалин ощутила, как качнулся корпус, заскрипели тросы. Девушка глянула в окно, за которым выл ветел, раскачивая черные ветви деревьев. На земляную жижу у подножия летательного аппарата падал мокрый снег, оседая и сливаясь с грязью, теряя свою прелесть и чистоту. Унылое зрелище только усиливало гнетущее чувство внутри.

- Мне нужно, чтобы вы добросовестно выполняли свою работу, - отстранённо ответила миссис Хогарт, вытащив из сумки папку с пергаментами и небольшой мешочек. – Не стойте столбом, - добавила Розалин, указывая на сидение напротив, через столик, пока его не заняла почтенная задница мистера Эйвери.

[float=left]http://se.uploads.ru/WtmqK.gif[/float]Колеблясь, чиновница покрутила в руках синий бархатный мешочек, но убирать не стала. Она отложила пергаменты лицевой стороной на скатерть вне досягаемости любопытного взгляда аврора. Прикрыв глаза, волшебница медленно вдохнула, концентрируясь на какой-то мысли, и сунула ладонь в мешочек, вытаскивая что-то маленькое. Раскрыв ладонь, Розалин внимательно посмотрела на серый и гладкий, будто обласканный морем камушек. Её лицо побледнело, а в глазах вместе с символом, похожим на «N», отразился, если не ужас, то ощутимая степень беспокойства.
- Хагалаз, - Розалин будто выдохнула из себя это слово с трепетом. Руна эта считалась предвестником разрушений, бед и стихийного уничтожения, лавины, которая вот-вот сойдёт, принося перемены и оставляя шрамы. Нечто кратковременное, словно вспышка, и бесконтрольное. Чиновница торопливо убрала руну обратно в тёмный бархат и сунула в сумочку. Было видно, что ей стало не по себе.

Дирижабль дёрнулся, Роз покачнулась, на неё надвинулся стол, врезавшись кромкой столешницы в живот. Девушка в закрытом скромном костюме прислужницы, подававшая шампанское мистеру Эйвери, уронила поднос. Роз услышала ругательства мужчины и едва сдерживалась, чтобы не внести свою лепту. Грейнджер так пеклась о домовых эльфах, что даже в прислугу чиновникам, особенно в прислугу чиновникам, стали брать людей в знак равноправия волшебников и низших рас. Роз находила это ужасным пренебрежением к устоям. К тому же мысль, что какой-то там домовой будет мнить себя равным, например, такой как она, заставляла веко нервно подёргиваться. Немыслимо! Розалин покосилась на служанку с прищуром. «Ещё немного, и нас заставят прислуживать магглам!» - с ненавистью к Министру-грязнокровке подумала миссис Хогарт.

Мистер Эйвери поинтересовался, всё ли у неё в порядке. Натянув свою дежурную улыбку, девушка ответила:
- Нет-нет, что вы, благодарю, сэр! У меня такая доблестная охрана, что и волос с головы не посмеет упасть, да, мистер Люпин? – женщина улыбалась и смеялась, усаживаясь поудобнее, подчёркивая, что защитник у неё уже есть. А, тем временем, взглядом говорила аврору «Не обольщайся». Лично она людям Поттера не доверяла совершенно, ей казалось, что в любое мгновение они могут обернуться против неё. Сегодня палочка в руках аврора защищает тебя, а завтра проводит в Азкабан. Никому нельзя доверять. Розалин всегда была не на чьей-либо стороне, а на стороне исключительно собственных интересов.

[float=left]https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/d/df/Runic_letter_algiz.svg/40px-Runic_letter_algiz.svg.png[/float]Миссис Хогарт вытащила палочку и с серьёзным видом взмахнула в воздухе перед собой.
- Альгиз протего! – произнесла чиновница и нарисовала в воздухе символ, похожий на вилку, хотя издревле вроде бы символизировал рога лося. Он мягко запульсировал бурым светом и растаял в воздухе. Магия пятнадцатой руны должна была усилить способность предчувствовать опасность и защищать от внешних вредоносных сил.

Отредактировано Rosaline Hogarth (2018-03-04 16:27:56)

+3

7

Тедди не любил отрываться от земли, не любил покидать родную поверхность, которая, пускай иногда не особо стойко, но держала его на себе. Когда дирижабль поднялся в воздух, Люпин осознал, почувствовал, что внизу, на расстоянии нескольких метров, нет ничего. И с каждой секундой метры превращались в километры. Именно в такие моменты парень с абсолютной ясностью понимал, что воздух – не его стихия, как бы ни был он похож на ветреного и непостоянного молодого человека. Гораздо больше ему симпатизировала вода. Но перелет был единственным способом быстро добраться до Парижа. Не прошло и нескольких минут, как Тедди мечтал вернуться обратно, он чувствовал себя в подвешенном состоянии, прекрасно зная, что путь этот не будет простым.

Красивое лицо миссис Розалин приобрело гневные черты при разговоре о мистере Эйвере, и по губам парня расползлась ухмылка. Презрительный тон не смущал его, наоборот, провоцировал и интриговал, он всегда с радостью воспринимал любые эмоции людей, будто питаясь ими. Даже злость и холодность парень хотел довести до своего пика, как экспериментатор, желающий узнать все грани человеческого спектра эмоций.  Но переступать субординацию Тедди не желал, зная, что потом вместе с Розалин ему предстоит провести еще несколько суток. Так что лучше было не нагнетать обстановку с самого начала.

- Уверен, здесь вам ничего не грозит, миссис Хогарт, - произнес Люпин, сдерживая смешок, закусывая нижнюю губу.

Он подошел к месту, которое указала Розалин, практически развалившись на стуле, все крепче вжимаясь в деревянную жесткую поверхность, желая чувствовать хоть какую-то опору в этом воздушном пространстве. Это было незаметно, но каждый его нерв, каждый мускул сейчас был напряжен, в любую минуту он был готов сорваться с места, а руки периодически сжимались в кулаки, таким образом снимая нервную судорогу. Он не знал куда деть взгляд, краем глаза поглядывая на девушку, сидевшую прямо перед ним, понимая, что если просто уставится на нее, выполняя работу, то вызовет неловкость у них обоих. Необходимо было придумать что-то, что сможет отвлечь в ближайшие несколько часов, иначе в таком состоянии он в Париж прибудет в полном упадке сил.

Когда миссис Хогарт достала маленький мешочек, Тедди наконец нашел, на чем можно сконцентрировать взгляд, молча наблюдая за ее махинациями. Перевернутые листы пергаменты, как и презрительная реакция девушки, вызывали у него смешок. Тедди чувствовал, что Розалин не доверяет ни ему, ни распластавшемуся по стулу весьма объемному телу мистера Эйвери, но то, что мужчина вызывает у нее большую неприязнь, было видно невооруженным взглядом, правда, это вряд ли могло послужить Тедди хорошим комплиментом. С таким, как это министр, и конкурировать было стыдно. Скууучно.

Розалин разволновалась, вытягивая маленький камешек из мешочка, и Тедди даже положил руку поближе к палочке, зная, что руны могут многое сказать своему владельцу. Сам он в этом не разбирался, о чем периодически жалел. Лишь только образ самого себя, гадающего на рунах, казался ему смешным еще в школе, поэтому курс этот он старательно избегал и ни в какую не соглашался брать его в качестве дополнительно предмета.

- Хагалаз? Это ведь руна, - короткая пауза, пока Тедди подбирал нужное слово, чтобы оно не звучало чересчур угрожающе, - угрозы. Уничтожения? – во время своей стажировки парень находился под наблюдением одного опытного аврора, которому был обязан теми знаниями, необходимыми для их работы. Злобный взгляд начальника не раз заставлял его собраться с мыслями. Резкое слова кололо не хуже мощного заклинания. Аврор был настоящим специалистом в рунах, несколько лет проработав в отделе артефактов. В первое время Тедди со смехом относился к предсказаниям, не замечая, что каждый раз они сбывались, пусть и не в самой своей прямой форме. Он слышал названия многих рун, но лишь одно слово, единственное емкое сочетание звуков осталось в его памяти на долгие годы.

Хагалаз.

Руна оказалась в руках наставника одним теплым летним утром, и Тедди тогда еще посмеялся над посеревшим лицом аврора. В тот день они с еще несколькими стажерами наткнулись на мощнейший артефакт. На глазах у «зеленого» и юного тогда Тедди аврор отлетел на несколько метров, а руки неестественно согнулись. После этого начальник не вернулся на службу, проведя несколько месяцев в Мунго, в палате экстренной помощи. А Люпин с тех пор боялся маленьких камней, носящих в себе суровую правду.

Будто в ответ на его мысли дирижабль покачнулся, приведя всех его обитателей в панику и суматоху. Бокал с шампанским полетел прямо на Эйвери, и Тедди безразличным взглядом смотрел, как у того по рубашке расползается темное пятно, а лицо становится перекошенным из-за гнева и злости. Люпин почувствовал, как неприятный холодок коснулся затылка, а по коже поползли колючие мурашки. Пальцами он коснулся собственных губ, погрузившись в мысли, и только голос Розалин вновь вернул в пугающую реальность.

- Так точно, миссис Хогарт, - девушка выдавливала из себя неправдоподобный, но мастерский смех, и Тедди последовал ее примеру, сохраняя беззаботное выражение на лице, ловя на себе предостерегающий взгляд упрямой женщины. Он ни на миг не обманулся ее дружелюбным тоном. Несколько движений, и перед лицом девушки появилась бордовая руна, значение которой Тедди не знал. Он чувствовал, Розалин ожидает опасности. На этом корабле только мистер Эйвери ни о чем не подозревал, неосторожно ввязавшись в опасную авантюру ради приятной компании.

- Миссис Хогарт, - парень положил ладони на ручки неудобного стула, словно расслабившись, но взгляд его сделался серьезным, прожигающим, - ваши руны. Они когда-нибудь ошибаются? – он надеялся на положительный ответ. Мечтал о нем. Но был уверен, что девушка занимается подобным гаданием уже давно. И уже это настораживало, так как вряд ли, судя по ее строптивому характеру, она стала продолжать столь сомнительное занятие если бы не имела полных гарантий, что оно оправдает себя. – Это правда был хагалаз?

Дирижабль качнулся еще несколько раз. Тедди поборол желание зажмурить глаза, что в этом случае будет выглядеть особенно глупо. Как они и ожидали, погода не успокаивалась. Тучи сгущались. Все, что оставалось, это верить, что через несколько мгновений корабль выйдет за полосу сильного ветра, и дальнейшее путешествие пройдет без особых последствий.

+3

8

Ответ не требовался, он слишком откровенно застыл на скованном опасениями лице чиновницы. Удивительно, что парень вообще знал руны. Роз была уверена, что у авроров из головы уже давно всё вытрясли на заданиях, оставив только дурь. Да и к старинным языкам предсказаний всё чаще относились скептически, забывая наследие предков в буйных смешениях с маггловским миром. Розалин чтила традиции. Она, чистокровная волшебница, в чьих жилах течёт кровь Морганы ле Фэй, очень чутко ощущала силу древней магии и относилась к ней с особым почтением.

Воздушное судно так некстати продолжало потряхивать, будто буря пыталась взболтать стакан с зельем. Розалин вжалась пальцами в подлокотники, впиваясь ногтями в мягкую жаккардовую обивку кресла. Она старалась выровнять дыхание, чтобы успокоить сердечный ритм, подгоняемый страхом. Тедди пытался изобразить непринуждённость, и непритязательный зритель, возможно, даже поверил бы, но не Роз. Хотя смех у аврора вышел на Выше Ожидаемого. И всё же парень был напуган не меньше её самой, а то и больше. Ещё не хватало утешать собственного охранника! Вот тебе и авроры без страха и упрёка. Миссис Хогарт хотелось извратить опасения молодого мужчины до очертаний причины, за которую можно было бы плюнуть в сторону Поттера.

- Ошибаются не руны, мистер Люпин, а тот, кто их толкует, - объяснила Роз тоном бывалого профессора. Ей и самой хотелось бы отыскать наиболее безобидное значение деструктивного символа, но удавалось не то, чтобы путно, с учётом грядущих мероприятий. – У вас прекрасное зрение, - усмехнулась она с привкусом горечи. – Да, похоже произойдёт что-то из ряда вон. И едва ли в наших силах на это повлиять. Так что готовьтесь действовать по обстоятельствам, - последнее Розалин произнесла совершенно серьёзно. Чем опасен Хагалаз для прорицателя, так это всплеском чувства безысходности и беспомощности перед теми силами, которые штормом за взморье сносят былой уклад, будто хлипкие хижины рыбаков. Это не просто опасность, это перемены в застоявшихся мнениях, нечто новое, что заставит иначе смотреть на определённые вещи. Зловещая интрига, от которой стыла кровь, но не утихало любопытство. Хогарт была заинтересована разгадать эту головоломку, попытаться спрогнозировать источник бедствия. Ей казалось, что это может быть смена Председателя с применением силы, или смерть Министра Германии, на котором многое держалось, или вовсе роспуск Международного Совета, или бунт в Париже. "Может, кто-то выпустит на город драконов?" Или ещё чего. Роз чиркнула по касательной мысли о более серьёзных вещах, которые могли бы привести к многочисленным жертвам, но ей так подурнело, что чиновница предпочла свернуть эти рассуждения и убрать поглубже.

- По крайней мере, могу вас заверить: дирижабль не разобьётся – слишком ничтожные потери для такого грозного знака, - молодая женщина улыбнулась даже почти без подленького холодка. Им всем сейчас стоит расслабиться, иначе полёт покажется столько же «приятным» как первая трансгрессия.
Миссис Хогарт ухватилась за резное древко своей палочки и сделала взмах в сторону ближайших окон, что-то прошептав. Вместо тяжелых пунцовых туч появилось лазурное небо с небольшими облачками, разбросанными по нему, словно невесомые пёрышки, сквозь которые прощально проглядывали лучи заходящего солнца. – Так-то лучше.
Розалин осталась довольна тем, что вышло, и старалась не смотреть в иллюминаторы, не тронутые заклятьем. 
- Квиддич, очевидно, вашим коньком не был, сэр, - ехидно и с некоторым задором произнесла блондинка, наблюдая, как расширяются зрачки аврора, стоит воздушному судну неуклюже подпрыгнуть в воздухе. Розалин и сама не любила все эти перелёты и старалась обходиться порталами, каминами и трансгрессией, но случай обязывал пренебречь своими предпочтениями. Со временем привыкаешь.
Роз ещё раз пробежалась взглядом по бумагам и собственным наспех накарябанным записям и убрала всё подальше - перед смертью не надышишься. Молодая женщина покосилась на книгу, но так и не притронулась ни к ней, ни к газетам и журналам, которые разложили для развлечения гостей корабля. Тревога не давала сосредоточиться ни на чём. Хогарт немного поёрзала и решила провести время самым продуктивным в таком положении образом – поспать. Силы ей ещё пригодятся. Она расположилась поудобнее, сложила руки на животе и склонила голову набок, ближе к окну.
- Доверяю вам важное государственное дело, мистер Люпин, - не позволить ни одной живой душе потревожить мой сон. Можете грозить Азкабаном и повязать любого, кто на него покусится. Даже мистера Эйвери. Особенно мистера Эйвери!
Роз сделала глубокий размеренный вздох и закрыла веки, надеясь пробудиться перед самым прилётом.

+3

9

В отличие от своего друга, Ричард не любил магловский транспорт, хотя бы потому, что это было далеко его миру и не всегда понятно, а разбираться в особенностях их вещей у него не было никакого желания. Магия вызывала гораздо больше доверия. Но, как не странно, именно их летающий са-мо-лет был способен почти в двое быстрее добраться до нужного ему сейчас города. Потому заткнув за пояс негодование и взяв на заметку слова Блейза: "От маглов может быть польза. Это забавно, тебе понравится. И быстрее чем водой.", он направился в немагическую часть Лондона.

Когда пришли новости о падении курса, они с Драко и Линой провели в его кабинете часа три в бурных обсуждениях, стараясь найти причины, скрытые от других. И сложно сказать насколько преуспели. Но то, что эти перемены вестник чего-то совершенно не обнадеживающего - на этой мысли они с легкостью сошлись все вместе.

Париж много значил для них обоих когда-то и едва и не лучше других он знал, как Лина любила эти поездки, и потому разрешил ей поехать. Тем более, что в этот раз для сопровождения аврорат выделил им своего сотрудника. Но неприятное предчувствие и мысль, что что-то может пойти не так не покидали Розье. Особенно, когда он узнал, что именно Тедди будет сопровождать его сотрудницу.  Слишком дороги были ему эти двое, чтобы полагаться на случай.

Он никогда не рассказывал Хогарт о том, что опекает сына своего крестного. За столько лет Ричард так привязался к мальчишке, что относился к нему едва ли не как к собственному сыну. И тот отвечал очень теплым отношением, что не могло не радовать. Особенное уважение вызывало то, отношение Тедди к жизни и то как он справляется с жалостливыми взглядами, которые наверняка успели осточертеть еще в раннем детстве. Паренек вырос что надо, Римус наверняка гордился бы сыном. Единственной неприятной мыслью связанной с Тедди была постоянная тень Поттера за его плечом. Да, крестный относился к Избранному с редкой долей тепла, считал его хорошим человеком и очень важным в победе над Воландемортом. Но Ричард не был так уверен в святости Гарри Поттера, совсем не был уверен.

Прибыв в парижский аэропорт и разобравшись со странными требованиями его сотрудников, Ричард вышел из здания, чувствуя себя как волк, попавшись под большой поток воды, - хотелось отряхнутся, сбивая с себя ощущение общения с этими людьми. Многие из проделанных манипуляций и проверок вообще не имели никакой логики и гораздо убыстрились бы, используй они хоть толику магии. Как вообще можно существовать без нее? Нет, все таки они слишком разные.

Добраться до магической части Парижа оказалось гораздо проще, ну а дальше, Ричард просто влился в привычный ритм жизни. Знакомые лица, приветствия и дежурные фразы. Многие из этих людей годами были его оппонентами в обсуждениях спорных моментов между их странами.
Следующий час пролетел незаметно, за разговорами, устоявшимися шутками и обменом новостей. Дипломаты с удовольствием коротали время до начала заседания, и Розье даже не сразу обратил внимание, что его уже соотечественники уже заходят в двери.

Отредактировано Richard Rosier (2018-06-15 10:49:51)

+2


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Прошлое и будущее » Багряный закат