Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
#Посвят [запись]
#Посвят
#Закрытая презентация
Добро пожаловать в магический Лондон 2025 года!

В игре: 2025 год, сентябрь. В УМИ начинается юбилейный учебный год.
12.02.2018. Началась неделя любви!
12.02.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
07.02.2018. Началась подготовка ко дню святого Валентина! Спешите принять участие!
05.02.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
29.01.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
25.01.2018. Нам месяц!
22.01.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
17.01.2018. Открылась акция на старший канон!
15.01.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
10.01.2018. Приветствуем Филиппу Гордон в рядах команды АМС!
08.01.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
01.01.2018. С Новым годом, УМИ!
29.12.2017. В Косом Переулке появились подарки! Пора зарабатывать галлеоны и закупаться!
25.12.2017. Свершилось открытие! В игре: сентябрь 2017 года.

гостевая
акции
хочу к вам
сюжет
faq
общая хронология
список персонажей
занятые внешности

HP: University of Magic Arts

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ » Аврор и два чиновника


Аврор и два чиновника

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Аврор и два чиновника
https://media.giphy.com/media/b6gqDT6iX9bnq/giphy.gif

Участники:
Rosaline Hogarth
Draco Malfoy
Harry Potter

Место:
Министерство Магии
Время:
28 ноября 2024

Сюжет:
Если у дамы проблемы - то это проблемы мужчины. В нашем случае - проблемы сразу двух мужчин.

+6

2

После вечера немного разморило: душная гостиная и коптящий на всю комнату камин, недорогое вино и скромный ужин в гостях у знакомого семейства с безумными визгами младших отпрысков заставляли как-то нехорошо мутить голову. Роз предпочла прогуляться по свежему сыроватому воздуху, а не отправляться камином домой. Она посильнее натянула на голову остроконечную шляпу-шит, чтобы чувствовать себя спокойнее в одинокой прогулке, и, вдыхая ноябрьский холодок полной грудью, устремилась вперёд по тихой аллее оголённых акаций.
Кто бы мог подумать, что всё это время за ней наблюдала пара решительных дерзких глаз. Мужчина брёл поодаль, будто боялся спугнуть объект своего наблюдения. Сама мисс Хогарт крутила в голове знакомый мотив, грациозно обходила лужи и старалась убедить себя, что в одиночестве всё же есть какая-то таинственная прелесть абсолютной свободы. Получить её после стольких лет супружеской тирании было сладко, но, напившись досыта возможности располагать собой в полной мере, внутри стало пусто и тоскливо. Настроение было меланхоличное, под стать угасающей осенней природе, унылой и промозглой.
Розалин не сразу обратила внимание, что за ней уже два квартала бредёт мужчина, закутанный в плащ, в очках с толстыми линзами, увеличивающими нелепо мелкие, но прозорливые глаза.
- Мисс Шафик, позвольте на пару слов, - с натянутой любезностью обратился незнакомец, поравнявшись с чиновницей. Розалин неприятно поёжилась и оглянулась. После смерти мужа она предпочитала всё же оставаться под покровом его невнятной фамилии из политических соображений. Внутри ёкнуло. Только один человек мог вдруг так её назвать. Женщина посмотрела на собеседника и разочарованно отвела взгляд. Не он.
- К беседам не расположена, - отрезала женщина и с раздражением добавила, - сэр.
- А я всё же настоятельно рекомендую вам уделить мне несколько минут, - незнакомец, кажется, ожидал чего-то подобного и нисколько не был смущён отказом.
- С чего бы это? – нахмурилась Розалин, не останавливая шаг, навязчивый мужчина казался совершенно уверенным в себе и тем злил особенно. Самодовольный приставучий пикси!
- Да вот хотя бы с того, - он показал из-за борта плаща письмо с печатью Министерства. Это была искусная копия не иначе, в которой Розалин заметила свой почерк. Ей стало не по себе, даже не вдаваясь в содержание. Она побледнела, но попыталась более никак не выпускать наружу свою обеспокоенность.
- Не понимаю о чём вы, - Хогарт замедлила шаг, но решила не раскрывать карты.
- А я вам напомню, - незнакомец поправил голос и начал декламировать, - «Будьте уверены, господин Аматанидис, партия лунного камня будет стоять на границе, пока Греция…»
- Тихо. Я вас услышала, - отрезала чиновница, оглядываясь. – Что вам нужно?
- Теперь вы расположены к беседе? – усмехнулся наглец.
- Допустим, - прошипела Розалин.
- Прошу! – он протянул руку и пригласил даму трансгрессировать в уединённое место, где их разговору никто не помешает. Это было рискованно, но выбора, судя по всему, не было. Розалин перехватила рукой палочку, вытащив из чехла и крепко сжав в ладони. Она не знала, чем окончится этот вечер, но правила на этот раз диктовать не приходилось.

Разговор был не особенно долгий. Этот журналист, который предпочёл остаться инкогнито и просил называть его мнимым «мистер Смит», явно готовился, выстроив линию защиты и нападения. Он требовал денег за неразглашение международной тайны о том, как британские чиновники оказывают давление на правительства других стран Европы, продемонстрировал черновик своей статьи, которую, как он уверял, захотят приобрести все ведущие издания магического мира, а также копию письма, которую, видимо, выкупил у самих греков. Розалин пыталась угрожать, но ему было хоть бы хны. Этот паршивец решил, что ему по зубам тягаться с Министерством, потому на гневные речи Хогарт и бровью не повёл. Очевидно, за ним кто-то стоит.

Возвратившись домой, Розалин нервно бродила по комнатам и коридорам. Она не сомкнула глаз до самого утра. Вспоминала все детали того дела, узкие места и бреши в своей линии поведения. Голос немногочисленных греков в том году был решающим и пришлось стимулировать их, надавив на экспортно-импортные вопросы, чтобы подтолкнуть к правильному выбору в интересах Туманного Альбиона. Как будто только британцы грешили подобным! Ну, возможно, злоупотребляли иной раз, но что не поделаешь, чтобы оставаться лидером на международной арене.

Розалин почти не спала и собралась раньше обычного, но никак не могла решиться отправиться на работу. Она думала, что делать: говорить или нет? Заплатить денег и откупиться или пойти на принцип и раздавить эту противную букашку всеми средствами. Во внутренней борьбе прошло всё утро. На свой этаж женщина ворвалась как ураган, не замечая никого и ничего. Вскочившая секретарша у кабинета Малфоя попыталась что-то возразить против бесцеремонного вмешательства мадам Хогарт, но та лишь огрызнулась в ответ, отворив дверь после символического намёка на стук.
- Драко, надо поговорить, - выпалила она с порога, послав ко всем чертям условности. Чиновница, по обыкновению агрессивная лишь пассивно, пылала яростью и беспокойством. Правда пока было не ясно, на кого. Если бы на столе начальника стоял хрустальный фужер, от такого напряжения гостьи он бы заплясал, издавая гул.

Отредактировано Rosaline Hogarth (2018-02-05 15:05:12)

+4

3

Ошибочно предполагать, будто какая- то дрянь вечно происходит по понедельникам. Ведь, по сути, неважно и день какой, и время года, если уж суждено тебе напороться – рухнешь там, где и постелено мягко. Рухнешь, даже если ждешь и под ноги себе глядишь внимательно. А Драко глядел.

Настроение у него с утра было паршивое, и солнечная погода – редкое явление для Лондона, - только этому паршивому настроению способствовала. Был и ряд других причин – например, Драко ненавидит завтракать в одиночестве, а именно это его и ждало сегодня. Какая – то молоденькая ведьма, скорее всего, чья – то ассистентка, врезалась в него на полной скорости. Удивительно даже, что до кабинета удалось без приключений добраться.  Секретарша была на месте, как всегда идеально – ухоженная и красивая. Услаждающая глаз женщина, казалось бы. Но Драко все равно сухо поздоровался и потребовал кофе, закрывшись в кабинете. Мерзкое чувство предвкушения лизнуло меж лопаток.

Успокойся.

Он дернул плечами, выпутавшись из рукавов пальто. Привычные каждому дню движения казались странными. Неуютными. Будто он должен быть совсем не тут – не в кипе этих бумаг, папок и льющегося, блин, из окна солнечного света. Драко взмахнул палочкой, наслаждаясь едва ощутимым шорохом бумажной жалюзи, и опустился в кресло.
Работать не хотелось от слова совсем.
Малфой повернулся в кресле, уставившись на снующие по бумаге блики, и закрыл глаза. Странное предчувствие скользнула по рукам. Мужчина потер одну о другую, разгоняя тепло и прикидывая план действий на день. Работы было много – ее всегда было много, если уж повезло тебе выцарапать достойную должность, и это требовало максимальной сосредоточенности. Поэтому, Драко привычно упал в отрешенность, которую «дарила» ему окклюменция и сжал подлокотники. И мысли тот час наполнили тело спокойными, размеренными импульсами. Разобрать почту сперва, затем отдать документы на согласование. Непонятное волнение отступило, укрылось где-то, но его дыхание [ледяное] не отпускало. Через секунду легкий стук в дверь – два раза, затем каблуки по паркету. Драко глаз даже не открыл. Кабинет тут же запахом кофе наполнился, заставляя делать глубокие и сильные вдохи. Вновь легкий цокот каблуков – кажется, ушла.
Малфой зевнул, потер ладонями лицо и открыл глаза.

Чашка кофе стояла на столе. Он уже потянул к ней чашку, как в коридоре послышалось какое- то подозрительное бормотание. Ну, и кого же это, Мерлин дери, принесло сюда с утра? Драко хищно притянул к себе чашку, собираясь сделать глоток, как дверь в его кабинет открылась вновь. Нет, не просто открылась – она со странным скрипом [практически удивленным], врезалась в стену и замерла. В дверном проеме показалась Розалин, а за ее спиной маячила секретарша. Достаточно недовольная, как и положено быть такой, с учетом доплаты к основной зарплате.

Если быть уж честным, то Розалин выглядела великолепно.

Она была злой, взвинченной и раздраженной. Вся ее аристократичная сдержанность стекала куда- то по изящным ножкам, делая женщину такой живой и яркой, что ей невозможно было не любоваться. И вопреки всеобщему времени, именно такие женщины Драко и нравились. Не равнодушные фарфоровые куклы, а воительницы. Смелые, дерзкие и хитрые. Жаль только, что в его окружении таких было мало – да и Драко был откровенно избалованным, чтобы искать приключений где- то еще.
Он легко поднялся на ноги и обогнул стол, усаживая нервную Розалин в кресло. Ее рука дрожала под его пальцами, когда он проводил ее присесть. Пододвинул к ней чашку, вслушиваясь в ее сбивчивый рассказ, и думал.

Дело было дрянь.

Для сотрудников Министерства, шантаж был случаем увы, не редким. Журналисты, вечно мечтающие донести правду, чаще лишь панику сеяли. С ними было бесполезно бороться – мелкие сошки, не опасны были. Но Роза, скорее всего, испугалась и это было не удивительно. Она уставилась на него с какой –то странной смесью надежды и страха. Запугивать женщину, каким же подлецом нужно быть. Ну да, смелости подойти к Драко у него бы не хватило.
Малфой потер ладони друг о друга, сощурившись. Нужно было действовать и сейчас же. Вообще –то, первой мыслью у него было желание просто проклясть журналиста и зарыть его где-то на кладбище в Годриковой впадине. Там его точно никто не найдет, конечно.
- Вставай,  - твердо сказал Малфой, потянувшись за своим пальто. В тонкой рубашке было бы слишком свежо расхаживать по министерским коридорам, - мы идем к Поттеру. И не кривись, это не просьба, а указания.

+4

4

Воспользовавшись заботливым приглашением присесть, Розалин устроилась на краешке кресла. Внутри всё крутило, будто в животе и груди вился клубок змей, вызывая едва не тошноту от досады на собственный просчёт, злости и страха, но страха не чего-то конкретного, а самого ненавистного для чиновницы чувства – неизвестности, вызывавшей мнимое ощущение беспомощности и слабости.
В присутствии Драко становилось заметно легче, благо его не смутило бесцеремонное вторжение подчинённой – Роз редко бушевала по пустякам, а капризы старалась высказывать лишь в моменты, для того наиболее расположенные. Хогарт смотрела на чашку, но так и не решилась сделать хоть один глоток, горло душило волнение. Она набралась духа, пытаясь обуздать свой яд, чтобы доклад был всё же по существу, а не сугубо эмоциональным всплеском.

Закончив, Хогарт с трепетом подняла взгляд на Малфоя, ожидая его вердикта. Розалин внимательно вглядывалась в его лицо, изученное за годы до мелочей: от верхней морщинки на лбу до аккуратной ямочки на подбородке. Хмурые складки на переносице и прищур выдавали сосредоточенную мысль, которую Роз боялась нарушить даже неосторожным вздохом. В её висках громко колотился пульс, казалось даже, что неприятно пульсирует всё тело, в глазах лихорадочно суетилась надежда. Чиновница ощутила, как вспотели её ладони и с некоторой неловкостью незаметно отёрла их о юбку.
Когда молчание было нарушено решительным тоном мужчины, у Розалин внутри отлегло, но лишь на долю мгновения. Она широко открыла глаза в немом протесте и недоумении, её лицо приняло кислое выражение, которое Малфой тут же разгадал. Роз удивлялась, как Драко удалось примириться с Поттером, возможно, у мужчин с этим как-то легче. Её заклятая ненависть к главе Аврората утихать не собиралась. Возможно, виной тому тот факт, что потрясение было перенесено в детстве и так глубоко запечатлелось в сознании и подсознании Розалин, управляя ею на инстинктивном уровне.

Хогарт поднялась и подскочила к начальнику, готовая вырвать пальто у него из рук, лишь бы задержать его, чтобы раздумал. Роз подошла почти вплотную, обдавая флёром своего тонкого сладковатого парфюма и загораживая спиной дверь. Пристально глядя ему в глаза и борясь со сбитым от нервов дыханием, она предпочла не отступаться. Ещё Поттера не хватало. Хогарт скользнула горячими пальцами по ткани рубашки, коснувшись рукава чуть выше запястья.
- Драко, ну зачем нам Поттер? – она попыталась заговорить вкрадчиво, но раздражение всё же проскальзывало в её голосе. - Неужели мы сами не справимся с каким-то подлым газетным ничтожеством? – Её глаза почти умоляли найти решение здесь и сейчас, не привлекая Аврорат и не вынося оплошность отдела на обозрение всего Министерства. С другой стороны, вопрос об угрозе международного скандала – это не шантаж внебрачной связью какой-нибудь высокопоставленной особы. И всё же Роз хотелось найти выход, не покидая пределы кабинета Малфоя.
- А потом, Поттер наверняка доложит обо всём Грейнджер. Думаешь, она будет в восторге, если узнает о наших…дипломатических методах?

Розалин до зубного скрежета раздражали эти все из себя эти особы, мыслящие категориями «хорошо-плохо» без полутонов, борющиеся с извечной несправедливостью этого мира, подминая его под себя и делая безукоризненно правильным. Розалин не верила в идеи равенства, братства, мира и любви. Жизнь не рождается на равных, всегда будут слабаки и сильные, хитрые и простодушные дураки, те, кто повелевает, и те, кто служит, богачи и бедные. Так заложено самим мирозданием. Лишь тот, кто сумеет превозмочь препоны окружающих конъюнктур, заслуживает привилегий. Дарить возможности слабым задарма одним перьевым росчерком – гиблое дело. Министр думала иначе.

+4

5

Уж если ждешь чего – то, с затаенным дыханием, то обязательно дождешься. Поэтому, Драко даже и бровью не повел, когда Розалин вскочила на ноги, преграждая ему путь. Ее тонкие пальчики вцепились в ткань пальто, как в цитадель своей защиты и Малфой, которой не любил, когда к его вещам прикасаются, послушно уставился на ее ногти. Роз слегка потряхивало – может быть, от едва сдерживаемого гнева, а может от отвращения – о ее вражде и ненависти к Поттеру можно было слагать легенды. Может быть, Драко бы смог переплюнуть ее, будучи студентом Хогвартса, но теперь такое поведение его никак не колебало. А в данной ситуации – скорее раздражало. Розалин, с головой погруженная в свой собственный котел эмоций, не видела очевидных вещей. Именно за холодный и расчетливый ум он ее уважал, стоит только вспомнить, как Хогарт добилась своей должности.

- Розалин, - медленно, но твердо начал Малфой, делая еще один шаг. Надеясь, что это слегка отрезвит Роз, уверовав ее в серьезности его намерений, но куда там. Та лишь приблизилась к нему, нагло нарушая любые грани личного пространства.
Его тут час окатило волной ее духов и всего того, чем обычно пахнет от хорошо ухоженных женщин – сладостью, вызывающий легкий трепет под ребрами. И Драко против воли втолкнул его поглубже в легкие, намереваясь впитать в себя. Ее теплая ладонь опустилась на его руку, ровно на метку когда оставленную Темным Лордом. Вряд ли она, конечно, это понимала – Драко ведь всегда был застегнут ровно на все пуговицы и затянут на все петли. Но он все равно сжал зубы, позволяя желвакам прогуляться по щекам.
Женщины.
Роз пошла в наступление – ее голос повысился до вкрадчивого и мягкого тона. Таким обычно с ним говорила Астория, когда собиралась выпрашивать нужную ей вещь. Или мать, когда требовала от него выполнения дел рода. Или секретарша, которая попыталась выпросить прибавку к жалованию сверх того, что она получала уже. Драко окрестил бы этот тон, как нечто из рода флирта и попыток контроля. Она смотрела на него с такой надеждой, что у Малфоя защемило под правым ребром. Розалин могла разбить сердце кому угодно. Умная, опасная и хитрая женщина.
Малфой осторожно освободил свою руку и опустил ладонь, с вечно ледяными пальцами, на тонкое женское плечико. Надавил, но не сильно – так, чтобы Роз прекратила истерику и прислушалась к голосу разума и его словам в том числе.
- Может быть, - вкрадчиво начал Драко, смотря женщине прямо в глаза, - ты предлагаешь просто убить его и закопать в Годриковой Впадине? – его голос послушно рухнул до полушепота, смягчился, - а потом эти журналисткие крысы начнут копать. Думаешь, твой милый друг так глуп и у него нет «запасного» варианта на случай, если он внезапно не вернется домой?
Малфой сощурился, выискивала в глаза Роз правильные и подходящие эмоции, а потом наклонился еще ниже, что между их лицами оставалось неприлично малое расстояние:
- Мы – чистокровные, аристократы. Ты забываешь об этом, милая. Есть те, кто сделают за нас всю грязную работу.
Драко выпрямился, легко высвободил свое пальто и нервно поправил манжеты рубашки. Дал Розалин пару секунд, чтобы собираться, а потом открыл перед ней двери своего кабинета и сделал приглашающий жест рукой. Мол, выходи, милая. Обратной дороги нет.
Секретарь тут же вскочила на ноги, шумно стукнув каблуками о пол.
Драко кивнул ей, а она кивнула ему.
Хорошо, когда тебя без слов понимают.

Малфой шел чуть позади Хогарт, хотя вряд ли она могла сбежать, конечно. Но у него были проблемы с определенными эмоциональными диапазонами. А врожденная и присущая всем Малфоям деспотичность нет – нет, да и давала о себе знать. Они подошли к лифту, и Драко нажал кнопку, с преувеличенным вниманием разглядывая стальные двери. Может быть, если он взглянул на Роз, то увидел бы ее страдающий и уничтожающий взгляд. А может и не увидел бы – откуда уж теперь узнать.
Он пропустил ее в кабину первую, зашел сам и запустил руки в карманы пальто, которое накинул еще в коридоре. Лифт послушно отсчитывал этажи, а Малфой продумывал несколько вариантов разговора. Их отношения с Поттером не то, чтобы были дружескими. Они были странными. Даже с той же Грейнджер все было более понятливым, чем с Героем. После суда и школы, они не виделись какое –то время, потом общались сквозь зубы, а потом каким – то чудесным образом [Драко до последнего думал, будто это шутка], их дети стали лучшими друзьями. Если бы Скорпиус начал ухлестывать за девочкой Поттеров – Драко бы не удивился ни разу. Но его сын, видимо, не желал искать легких путей, и вознамерился добавить ему седых волос.
Двери лифта послушно открылись, а механический голос огласил этаж.
Волшебников здесь было больше. Молодые авроры, рядовой персонал – все они Драко были знакомы смутно и лишь слегка. Некоторые кивали ему, а он кивал им, но в голове неизменно возникал вопрос « а это кто?», тонувший под ворохом аналогичных вопросов. Роз, видимо, окончательно на него обидевшись, не стала даже с ним разговаривать. Впрочем, Малфоя это не огорчало, он и помолчать мог.
Секретарь Поттера, едва его завидев, тут же вскочила на ноги. Она была такой глупышкой, конкуренцию которой могла составить только секретарша Забини. Мозгов с горстку, за то симпатичная. Может быть, великий Гарри Поттер и был занят в этот момент, но Драко коротко постучал [пусть и за это спасибо скажет], открыл двери и пропустил Розалин в кабинет.
Усадил свою подчиненную в кресло, а сам остался за ее спиной, ладонями сжимая спинку. Почему-то в кабинете Поттера он не мог сидеть. Либо стоял, либо опирался на край стола или как сейчас – в качестве опоры стул использовал. Может быть, это было какой – то детской травмой. По крайней мере, Малфой предпочитал о таких вещах не задумываться.
- Мисс Хогарт, расскажите мистеру Поттеру слово в слово то, что Вы рассказали мне.
Кабинет Поттера был странным.
Ха.
Драко не уделял ему особого внимания, ибо бывал тут не часто, в отличие от Забини. Он мог без стеснения начать рассматривать все вокруг, пока мелодичный и злющий голос Роз наполнял тишину, но не стал. Вместо этого он вперил свой взгляд в оправу очков Гарри.
- Грейнджер будет просто счастлива, если работа нашего отдела будет подорвана, - весело и манерно растягивая слова, начал Драко, когда Розалин затихла, - ты же понимаешь, что это выльется в международный скандал?

+4

6

Внутри колюче клокотало волнение, Розалин ощущала, что балансирует где-то на грани, сопротивляясь указанию Малфоя. Он не из тех, кто лоялен к попыткам пренебречь его решениями. Злить начальство – последнее дело, особенно в таких щекотливых обстоятельствах, но, тем не менее, женщина позволила себе дерзнуть, всё-таки Драко ей был не чужим человеком.
Уверенное строгое прикосновение обожгло холодом плечо. Прямой взгляд и мнимо мягкий бархат знакомого тембра, в котором, маневрируя, сквозила сила. Поначалу Хогарт нисколько не смутилась, она с таким редким для женщин хладнокровием приняла мысль просто устранить помеху физически. Убийства её не пугали – цель оправдывает средства, если такова цена спокойствия всей Европы. Малфой же сразу прощупал брешь в позиции Розалин и ударил туда неоспоримым аргументом. Ужалила досада – он был прав, как и всегда. Драко был сдержаннее и мудрее, может, дело в опыте или природных склонностях, но это было одной из многих причин, почему Розалин никогда не пошла бы через его голову, ведомая сколько угодно значимыми амбициями. Она искренне обрадовалась, когда несколько лет назад объявили о повышении Малфоя до зама и вовсе не потому, что с ним было проще сработаться – Драко был действительно достоин этой должности. И сейчас очередной раз подтверждал это.

Мужчина приблизился, не отрывая пристального взгляда. Ещё немного и можно было бы ощутить, как его дыхание мягкой тёплой волной прокатывается по лицу. Сама же Роз не заметила, что её собственный вдох замер, застыв где-то в груди. Малфой ловко потянул за нужные струнки. Как же сейчас он походил на отца мисс Хогарт! Она уже едва помнила его, нещадное время размыло родной образ, оставляя лишь общие возлюбленные черты и блёклые вспышки воспоминаний. Но это аристократическое благородство, горделивая стать с привкусом собственного достоинства – качества, которые растворяются в нынешнем мире с новым демократичным строем, но естественные для большинства урождённых чистокровных, - отличительная особенность таких волшебников как Норберт Шафик или Драко Малфой. Потому ли в Драко что-то казалось таким маняще близким? Покойный Хогарт был из другого теста. Недостатки происхождения он компенсировал грязными деньгами, которых было в избытке, но от этого не приобретал природного изыска. Он был пошл, груб, вульгарно высокомерен и не вызывал у супруги ничего, кроме разочарования и омерзения.
По телу пробежалась волна трепета и воодушевления, смешанного с растерянностью. Розалин знала, что Драко прав целиком и полностью, но признание этого факта так и не слетело с чуть приоткрытых губ, затаившись внутри. Он отстранился. Роз выдохнула, потеряв способность к сопротивлению. Молча привела себя в порядок и вышла за дверь, стиснув зубы, обращая на секретаршу Малфоя не больше внимания, чем на чугунный котелок.

Жребий брошен. Розалин шагнула за порог коридора, ощущая позади до боли знакомую твёрдую мужскую поступь. Самым разговорчивым в их компании оказался лифт. Роз молчала, Драко изображал вид одновременно отсутствующий и сосредоточенный. Напряжение почти звенело в ушах. Роз это не нравилось, но она упорно не издавала ни звука, не считая стука изящных каблучков, хотя вовсе не из-за того, что Малфой не уступил – Розалин глодали до костей её страхи и опасения, она боялась снова проявить слабость, ляпнуть что-то непродуманное под давлением эмоций и разочаровать начальника. Пусть лучше так, по крайней мере не будет хуже.

Розалин откровенно страшил позор, а для неё дипломатический провал именно так и назывался, даже если такое могло случиться с кем угодно из коллег. Она брела, отрешившись, почти не замечая никого из суетливого аврорского крыла. Хогарт погрузилась в себя и тщательно обдумывала каждое слово, которое произнесёт за дверью кабинета главы Аврората, размышляла, как наиболее правдиво обернуть каждое обстоятельство в свою защиту. Роз чувствовала дрожь на кончиках пальцев и не знала, куда деть руки, когда в них нет сумочки. Нервы начинали подкатывать к горлу всё сильнее, чем ближе чиновники подходили к двери с именем великого героя.

Каждый раз это была пытка, её персональное проклятье – видеть Поттера и чувствовать свою беспомощность. Ему уже давно было больше семнадцати, он значительно изменился, вальяжно расхаживал по Министерству, а не растерянно озирался на старших авроров, но взгляд…взгляд этих зеленых глаз за бликом стеклянных линз время не трогало. Розалин становилось дурно каждый раз, когда она видела его, и принимала привычную позицию «лучшая защита – это нападение», - ядовитая желчь стала лечебным снадобьем от детского страха, но сейчас не тот случай. Розалин стоило значительных усилий сохранять бесстрастность. Она уселась на стул и взяла себя в руки. Малфой встал рядом, спинка кресла едва слышно простонала, когда мужчина опёрся о неё руками. Присутствие Драко поблизости поддерживало и придавало сил. Она будет вести себя достойно.

Розалин кивнула и начала импровизированный доклад, тщательно взвешивая каждый оборот и факт, который собиралась произнести. Она старалась смотреть куда-то сквозь Поттера, не то в стену, не то вообще куда-то в воздух, так было проще не отвлекаться на раздражение. И всё же злость ледяной сталью звучала в голосе. Закончив, женщина ощутила сухость во рту и нервно облизнула подсохшие губы.
Малфой учтиво забрал инициативу диалога в свои руки, и только теперь Хогарт попыталась поднять взгляд на Поттера.

Отредактировано Rosaline Hogarth (2018-02-16 01:13:04)

+4

7

Будучи главой Аврората, Поттер все же реже выбирался на вылазки, хотя именно их больше всего любил в своей работе. Должность обязала почти круглосуточно присутствовать в штабе, разбираться с бумажками и лишь руководить теми, кому действительно предстоит веселье - своими младшими коллегами. Они шли на дело, а Поттер лишь грустно смотрел им вслед, потом принимал от них же очередной отчет. И сидел с этим отчетом, как с приключенческим романом.
Сдалась ему эта должность...
Можно было еще, конечно, гонять новичков, но это стало совсем неинтересно. Смотрят, как щеночки, вытаращенными и глупыми глазами, даром что не дрожат и под себя не гадят. Совсем зеленых присылают. Такое ощущение, что их там в университетах ничему не учат. Почему он, Гарри, за то же время научился гораздо большему? Хотя да, у него опыт совсем иного рода... Даже неловко сравнивать.
Под прицелами любопытных глаз таких вот новичков, которые только прибыли на стажировку и смотрели на легендарного Поттера, как на чудо света, Гарри провожал товарищей на задание, давая последние инструкции. Впрочем, они и так все знали - в отличие от студентов.
Самые толковые покинули штаб, отправившись на дело, и в Аврорате стало скучно. Грешно говорить, но в последнее время в Лондоне, да и в Англии в целом, было на удивление тихо. Какие-то мелкие события, которые решались довольно быстро. Ничего серьезного. Ничего сложного.
Ничего интересного.
Никакого адреналина.
Гарри уже давно заметил эту скуку. Не зная, как ее разбавить, даже осознанно выбрал секретаршу, когда прошлая перевелась в другое место, посимпатичнее, но потупее. Такие тупенькие, бывает, изящно косячят, за это на них можно поругаться. Или заставить отработать свои ошибки. Какое - никакое, а развлечение. А еще почему-то было приятно узнать, что такая секретарша раздражает Гермиону. Министр, конечно, будет убеждать его, что ее в принципе раздражают тупые люди, но Гарри почему-то хотелось верить, что дело не только в этом.
Товарищи вернулись подозрительно быстро.
- Снова ничего, шеф, - отчитался старший по команде. - Оставили ловушку, чтобы нас позлить, а сидят они явно в другом месте.
- Это же последний известный нам тайник, - раздраженно отозвался Поттер. Его всегда злили подобного рода неудачи.
- Надо искать дальше.
- Понятное дело, что надо, - вспылил Поттер и поспешил в кабинет. Видя, что глава Аврората теперь не в духе, товарищи мудро решили пока что его не трогать - только пороху подсыпать. Лучше зайти через некоторое время и всё обсудить.
Но Гарри не стал предаваться злости, он уже продолжал работу. В кабинете он раскрыл на стене карту Лондона и окрестностей, на которой были отмечены места последних заданий и предстоящих дел. С раздражением, скрепя сердце, он палочкой зачеркнул один из огоньков на окраине столицы. Задумчиво он теперь рассматривал карту, иногда отходя подальше, иногда подходя ближе, сопоставляя факты и места, улики и события... Здесь явно орудовала какая-то банда, которая постоянно уходила у них из-под носа.
В момент максимального сосредоточения в дверь постучали, и Поттер чуть не взревел от раздражения - гениальная мысль, почти дошедшая до него, была спугнута неожиданным вторжением. Вслед за стуком, который оказался лишь формальностью, в кабинете появился Малфой с - какая неожиданность - миссис Хогарт.
- Конечно же, проходите, - с явным сарказмом проворчал Поттер, быстро сворачивая карту - она не для посторонних глаз. - Чувствуйте себя как дома.
Бесцеремонное вторжение в кабинет, тем более Малфоя, тем более с Хогарт, подняло волну раздражения, только-только усыпленную. Однако когда Гарри повернулся к гостям, по их серьезному виду он понял, что они сами не в восторге от идеи его потревожить. Это помогло проглотить гнев.
Драко был серьезен, как поцелуй дементора, так что Гарри, сменив раздраженное выражение на вопросительное, проследовал к своему месту за рабочим за столом. Гости явно ожидали, пока он сядет и сосредоточит на них все свое внимание. Когда это случилось, Драко заговорил - лишь затем, чтобы дать слово своей подопечной.
Внимание на Хогарт, которая даже не пытается язвить - чудо. Хотя по-прежнему сердита. Наверное, она всегда чем-то недовольна. Гарри сцепил на столе пальцы рук, слушая ее. В течение рассказа руки его все больше сжимались, пытаясь собраться в кулаки, а брови все сильнее хмурились.
Вместо распространенных комментариев в голове крутилось одно слово, но оно слишком неприлично, чтобы приводить его здесь.
- Грейнджер будет просто счастлива, если работа нашего отдела будет подорвана. Ты же понимаешь, что это выльется в международный скандал? 
Гарри молчал, напряженно нахмурившись. Естественно, он это понимал. Но он беспокоился, что если раскроет сейчас рот для ответа, ответ выйдет слишком неприличным. А при аристократичном Малфое и при даме ругаться было как-то... как бы сказали эти змеиные морды?.. не комильфо. Надо было успокоить себя и свой разум. Вдох. Выдох. Считаем до десяти... Поттер тяжело вздохнул.
- Ну и методы у вас в отделе международного сотрудничества, друзья... - иронично проговорил аврор, откидываясь на спинку кресла, и устало потер переносицу. Как ни странно, осуждать он их не спешил. В начале карьеры наверняка бы это сделал, но сейчас... Опыт показал, что иногда ситуации вынуждают действовать... не совсем по правилам. Но если это ради блага страны - то почему бы и нет?
- Как же вы так попались, миссис Хогарт... - успокоившись, Поттер теперь походил на школьного учителя, который явно сердится, но не может показывать злость при провинившемся ученике. - Было же распоряжение о дополнительной защите всей деловой почты.
Снова вздох.
- Впрочем, сейчас это уже неважно. Вы поставили меня в интересную ситуацию, коллеги. Мне ведь, как и вам, совсем не нужны скандалы...
Действительно, интересную. Может, это было не заметно, но изумрудный взгляд Поттера загорелся энтузиазмом. Вот оно - интересное дело. Крупное дело. Конец скуке!
- А напомните-ка мне, получали ли вы ответ на это письмо?
Сейчас важно зафиксировать как можно деталей. Даже такие, казалось бы, незначительные, как ответ на этот вопрос. От ответа на него зависело то, было ли послание перехвачено или же украдено у греческих коллег. А может и вовсе сами греки решили провести такую аферу. Всё это предстоит выяснить.

+2


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ » Аврор и два чиновника