HP: University of Magic Arts

Объявление

Добро пожаловать в магический Лондон!
В игре: 2025 год, сентябрь. В УМИ начинается юбилейный учебный год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Настоящее » Чёрный ящик Пандоры


Чёрный ящик Пандоры

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Чёрный ящик Пандоры
https://vignette.wikia.nocookie.net/harrypotter/images/1/16/2373f66540e8.jpg/revision/latest?cb=20110717164719&path-prefix=ru
Цитата, музыка или прочие материалы для вдохновения

Участники:
Jennifer Williams
&
Blaise Zabini

Место:
Министерство Магии, Отдел Тайн
Время:
2025 год, сентябрь

Сюжет:
Копия распоряжения, тайком переданная Забини "своим" человеком, служащим в Аврорате:
"Оформить запрос в Отдел Тайн о предоставлении сотрудника для оказания содействия Аврорату в работе с артефактом, проходящим по делу №20252018367. Ответственным назначен аврор Дж.Вильямс."

Из должностной инструкции  Аврората:
"При нумерации дела использовать следующий код:
1) первые четыре цифры обозначают год возбуждения дела;
2) вторые четыре цифры обозначают год расследуемого события;
3) последующие цифры обозначают порядковый номер дела в картотеке соответствующих лет."

Отредактировано Blaise Zabini (2018-07-12 14:08:15)

+3

2

За волшебным окном кабинета в Министерстве медленно гас сентябрьский вечер, уступая место прохладной ветреной ночи. Все сотрудники давно ушли и только на одном столе горела лампа под зелёным абажуром. Аврор Вильямс сидела за столом, подперев голову рукой и мучительно подбирала слова для рапорта.
Гори оно синим пламенем! – в сердцах воскликнула она, отбросив перо, и тут же заметила пару голубоватых искр, сверкнувших на кончике волшебной палочки.
А ну, цыц! – шикнула она на тут же присмиревшую палочку, отложила со вздохом так и не дописанный рапорт и принялась разворачивать копошащуюся на углу стола кучку бумажных самолётиков. Самый последний из них ехидно клюнул Джен острым носом в ладонь, прежде чем она развернула его. И обомлела, тупо глядя на распоряжение, подписанное шефом.
Это вообще нихрена нечестно! За что он меня так? – спросила она у листка с изломами от складывания. – На мне ж ещё висяк недорасследованный, куда мне ещё и этот дурацкий Отдел Тайн?
Правда, стоило признаться хотя бы себе, что висяк и впрямь расследовать бы толком не получилось: свидетель, на которого Джен так рассчитывала, оказался полоумным алкоголиком, от которого толку было не больше, чем от клубкопуха. Впрочем, даже от клубкопуха толк мог быть, пауков бы ел. Но Полосатик категорически не терпел никакой другой живности на своей территории.
Полосатик! – в ужасе вскрикнула Джен, вспомнив о том, что задержалась на работе дольше положенного.
Она быстренько запихнула пачку документов со стола в сейф, взмахнула палочкой, запирая его, машинально подёргала, проверяя закрытый ящик стола и дверцу на тумбочке, схватила с пола объёмистый рюкзак, который любой нормальной барышне показался бы неподъёмным, легко забросила его на плечо и выскочила из кабинета, наложив заклятие на дверь.
На улице она под самое горло застегнула молнию флиски и поёжилась, с тревогой глянув в чернильно-синее небо. Но судя по погоде, дождя в ближайшие пару часов не намечалось, а большего ей и не нужно было.
Джен аппарировала на тёмный двор позади небольшого супермаркета, торопливо запихнула палочку в рюкзак и припустила бегом, надеясь успеть заскочить в магазин.
Она, конечно, прибежала за пять минут до закрытия, но всё равно пришлось умолять уже считающую кассу девицу, чтобы она пробила пакетик кошачьего корма. И ещё с четверть часа пришлось идти от супермаркета до дома, безуспешно пытаясь найти хоть какое-нибудь укромное местечко, из которого можно было бы аппарировать сразу домой.
Провозившись с замком входной двери, Джен медленно и осторожно чуть-чуть приоткрыла её, присела на корточки и в образовавшуюся щель засунула руку с пакетом кошачьего корма.
Полосатушка! Смотри, что я тебе принесла, – извиняющимся тоном сказала она, всё ещё не открывая дверь полностью.
Что-то резко вырвало мягкий пакет из пальцев, заставив её отдёрнуть поцарапанную руку. Джен шваркнула входной дверью, распахивая её, и возмущённо заявила:
Знаешь что, Полосат, это уже ни в какие ворота не лезет!
Посреди небольшой прихожей сидел огромный рыжий низзл, придавив лапами пакет с кошачьим кормом и недовольно постукивая толстым пушистым хвостом.
Я, между прочим, не дурью на работе маюсь! – продолжала отчитывать наглую усатую морду аврор Вильямс, стоя на пороге собственного дома. – Что вот это такое? – она подошла ближе и ткнула руку с алыми полосами под нос чудовищу, которое было раза в два больше обычного низзла.
Полосатик внимательно посмотрел на её руку, потом поднял глаза на хозяйку и недвусмысленно облизнулся.
Свинья ты неблагодарная, а не кот! – обиженно заключила Джен, закрыла за собой дверь и поднялась в свою комнату на втором этаже.
Вот посажу тебя в вольер, как предписывает Министерство, будешь знать! – громко объявила она, переодеваясь, и подошла к шкафу. Из зеркала на дверце шкафа на неё глядела усталая женщина в домашнем комплекте с нелепыми котиками на футболке.
Джен вздохнула и проходя мимо низзла, с урчанием уплетающего корм из разодранного пакета, бросила ему:
Сам будешь за собой убирать.
Лениво ковыряя вилкой нехитрый готовый ужин, Джен снова вспомнила о распоряжении главы Аврората. По большому счёту, удивляться было особенно нечему: именно она в глубине старого сейфа, идущего на списание, нашла неопознанный артефакт. Именно она доказала, что это старая модель "чёрного ящика", который выдавался аврорам около десяти лет назад, чтобы можно было в случае необходимости быстро записать воспоминания. Именно она установила по почти стёршемуся номеру, что этот артефакт мог принадлежать аврору Такеру, погибшему в 2018м от Авады. И именно она настаивала на том, чтобы было открыто дело, а явно сломанный артефакт попробовали бы починить. Или хотя бы вытащить из него последнюю запись.
Мо-ло-дец, – резюмировала она свои размышления, рассеянно глядя, как Полосатик запихивает лапой в мусорное ведро дочиста вылизанный рваный пакет из-под кошачьего корма.
Рыжий хозяин дома довольно мурлыкнул, потёрся о ногу Джен и прошествовал по своим делам, оставив её наедине с тоскливыми мыслями.
Можно Гринготтс прозакладывать, что возиться со сломанным артефактом поручат главе Отдела Тайн, – продолжала она рассуждать вслух, сидя с блокнотом для эскизов и чашкой ароматного чая на постели, – а это никто иной, как малфоевский дружок Забини. Что крайне скверно.
На листок блокнота ложились причудливыми изгибами виноградные лозы.
С другой стороны, – схематически обозначенный виноградный листок начал приобретать форму аканта, – существует довольно высокий шанс на то, что эта пожирательская рожа причастна к убийству Такера. И если он расковыряет сломанный "чёрный ящик" и сможет достать из него воспоминание Такера, я костьми лягу, а засажу эту сволочь в Азкабан!
Через час вдохновенной работы раппорт орнамента для форзаца классической серии был закончен, а аврор Дженнифер Вильямс уснула со счастливой улыбкой на губах.

Отредактировано Jennifer Williams (2018-06-30 18:11:59)

+4

3

Семь шагов в одну сторону, рассеянный взгляд на книжные полки, разворот на пятках, семь шагов в другую сторону, взгляд на диплом Мастера, висящий в рамочке на стене, разворот... Заслышав что шеф мечется по кабинету из стороны в сторону, мисс Грэйс принялась разворачивать всех посетителей, просителей, и "мне только на минутку" очаровательной улыбкой и жестким отрывистым "Мистер Забини занят!"
Иногда на третьем или четвертом шаге он бросал колючий злой взгляд на дубовую столешницу своего рабочего места. Казалось, мятый клочок бумаги вот-вот вспыхнет, но нет. Он спокойно лежал посреди стола, отлично вписываясь в общую картину, состоящую из разрозненной документации, папок и прочего макулатурного склада, как всегда накапливающихся на столе Блейза ближе к концу рабочего дня.
"Год расследуемого события... Двадцать восемнадцать... " - едва получив эту информацию несколькими часами ранее, он тут же отправил самолетик своему шпиону, с небрежным "О чем дело?" и получил не менее краткое "Убитый аврор".
- Дьявол! Чтоб его останкам не упокоиться во веки веков! - вполголоса прорычал Забини и вдруг остановился. Казалось, инцидент давно исчерпан, столько лет прошло. Забылось, перестало сниться, настораживать, вызывать опасение, что где-то всплывет информация. Такое чувство, будто судьба-злодейка ждала все это время в засаде, коварно потирая ладошки и гаденько посмеиваясь. Всплыло.
А значит, нужно что-то с этим делать.
Через несколько минут мисс Грэйс заметила записку-самолетик, отправившийся в путь из кабинета начальника, а затем и его самого, стремительно покинувшего отдел с плащом и конвертом в руке. Девушка проводила его долгим взглядом, тут же прикидывая варианты лжи, которой будет прикрывать отсутствие шефа в последние полчаса рабочего времени.
Пока самолетик с лаконичным "Жду в нашем цветнике. Б.З." искал Драко Малфоя по этажам Министерства, Блейз добирался до ближайшей почтовой совятни в Косом переулке. Пользоваться совами министерства было бы необдуманно. Да и Трэверсы, в отличие от Малфоя, не поймут без некоторых объяснений, насколько важна эта встреча.
Часы пролетели быстро, несмотря на нервное ожидание и бурное обсуждение, напрочь растрепавшее нервы и без того порядком взведенному Блейзу. Распрощавшись с товарищами, мужчина решил пройтись. Благо, от борделя до его квартиры путь был достаточно коротким, чтоб не устать, и достаточно длинным, чтоб проветрить горячую голову. Ветер покровительственно трепал его по волосам, но Забини не чувствовал холода, подогретый порцией непривычно крепкого алкоголя. К огневиски он прибегал редко и с неохотой. Но в этот раз не побрезговал воспользоваться расслабляющими свойствами выпивки.
- Дженнифер Вильямс, значит, - пробормотал он себе под нос, скривившись. Он действительно помнил что-то смутно-гриффиндорское, рыжее, с плебейскими замашками. Всё почему-то приписывал к Уизли, даже зная что у тех только одна девица. Мерлин, за что?!
Ночь выдалась нервная. Он то и дело просыпался от сумбурных снов, в которых зеленая вспышка "авады" из прошлого, перемежала какие-то невнятные обвинения вероятного будущего. В итоге, не выдержав, встал на час раньше требуемого и долго приходил в себя под контрастным душем, смывая синяки под глазами и липкое ощущение облепивших его проблем.
- Мистер Забини, доброе утро! - прощебетала в холле Министерства практикантка из его отдела, едва не тая на глазах от ответа. Забини довольно ухмыльнулся - значит, с внешним видом все в порядке. Семь последних шагов к лифту... И он задержался буквально на четверть мгновения, прежде чем развернуться на пятках и безучастно встать спиной к объекту, привлекшему его внимание.
Женщина неопределенного возраста, явно оставившая в далеком прошлом попытки ухаживать за собой. Нелепая бесформенная прическа, такая же невразумительная одежда - глаз бы не зацепился за это неэстетичное зрелище, если бы не две особенности: рыжие волосы и значок Аврората. Дженнифер Вильямс.
Вся фигура Забини буквально излучала собой спокойствие и безразличие, в то время как внутри вихрями вздымалась вчерашняя буря, чрезвычайно быстро затемняя зеленый оттенок его глаз.

Отредактировано Blaise Zabini (2018-07-22 22:27:34)

+4

4

Каким-то чудом Джен ухитрилась выспаться всего за пять часов и проснуться даже раньше Полосатика, который тёплым клубком грел её спину под одеялом.
Ни привычно затянутое тучами лондонское небо, ни накрапывающий дождик не могли испортить ей настроения. Она почти на крыльях летела на работу.
"Сам. Всё сам. Ты сам раскопаешь мне то, что засадит как не тебя, так твоих дружков в Азкабан. И ради твоей кислой мины за решёткой я даже готова добровольно оттрубить месяц охраной в этом Богом проклятом месте. Лишь бы только справедливость восторжествовала."
Джен улыбалась, стоя в очереди к камину, улыбалась, шагая в начинающей густеть толпе к лифту – в кои-то веки она не опоздала, а пришла минут на 15 раньше обычного. Как вдруг в это восхитительное утро ворвался мерзкий голос бухгалтерши:
Вильямс, сколько раз Вам говорить, что сдавать командировочные документы в том виде, в котором Вы это делаете, недопустимо!
"Ну, вот. Ославь меня на всё министерство, старая кошёлка," подумала Джен, сбивчиво обещая зайти и навести порядок в документах.
Потрудитесь зайти в течение ближайшего часа и привести всё в надлежащий вид, – продолжала её отчитывать неприятная тётка, от одного вида которой у Джен инстинктивно начинали скрипеть зубы.
Да-да, конечно, – буркнула Джен и ускорила шаг, торопливо войдя в лифт и молясь о том, чтобы одышливая бухгалтерша не успела зайти и продолжить своё нытьё ещё и в лифте, где уж совершенно точно невозможно будет отмазаться ничего не значащими обещаниями.
Не поднимая глаз, чтобы даже случайно не встретиться взглядом с мерзкой тёткой, Джен постаралась успокоиться, перебирая в памяти заказы на орнаменты. Среди готовых и только планируемых рисунков перед её внутренним взором вдруг встал орнамент, который она никогда не рисовала, но такой чёткий, как будто она уже продумывала его до мельчайших подробностей или видела в каком-то испанском каталоге. На кобальтово-синем фоне змеились бледно-палевые завитки мавританского орнамента, среди которых распускались пепельно-розовые цветы. "Может, Моррис? Хотя на него не похоже. Верней? Тоже не его стиль. Какой-то явный новодел, но откуда..." Её размышления были прерваны громогласным объявлением:
Отдел Магического Правопорядка!
Джен встрепенулась, и с досадой осознала, что ей снова прийдётся проталкиваться к дверям сквозь каких-то мужиков, стеной загораживавших выход.
Прошу прощения, – Джен решительно раздвинула плечом стоявших перед ней мужчин и выскочила в уже начавшие закрываться двери лифта.
Не видя ничего вокруг, она по инерции пролетела к своему столу, грюкнула на пол рюкзак и только тут заметила, что кроме неё и как обычно погружённого в бумаги Дженкинса в кабинете никого нет. Непонимающе оглядев пустую комнату, она далеко не сразу осознала, что ничего страшного не произошло, а это просто она чудом умудрилась не опоздать. Похлопав несколько секунд глазами, она деловито достала из ящика стола блокнот и погрузилась в сосредоточенное обдумывание планов на день.
И всё же вынув из сейфа и любовно разгладив вчерашнее распоряжение за подписью мистера Г. Поттера, Джен почувствовала, как настроение снова улучшается.
Согласуйте с Отделом Тайн время и личность сотрудника, который будет заниматься вот этим вопросом, – Джен положила вчерашнее распоряжение шефа перед секретаршей Аврората с такой мечтательной улыбкой, что девушка оторопела, а сама она вернулась к своему столу, едва не пританцовывая.

Отредактировано Jennifer Williams (2018-07-18 03:01:09)

+4

5

Пока дверца лифта окончательно не перекрыла обзор, Блейз задумчиво смотрел во след аврорше, машинально потирая ушибленное ею плечо. Что там сказал Тео накануне? Морганины подвязки, ну почему не смешливая милашка Томпсон или на крайний случай восточная экзотика в лице аврора Вонга? Его соблазнять было бы приятно, в отличие от этой.. этого... Забини встряхнул головой и заметно отросшие за последнее время волосы мягкой волной упали на лоб. Но мрачные мысли это не разогнало, и поглощенный ими Блейз даже не заметил, как оказался в приемной.
- ... А Стивенсон не выйдет сегодня, у него жена рожает. А по слухам, и любовница тоже. Причем в соседних палатах, - без умолку щебетала мисс Грэйс, умудряясь перемежать важную информацию развлекательным контентом, и при этом не терять рабочий настрой. Так что в кабинет глава отдела входил с расправленным воротником рубашки, папкой документов на подпись, и следом от помады ниже скулы. Эта птичка если и не подняла настроение, то по крайней мере дала надежды на перспективу. В плохо начавшийся день, чтобы никого заавадить, Забини имел обыкновение в обеденный перерыв снимать напряжение с помощью весьма компетентного в этих вопросах секретаря. Правда, в этот раз шутливое напутствие - "Шеф, напоминаю, Авада входит в список запрещенных чар", веселья у него не вызвало. Мордредовы кальсоны, что же делать с этой надзирательницей?! По ощущениям подобная работа при подобном проверяющем уже сама по себе походила на отбывание заключения в Азкабане. Ну что ж... По крайней мере в силах Блейза сделать так, чтоб мисс Вильямс тоже пришлось не слишком сладко.
Через пару часов все срочные рабочие вопросы были улажены.
- Мисс Грэйс, на сегодня что-нибудь срочное и нуждающееся в моем личном участии есть? Нет? Даже после обеда? Жаль. Тогда по запросу от Аврората - назначьте на час дня и отправьте стажера Хартта встретить и провести нашего временного коллегу.
Секретарь что-то утвердительно мурлыкнула, вызвав на лице шефа слегка злорадную усмешку.
Джордж Хартт был юношей талантливым, ответственным и пышущим энтузиазмом, поэтому предстал пред ясны очи аврора Вильямс задолго до окончания обеденного перерыва, торжественно заявляя:
- Мне поручено провести вас в Отдел Тайн!
Смесь бравады, гордости и легкой паники в связи с таким ответственным заданием заставляли мальчишку дрожащим памятником пунктуальности маячить над душой у Дженнифер.

Отредактировано Blaise Zabini (2018-07-22 22:33:42)

+4

6

Ну? – кажется, уже в четвёртый раз выглядывая из кабинета нетерпеливо поинтересовалась Вильямс у девушки, сидящей за стойкой приёмной.
Секретарша (как, впрочем, и все её предшественницы), с трудом переносящая угрюмую, бесцеремонную и требовательную Вильямс, воздела очи горе и ничего не ответила. На самом деле перед ней уже битый час лежала докладная из Отдела Тайн, но девушка решила отыграться на Вильямс по полной и не говорить ей о назначенном времени, чтобы выставить рыжую авроршу некомпетентной и вечно везде опаздывающей. Что касалось опозданий, то это мнение секретарши действительно было недалеко от истины. А вот степень готовности Вильямс ради дела сорваться с места в любую секунду она явно недооценила.
Поэтому когда перед Джен возник совсем ещё мальчишка с гордым "Мне поручено провести вас в Отдел Тайн!", она просто закрыла блокнот, в котором что-то чёркала, встала и пошла за юношей, внимательно и оценивающе глянув на секретаршу.
Стажёру Отдела Тайн Джорджу Хартту не слишком повезло с ростом, и парень явно пытался компенсировать свою миниатюрность как мог. А мог тоже не слишком хорошо, поэтому тянулся к тем, кого сам же вознёс на пьедестал.
Обеденное время пока что не подошло к концу и все сотрудники Министерства ещё не спешили вернуться к рабочим делам. Поэтому лифт оказался совершенно пустым и всю дорогу до нижнего уровня Хартт болтал без умолку.
А вы к нам надолго? Мне сказали, у вас общее дело с мистером Забини, – фамилию последнего парень произнес с едва заметным, но  покоробившим Джен до глубины души обожанием. – Как часто Аврорат работает с Отделом тайн? Ваше дело под грифом секретности? Небось, опасное или сложное? Иначе зачем бы вам помощь нашего шефа?
Джен держалась как могла. Прекрасное настроение и нетерпеливое предвкушение, с которым она ждала этой встречи, сменилось глухим бешенством на паренька, так напоминающего Трэверса своей болтовнёй.
У нас с вашим шефом давние... – Джен с огромным трудом удержалась от того, чтобы сказать "счёты", но произнесла: – дела. А вам никто не говорил, что работники Отдела Тайн называются невыразимцами? – поинтересовалась она с плохо скрываемым раздражением. – Что-то вы слишком много болтаете как для невыразимца.
Да? – круглые голубые глаза чуть сощурились из-за улыбки. – Слышал что-то такое, но теперь уже почти не называют так – устарело вроде как.
Хартт украдкой окинул мисс Вильямс взглядом. Ну да, дамочка ему в матери годилась, для неё вполне естественно не идти в ногу со временем. Эти мысли явно отразились на подвижном лице паренька. Но лифт вовремя мелодично звякнул, и женский голос механически оповестил: "Отдел тайн".
Впереди простирался коридор, выложенный тёмной плиткой, мерцающей зеленоватым отливом, и заканчивающийся входом в отдел. Простая черная дверь без таблички и отличительных знаков распахнулась перед гостьей.

Отредактировано Jennifer Williams (2018-07-31 20:21:33)

+4

7

Бабка полукровки Джорджа все детство ворчала на него за каждый проступок. Таковым могло считаться даже неуместно громкое дыхание, что и говорить о невыключенном свете или незапертой двери. "Ты что, в лифте родился?!" - возмущалась она, и парень привык к тому, что каждая дверь должна быть закрытой. На уровне рефлексов. И ведь несколько раз уже попадал впросак!
Едва Джен прошла вглубь круглого холла отдела, окруженного дверьми, как за ее спиной послышался щелчок, и мир завертелся. Как только стены двинулись вокруг нее, аврор Вильямс одним движением выхватила палочку, бросила Ступефай в не ожидавшего такого подвоха Хартта и присела, придерживаясь одной рукой за пол.
Когда двери, повращавшись, остановились, и из них в течение долгих десяти секунд ничего на аврора так и не выпрыгнуло, Вильямс встала и оглянулась на лежащего без сознания мальчишку.
- Чертовы невыразимцы... - еще одним взмахом палочки она привела его в чувство, рывком поставила на ноги и ткнула пальцем в грудь.
- Это что сейчас было?
Мальчишка забулькал что-то про "Я не специально... пропуска общего нет... Моя вина, леди аврор, сейчас все исправлю!" и бросился к ближайшей двери, опасливо косясь на Вильямс через плечо. Не хватало еще показать ей секретные разработки Отдела Тайн по глупости. Вылетит же отсюда как пробка, еще и с такими рекомендациями, что в лучшем случае смотрителем на кладбище сможет устроиться. Парень аккуратно приоткрыл дверь, заглянул туда и поспешно ее захлопнул. Комната опять принялась вращаться. Следующие пара попыток тоже ничем хорошим не увенчались. Разве что за одной из дверей в Хартта плюнуло струей воды, подмочив и без того пострадавшую репутацию стажера. Наконец, одна из дверей попросту не поддалась, отказываясь открываться, и тем самым вызвала ликующий вопль провожатого. Старательно отсчитав три двери вправо, Джордж уверенно распахнул дверь настежь, приглашая Дженнифер жестом в муравейник.
По крайней мере этот офис с отдельными столами и перегородками ничем не отличался от офиса любого другого отдела. Завалы бумаг, личные вещи на столах, шум разговоров и обсуждений, летающие записки-самолетики. Кто-то еще обедал, кто-то удивленным взглядом провел гостью и мокрого стажера, кто-то отпустил пару добродушных шуточек на этот счет. Всё как везде.
В дальнем конце офиса маячила еще одна дверь, ведущая в крошечную приемную. Стол секретаря, узкий шкаф в углу, узкий диванчик для посетителей и небольшой уголок, оборудованный для приготовления кофе.
- Садитесь. Если мисс Грэйс нет, значит к шефу пока нельзя, - парень усмехнулся и вместе с тем пошел красноватыми пятнами. По отделу ходило множество неподтвержденных слухов, которые мистер Забини не спешил опровергать.
До назначенного времени оставалось около двух минут, но Хартт решил, что на этом его миссия окончена, и поспешил слинять на свое рабочее место, оставив аврора Вильямс в одиночестве.
Аврор в нетерпени побарабанила пальцами по подлокотнику диванчика, снова взглянула на часы и с трудом дождавшись, когда секундная стрелка подойдет к без трех секунд часу дня, встала и решительно открыла дверь с медной табличкой "Глава Отдела Тайн". И практически нос к носу столкнулась с девушкой, явно намеревавшейся оттуда выйти. Тесса Грэйс как раз поправила юбку и потянулась к дверной ручке, когда дверь распахнулась. От неожиданности девушка нервно отдернула ладонь, провела ею по шелку темных волос, сейчас немного встрепанных и вопросительно глянула на шефа.
- Мисс Грэйс, возвращайтесь на свое рабочее место. Чем могу быть полезен? - мужчина опустился в кресло за столом, небрежным жестом поправляя манжеты темной рубашки. Галстука на нем не было, пиджака тоже, а на шее у расстегнутого воротника розовел смазанный след от губной помады. Забини бросил взгляд на часы, висящие над дверью, и только тогда изволил посмотреть на свою гостью. - А, аврор Вильямс. Вы чрезвычайно пунктуальны.

Отредактировано Blaise Zabini (2018-07-22 22:24:01)

+4

8

Не столкнувшись с секретаршей в дверях только благодаря рефлексам, Вильямс вошла в просторный кабинет с массивным столом, за которым сидел Забини. В его виде что-то было явно не то, не так, как Джен могла бы себе его представить, но чем именно он отличался от условной нормы, она не могла понять. Решив, что внешний вид этого ушлёпка не самое важное в сегодняшнем великом событии – в конце концов, когда его поведут по коридору под Инкарцеро, неважно, насколько аккуратно он будет одет, – Джен решительно подошла к столу и почти грюкнула на столешницу стандартный аврорский пакет для вещдоков.
Вот, – и воздвиглась перед столом памятником едва сдерживаемому нетерпению.
Что "вот"? – Забини недоуменно посмотрел на пакет и скривился так, будто там были экскременты Полосатика.
Аврор Вильямс хмыкнула, взяла пакет в руки, повозилась с клапаном и с грохотом вытряхнула на стол нечто обугленное, от которого отвалилось пару кусочков. Джен деловито заглянула в пакет и, встряхнув его, высыпала сверху на обугленный предмет ещё какие-то ошмётки.
Нужно ещё какое-нибудь ассистирование или наконец изволите приступить? – голос аврора сочился ехидством и ядом.

+4

9

Мерлиновы кальсоны! И вот это ему нужно соблазнить?! На некоторое время Блейзу пришлось нацепить на лицо маску непроницаемости, чтоб не выдать истинных эмоций, но уже после его уточнения от невозмутимости не осталось и следа. Мусор! На дорогую столешницу красного дерева! Не скрывая накатившего ужаса, Забини дернулся вперед, хватая палочку, и вдруг замер. Медленно поднялся на ноги, не отводя завороженный взгляд от испорченного пламенем металла, и тихо, немного хрипловато спросил:
- Что это?... Артефакт?! - зеленые глаза впились в гостью, горя возмущением, но тон голоса стал еще спокойней и вкрадчивей. - Это вот так у вас привыкли обходиться с ценными магическими предметами, аврор Вильямс? В таком случае я предпочел бы, чтоб вы держались подальше от моего отдела в общем и от этого предмета в частности. Разве что вам будет удобнее добить его окончательно без шансов на восстановление прежде, чем я за него возьмусь. Тогда прошу, леди.
Его подчиненные знали - чем тише говорит шеф, тем страшнее будут последствия. Правда, это рыжее недоразумение не подпадало под его юрисдикцию (иначе уволил бы, особенно после такой сцены), и кажется, в принципе не отрастило себе инстинкт самосохранения. Хорошо хоть она не стала мешать, когда артефактолог обошел стол, склонился над вещицей и сперва просто рассмотрел, а затем медленно провел горизонтально палочкой в нескольких сантиметрах сверху.
- Ментальный накопитель предыдущего поколения? Такие выпускали раньше, но уже несколько лет не используют. Уж я-то знаю, - добавил мужчина вполголоса и поморщился, припоминая сколько хлопот доставляет всякий раз создание таких предметов, в разработке которых участвовал сам в свое время. Мало того, что от штатного аврорского артефакта требовались определенные магические свойства, так он еще и должен был быть идиотоупорным и неубиваемым. Предыдущая модель такой не была. С другой стороны, и хорошо, больше шансов что он ничего не сможет извлечь из порченного накопителя.
- Что вы хотите от меня в связи с этим? - он поддел краешек предмета кончиком палочки, почти брезгливо. Накопители были двух видов - мужские и женские. Форм-факторами служили максимально простые и невзрачные портсигар и пудреница соответственно, никогда не использовавшиеся по прямому назначению, будучи наглухо запаянными. Судя по размерам, перед ним лежал мужской вариант, неэстетично смотрясь на массивном столе. Почти так же, как и Джен Вильямс в сдержанной роскоши кабинета Забини.

Отредактировано Blaise Zabini (2018-08-10 04:36:35)

+4

10

Интересно, это ваша секретарша настолько некомпетентна или лично у вас проблемы с пониманием поставленных перед вами задач? – Вильямс достала из кармана уже слегка мятую бумажку и прочла:
"Оказать содействие Аврорату в работе с артефактом..." Дальше вас не касается. А это тем более. Ну? Если я приношу "чёрный ящик" в Отдел Тайн, как вы думаете, почему? Может быть, потому что не могу достать из него воспоминание? Нет? Это настолько сложно?
"Потерпеть совсем чуть-чуть. Хоть и бесит невероятно. Час, максимум полтора. Нет, нужно заложиться на непредвиденные сложности, пусть будет три часа. Если сейчас час дня, это получается четыре. До конца рабочего дня останется ещё два часа. И я поведу эту мразь в камеру! На виду у всего министерства! А там и Азкабан недалеко."
Джен даже не представляла, насколько сияют её глаза. Сомнений в том, что она уделает это лощёное ничтожество по скорости каста заклинаний у неё даже не возникало. Адреналин волной пошёл по телу, заставляя мышцы инстинктивно подобраться, готовясь к нападению, а щёки тронув лёгким румянцем.

+4

11

Развернувшись, Блейз шагнул к Дженнифер так, чтоб оказаться на минимальном расстоянии, на самой грани каких-либо приличий. И одарив её лучшей из своих вежливых улыбок, сердечно поблагодарил:
- Мисс Вильямс, не представляю себе, что бы я делал без ваших разъяснений. Вот теперь-то мне точно все понятно. Сейчас всё устроим в лучшем виде.
"Значит, достать воспоминание. Из вот этого. Мда." Он позволил себе усмешку только когда вернулся обратно к столу.
Через некоторое время почти покойный артефакт и все его ошметки были старательно сложены обратно в пакет, а стол очищен заклинанием. Еще несколько секунд Блейз придирчиво осматривал столешницу, пытаясь обнаружить на ней царапины. А потом резко обернулся. Теперь перед аврором Вильямс стоял собранный и сосредоточенный специалист, в словах которого сквозила непримиримая требовательность.
- А теперь слушайте меня внимательно. Это моя территория и мои правила. Я Глава Отдела, в который вы обратились за помощью, и единственный Мастер в этом... Министерстве, который способен эту помощь оказать. Поэтому запоминайте: в моей лаборатории ни к чему не прикасаться, не размахивать палочкой, не ходить, не отвлекать меня болтовней. И вообще, сидеть там, где я скажу. Ваше дело наблюдать - наблюдайте хоть до умопомрачения. Остальное только с моего разрешения. Не устраивает - вот ваш хлам, дверь там.
Поначалу Джен немного опешила от такой резкой перемены в поведении Забини, но внимательно дослушала его до конца. А дослушав, пожала плечами:
- Ваша территория - ваши правила. Но предупреждаю, если вы, мистер Забини, - произнесенная фамилия звучала как ругательство, - надумаете выкинуть какой-нибудь фортель с этим артефактом, мне будет глубоко по барабану, насколько вы дрожите над своей лабораторией. И меры я буду применять соответствующие.
Судя по тому, что Блейз уже успел про себя отметить, эта дамочка не могла не драться. Каждая ее фраза была либо атакой, либо "сдачей", даже если собеседник стоял с белым флагом и в принципе не нападал. Мужчина пожал плечами - у всех свои тараканы, конечно, но блаженны прыгающие, ибо они допрыгаются. Перед внутренним взором замаячил облик Тео Нотта, слишком привлекательный для тех страшных слов, которые сейчас эхом отдавались в ушах Забини. Ну нет, он не хочет обагрять свои руки кровью, даже если она дойдет через несколько рукопожатий, хватит.
- Идите за мной.
Это были последние слова, которые он сказал аврору, и с головой окунулся в свою стихию. Дверь в лабораторию находилась в самом углу и скрывалась от взглядов посетителей за краем книжного шкафа. За дверью оказалось не слишком большое, но светлое и просторное помещение. Отсутствие электричества, которое не желало соседствовать с магией, Блейз компенсировал особыми светящимися шарами - разработкой и настоящей гордостью Отдела Тайн. Одну стену полностью занимали стеллажи, полки и аккуратно подписанные ящички. Вдоль другой расположились столы с разнообразными приборами, часть которых явно жила своей жизнью даже в отсутствие хозяина лаборатории. У стены напротив стоял пустой стол с прочной каменной столешницей и несколько жестких деревянных табуретов. Зная, что способен увлечься до полной потери ощущения времени, Забини минимизировал возможность физического комфорта, и затекший копчик довольно часто мешал запойному трудоголизму.
Указав Дженнифер на один из табуретов, Блейз прошелся вдоль полок, выбирая нужные инструменты. Стол, за которым он работал, явно повидал на своем веку многое. И надежный с виду камень, хоть и был идеально чист, вблизи оказался весьма потрепанным жизнью. Вернее, одним экспертом в артефакторике. Щербины и подпалины, вкрапления инородных материалов, намертво впаянных в некогда гладкую поверхность... В общем, страшный обгоревший шмат металла смотрелся тут вполне уместно. Забини устроился на другом табурете, легким движением палочки подозвал несколько шаров, которые тут же стайкой зависли в полуметре над столом, и аккуратно развернул длинный чехол с инструментами.
Любой археолог дорого бы дал за этот набор. Щеточки и кисточки разной степени жесткости, размера и формы, разномастные скребки - простые, фигурные, изогнутые, несколько шпателей, хирургические лезвия. Явно сделанные на заказ, все инструменты имели одинаковые деревянные ручки, удобно лежащие в пальцах.
И только надев перчатки, Блейз рискнул взять бывший портсигар в руки и осмотрел со всех сторон. Совсем небольшой кусочек копоти был счищен, показывая свету набор выгравированных чисел. Хвост номера был оплавлен, но кто-то явно постарался, чтоб прочитать хотя бы начало.
- Там не сковыривается.
Мужчина поднял возмущенный взгляд на рыжую нелепость, сидящую перед ним, и тут же мысленно махнул рукой, возвращаясь к артефакту. Что еще можно ожидать от этой варварши?
И как всегда, когда Блейз отдавался работе, время перестало существовать. Он осторожно снимал сажу слой за слоем, миллиметр за миллиметром, меняя скребки и кисточки. И то, что расчистить в таком темпе хотя бы один квадратный сантиметр удастся явно не за один час, его не смущало. Только иногда, потягивая ноющую от долгого сидения спину, он вспоминал, что не один, и вообще старательно работает с тем, что придется при первой же возможности уничтожить.

Отредактировано Blaise Zabini (2018-08-10 04:45:05)

+4

12

Джен удалось не отступить, когда Забини подошёл слишком близко. Да, пусть немного, на несколько самнтиметров, но всё же выше её. В любом случае сильнее. Но вряд ли гибче, вряд ли с лучшей, чем у Джен, реакцией. Она старалась дышать спокойно и глубоко, почти не шевелясь, готовая к любому движению. Где-то она читала, что такое дыхание должно быть у снайпера, хотя ни разу в жизни не стреляла из снайперской винтовки. Хорошая мысль, хотя в этом чёртовом мире магов подобное умение не пригодится. Но прошерстить интернет на предмет какого-нибудь стрельбища для цивилов будет интересно. "Ну же, давай! Чего ты ждёшь? Или меня должны задеть какие-то пустые слова?"
Она была почти разочарована, когда Забини повернулся спиной и принялся возиться, сгребая всё со столешницы обратно в пакет для вещдоков. И тут он снова удивил аврора Вильямс.
А теперь слушайте меня внимательно. Это моя территория и мои правила...
Несколько оторопев от внезапной перемены его тона, Джен постаралась тем не менее дать понять этому хлыщу, что мешать не будет, но и спуску не даст.
Идите за мной.
Джен прошла в небольшую комнатку, примыкавшую к кабинету, и с трудом сдержалась от того, чтобы не ахнуть. Светящиеся шары давали идеальный свет. Нет, не так. ИДЕАЛЬНЫЙ! Не мерзко-жёлтый, искажающий цвета, как от ламп накаливания. Не искусственно-холодный, как от ламп дневного света. Ни одна энергосберегающая лампочка с тщательно выверенной температурой освещения не давала тот абсолютно ровный и совершенно чистый полуденный свет, который был в лаборатории у Забини.
Джен непроизвольно закусила губу, представив, как было бы круто работать с красками при таком освещении. Всегда рисовавшая по ночам, за редким исключением днём по выходным, Джен готова была бы продать душу за два-три таких шарика.
Но тут она вспомнила, что это всё магия, и приуныла. Ей всегда было тяжело находиться в "серой зоне" между двумя мирами – в Аврорате невозможно было пользоваться интернетом, а дома с перебоями работало почти всё от электрической плиты до телевизора.
"Конвоируемый" аврором Вильямс Забини выложил артефакт на рабочий стол и указал ей на один из табуретов напротив, после чего прошёлся, собирая инструменты. "Мне бы такую рабочую комнату," – с затаённой завистью подумала Джен, представив аккуратно разложенные баночки и тюбики с красками, папки с бумагой под разные нужды и альбомы, не валяющиеся по всему дому, а ровненько стоящие на полках.
Чёртов пижон, похоже, знал своё дело – едва Забини надел перчатки и развернул чехол с инструментами, он, казалось, совершенно забыл о существовании аврора Вильямс на табурете напротив.
Там, – сама не понимая, почему, она захотела предупредить очень сосредоточенного артефактолога о слишком пригоревшем куске, который не смогла отодрать не то что мастихином, но даже ножом, – не сковыривается.
Он поднял явно возмущённый взгляд, и Джен сочла благоразумным не продолжать.
Прошло десять минут, в течение которых Забини нежно гладил щёточкой оплавленный портсигар. "Он что, издевается? Да так копаться можно до второго пришествия!" Джен нетерпеливо поёрзала на месте и снова уставилась на то, как длинные холёные пальцы бережно снимают пинцетом крошечный кусочек копоти.
Джен подпёрла подбородок кулаком и начала барабанить пальцами по столу. Забини не реагировал до тех пор, пока Джен и самой почти не надоело. Затем коротко глянул, будто насилу оторвавшись от артефакта, и снова вернулся к нему. Джен привстала и уселась на мерзкий жёсткий табурет, подложив под себя ногу и оперевшись локтями на колени. Делать было нечего до полного озверения.
Последние лет двадцать аврор Вильямс совершенно не страдала от необходимости кого-либо или что-либо ждать, потому что с ней всегда был эскизник и карандаш. А сейчас необходимость смотреть, как этот долбанный пижон совершенно очевидно тянет время до своего ареста, и ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ было почти физически невыносимо.
Недолго пожонглировав палочкой в пальцах, Джен абсолютно бессознательно взяла её карандашным хватом и, не теряя из поля зрения артефакт, принялась выводить на столешнице невидимые изгибы мавританского орнамента, который по непонятной причине ей вспомнился.
Здесь, в стерильной атмосфере лаборатории, где её вообще ничто не отвлекало, почему-то снова особенно ярко встал перед глазами тот самый орнамент, который привиделся ей утром в лифте. Тот самый, который она вроде бы видела где-то, но никак не могла вспомнить, где. И странным образом он был живой, словно дышаший: изломанные линии двигались, переплетаясь друг с другом, листики сворачивались причудливыми завитками, а розы трансформировались в диковинные пагоды, раскрываясь навстречу требовательно бегущим вперёд ограничительным линиям орнамента.
А который час? – чужой и чуждый мужской голос ворвался в прекрасный мир Джен, заставив её вздрогнуть.
Ммм? – Джен подняла глаза на Забини, явно не понимая, откуда он взялся и чего от неё хочет.
Говорю, сколько времени прошло? У меня ещё есть работа на сегодня, помимо возни с этим.
Джен почти задохнулась от возмущения, инстинктивно наставив палочку прямо в грудь Забини.
Что значит "ещё есть работа на сегодня"? Вы что, хотите сказать, что не собираетесь заканчивать???

Отредактировано Jennifer Williams (2018-08-07 03:41:27)

+4

13

Что делать, когда Аврор наставляет палочку на тебя безоружного? Защищаться подручными средствами. Блейз тут же, буквально на уровне инстинктов,  прикрылся портсигаром, выставив его перед собой.
– Вы с ума сошли? Опустите палочку! – мужчина замер, настороженно глядя на кончик оружия Вильямс и отчитывая ее врадчивым ледяным тоном. – Хотите бесславно почить абстракцией по ближайшим стенам? Я не готов умереть с вами в один день, мы пока еще не жили долго и счастливо.
Да что она себе позволяет, эта рыжая моль? Мало того, что он должен собственноручно загнать себя за решетку, так его еще и поскорее, пожалуйста, а то ей не терпится?
– Да, у меня есть работа! В отличие от большинства бездельников, глава Отдела обязан курировать всё то, что творится на вверенных ему территориях. По крайней мере, ответственный глава Отдела, – речь Блейза становилась всё стремительнее, тон всё больше нарастал. – И нет, я не намерен провести здесь несколько суток неотлучно, только чтоб сразу справиться с этим кошмаром, – он потряс артефактом почти перед лицом женщины, – хотя мне тоже не слишком приятна перспектива столь долгой работы в вашем обществе, мисс Вильямс!

Отредактировано Blaise Zabini (2018-08-10 04:49:53)

+4

14

Из всего, что пришипел ей в лицо этот ползучий слизеринский гад, Джен быстро осознала только одно.
Как "несколько суток"? – в её голосе было разочарование ребёнка, который умудрился пропустить Рождество.
С трудом! Если не есть, не пить и не спать! – недовольно рявкнул на неё глава Отдела Тайн.
Джен не сразу нашлась с ответом, зато быстро среагировала, выдернув из рук Забини артефакт, который тот выставил перед собой как щит.
Так бы сразу и сказали, что не способны работать быстро, – буркнула она, засовывая палочку в рукав. – Когда вы соизволите продолжить своё малоосмысленное ковыряние вместо того, чтобы сделать то, что от вас требуется?
Забини подался вперед, опираясь ладонями о стол и вновь переходя на шипение:
Я буду готов продолжить работу над вашей рухлядью завтра, не ранее четырёх.
Кто угодно заметил бы, что он едва сдерживается, напряжённо сжав челюсти, чтобы не высказать нечто крайне неприятное. Но только не аврор Вильямс.
Это, – она точно так же оперлась рукой о стол и наклонилась в сторону Забини, подсунув горелый портсигар чуть ли не ему под нос, – не рухлядь, а вещественное доказательство. Проходящее по делу об убийстве, – она цедила слова, тяжеловесно роняя их одно за другим. – И убийство это было совершено при отягчающих обстоятельствах. Так что в ваших интересах максимально эффективно посодействовать расследованию.
"Может быть, тогда тебе присудят не пожизненное в Азкабане, а всего лишь лет семьдесят!" хотелось добавить ей, но Джен сделала над собой почти немыслимое усилие и сдержалась.

+3

15

- Да мне плевать! В моих интересах корректная работа моего отдела, а не вашего, - взорвался Блейз, хлопнув ладонью по столу.
Что-то она ему напоминала, эта заносчивая выскочка, что-то из школьных лет...  Мерлин и Моргана, эти гриффиндурки все одинаковые что ли, конвейером их там выпускают? Вот только надоедливая заучка никогда не мешала лично Забини, третируя в основном своих друзей-подкаблучников и преподавательский состав, а здесь просто его персональный филиал ада вырисовывается. А ведь ему нужно не кричать на барышню, а хотя бы пытаться ее обхаживать. От одной только мысли Блейзу хотелось нервно смеяться: сегодня он явно не способен на подобный подвиг.
- Завтра, в четыре, - спокойствие тона далось непросто, но даже так нельзя было не понять, что Вильямс выставляют за двери.
Остаток дня прошел ни шатко ни валко, хотя Блейз действительно старался влиться в рабочий ритм. Выходило плохо. Мысли то и дело возвращались к деформированному артефакту, а оттуда тоненькими линиями расползалась целая паутина ассоциаций: рыжая аврорша, Малфой, братья Трэверс, лицо аврора за миг до смерти, Теодор Нотт. Фестралы его задери! Забини давно перестал быть глупым подростком с буйствующими гормонами, который видел этого человека сквозь линзы разных тонов розового, но всё ещё не переставал удивляться каждому подтверждению черноты его души.
Следующий день не принес облегчения, кроме того что Блейз выспался и окончательно избавился от последствий перепоя. Но вместо того, чтоб работать нормально, работать пришлось очень бурно – как назло на Отдел свалилась масса проблем. У Экспериментаторов чар при создании иллюзии посредством сплетения разных магических воздействий что-то пошло не так в момент стартового обряда. Магглы бы сказали что они "вызвали демона". На самом деле просто ожила чья-то фантазия, а уничтожить воплощенное наваждение оказалось не так-то просто. И в очередной раз выяснилось, что ученые (особенно гениальные) по сути своей малые беспомощные дети, и без начальства не могут разобраться с собственными косяками. Пришлось эвакуировать всех младших сотрудников, локализовать созданное в рамках одной комнаты и подключить Ликвидаторов проклятий. Совместными усилиями убрать это нечто и последствия удалось только к обеду, который пришлось пропустить по причине срочной вычитки отчетов подотдела Времени, которые нужно было просмотреть еще вчера. Еще несколько часов прошли в суматошной попытке привести общую работу к привычному размеренному ритму и так, чтоб в последние два часа Отдел выстоял без шефа.
В итоге не выдержав, Блейз сбежал в лабораторию на 20 минут раньше назначенного срока, предупредив мисс Грэйс о том что его нет ни для кого, кроме аврора Вильямс, которую надлежит провести сразу к нему вместе с еще одной порцией кофе.
- Нет, не взорвусь. Ваше дело выполнять мои указания, а не следить за моим здоровьем! - раздраженно отчеканив, он скрылся за дверью и только тогда позволил себе выказать усталость, которую старательно прятал при подчиненных.

Отредактировано Blaise Zabini (2018-08-11 23:53:15)

+3

16

До конца рабочего дня оставалось ещё целых два часа. Два часа, за которые... Нет, бессмысленно было надеяться, что даже классный специалист мог бы разобраться с обгоревшим артефактом сходу. Не говоря уже об этом ленивом слизеринском ушлёпке.
Но как хотелось! Джен была раздосадована совершенно. И зла. Просто до чёртиков зла на этого самодовольного хлыща, который буквально чуть ли не выставил её из своей лаборатории. Нужно было занять себя чем-нибудь полезным, но мысли разбегались.
Я в архиве, – с трудом сдерживаясь, чтобы не зарычать, буркнула Вильямс секретарю Аврората и стремительным тяжёлым шагом пошла к лифту.
Нельзя было сказать, чтобы Джен с ранней юности любила библиотеки, но тишина и запах пыльных бумаг умиротворяли её, настраивали на работу и помогали уйти с головой в изучение очередного дела.
Обычно в архиве кроме служащего почти никого не было, так что Джен села за самый дальний столик и принялась листать папки с делами, которые аврор Такер вёл незадолго до смерти.
Дело №20182018241. Взрыв в Лютном переулке напротив лавки зельевара. Небольшая воронка и дымящиеся ботинки – это всё, что осталось от ратовавшего за кооперацию с маглами и внедрение современных технологий сотрудника Министерства. Несчастный случай, спровоцированный криво зачарованным смартфоном, или всё-таки удачно спланированное наглое заказное убийство? И в этом случае неудивительно, что рискнули напасть на аврора.
Дело №20182018127. Ограбление дипломата накануне подписания важного международного соглашения с его Министерством Магии. Гиблое дело, которое в конце концов замяли, причём, не в последнюю очередь по инициативе самого дипломата. Что он умудрился протащить в Британию под видом дипломатического груза и отчего сначала взвыл об ограблении, а потом быстренько пошёл на попятный и отозвал заявление, сейчас никак не установить. Но слишком сомнительно, чтобы маг такого уровня позволил себе размахивать непростиловкой в чужой стране направо и налево. А для того, чтобы провернуть такое на заказ, нужно быть очень в курсе местного криминалитета. Нет, маловероятно.
Дело №20182017483. Мутная история с умершей старой ведьмой и её наследством. Древнюю старуху уже даже все соседи считали давно преставившейся, как вдруг внезапно выяснилось, что померла она относительно недавно и при очень странных обстоятельствах. Плюс оба внезапно нарисовавшихся претендента на бабкино добро "наследили" в доме так, что каждый попадал под подозрение в убийстве старухи. Не разберёшь, кто из них врал больше, чтобы потопить конкурента. А тут ещё дом вёл себя чрезвычайно странно, как будто стараясь сохранить то, что в нём спрятано, и что наследнички явно хотели заполучить. Так спрятано могло быть уж никак не ведёрко с гоблинским золотом, а только какая-нибудь темномагическая дрянь, которой самое место в Отделе Тайн, а не на окраине Лондона. Эти типчики могли бы знать непростиловку, но вряд ли рискнули бы кастануть Аваду в аврора – слишком мелкая и жалкая публика.
Все три дела нераскрыты. По всем трём делам могли проходить темномагические артефакты. Что же из этого привело Такера в дом, где произошёл пожар? Сам собой напрашивался вывод, что пожар был попыткой замести следы после убийства аврора. Но так ли это? Самый очевидный вывод далеко не всегда самый верный.
Снова и снова Джен вчитывалась в листок, на котором рукой Такера было выведено несколько расплывшихся строк с датой, временем и адресом сгоревшего дома. Время было указано на полчаса раньше сработавшей на Аваду сигнализации. Значит, с кем бы ни была назначена встреча, она состоялась.
Джен просидела над папками до тех пор, пока архивариус деликатно не закашлялся за своей стойкой. Дома Полосатик демонстративно отказался её встречать, и спала Джен довольно паршиво: ей снился то шаткий серый мрачный дом, хлопающий на неё ставнями, то кастующий в неё Аваду дипломат почему-то с лицом Забини, то она сама нажимала на экран смартфона и погибала во взрыве.
Как обычно прийдя на работу (и как обычно опоздав), аврор Вильямс вынужнена была пойти в бухгалтерию и в течение часа выслушивать там претензии к заполнению бумаг. После чего покаянно стерпеть недовольство её опозданиями от мистера Поттера и обнаружить, что куда-то запропастился бланк со свидетельскими показаниями по её текущему делу.
Так что к половине четвёртого, когда за ней пришёл давешний стажёр Хартт, аврор Вильямс была так же зла как чёрт, как и вчера, когда покидала кабинет главы Отдела Тайн.
В тёмном холле с вертящимися дверями аврор Вильямс уже относительно спокойно наблюдала, как парнишка-стажёр ищет нужную дверь, отсчитывая третью от неоткрывающейся. Предвкушая два часа вынужденного безделья, Джен шла мимо столов сотрудников Отдела Тайн как на Голгофу. В приёмной секретарша Забини, ещё вчера демонстративно отказывавшаяся понимать, что Джен необходимо выпустить из Отдела, посмотрела на неё какими-то перепуганными глазами, всучила Джен в руки две чашки – одну побольше с кофе с молоком и вторую маленькую с чёрным кофе – и вошла вместе с ней в кабинет Забини. Там длинноногая стерва процокала до двери в лабораторию и чуть не втолкнула Джен внутрь, быстро захлопнув следом дверь.
Сидевший за столом Забини поднял на вошедшую авроршу взгляд, которым ребёнок смотрит на свой первый велосипед. Или юноша смотрит на свою возлюбленную. Или... Дженифер слегка обалдела. Пока не поняла, что счастье, восторг и радость, лучившиеся в глазах Забини, были адресованы... кофе в её руках.
Хмыкнув, она поставила перед ним обе чашки, после чего выложила на стол обгорелый артефакт.

Отредактировано Jennifer Williams (2018-11-28 01:06:29)

+2

17

О, этот чарующий аромат! Шоколадно-ореховая мягкость, слегка разбавленная горьковатой дымной ноткой, растревожила обоняние Блейза. Подняв голову он увидел её и сердце сладко замерло в предвкушении. Она не поражала воображение элегантностью, украшениями или изысканностью форм, но это ничуть не умаляло её достоинств. Очаровательная в своей простоте, тёплая, нежная, любимая... 300-миллилитровая чашка вкуснейшего кофе с молоком!
Мужчина подался навстречу и торопливо обхватил ладонями белые пузатые бока своей любимицы, случайно задевая пальцы аврора Вильямс. И только тогда обратил на неё свое внимание. Он устал в достаточной мере для того, чтоб не раздражаться по пустякам, а принесенный кофе значительно поднимал планку настроения, так что можно было действовать. На лице Блейза расцвела самая обаятельная улыбка, на которую он только был способен. Слегка растрепанные за день волосы и расстегнутые две верхних пуговки белоснежной рубашки выгодно дополнили образ, который хотелось создать.
- День добрый, вы сегодня великолепно выглядите, - он бегло прошелся сияющим взглядом по волосам, стянутым в нелепый хвостик, по свитеру невнятной расцветки, и запнулся только на артефакте, гулко стукнувшемся о стол.
- А вы, я смотрю, что-то не в форме, - угрюмо ответила Вильямс.
Улыбка оскалом застыла на лице Забини пока ему не удалось справиться со сведенными мышцами и изобразить легкое смущение:
- Ну вы знаете, Дженнифер, у нас в отделе не принято носить форму. Кстати, а почему вы не носите аврорскую форменную мантию? Вам бы пошло.
- Чтобы такие, как вы, задавали побольше дурацких вопросов, - огрызнулась аврорша и хмуро поинтересовалась, скрестив руки на груди: - Вы собираетесь работать?
- Безусловно! - его лицо вновь осветила широкая улыбка. Если она раз проглотила фамильярное "Дженнифер", стоило на время затаиться, и повторить этот финт позднее еще раз. Пусть привыкает. А там неделька-другая подобных успехов, и даже такая крепость как аврор Вильямс падёт перед его очарованием.
Несколькими жадными глотками снизив уровень кофе в чашке на треть, он наконец занялся чисткой артефакта, мягко улыбаясь своим мыслям.

+2

18

С каждым касанием пинцета, с каждым взмахом щёточки по злосчастному обгорелому портсигару нервы аврора Вильямс медленно, но уверенно натягивались, грозя рано или поздно лопнуть. Похоже, слизеринский гад совершенно не понимал, что от него требуются две очень простые вещи: выковырять доказательства его причастности к убийству Такера и сесть в Азкабан.
И ВСЁ!
Но нет! Забини упорно возился с чёртовым артефактом так, будто он представлял собой не кусок металла, а не меньше, чем фреску полуторатысячелетней давности. И невозможность делать ничего осмысленно-полезного на протяжении двух часов и в четверг, и в пятницу бесила Джен едва ли не больше, чем сам хозяин лаборатории. В которой было бы так здорово раскрасить подвисший заказ для форзацев в стиле барокко.
Почему-то именно в этом месте, настолько идеально освещённом и удобном, Джен никак не могла сосредоточиться на аврорской работе. Последние дела Такера вертелись в мыслях назойливыми мухами, которых хотелось отогнать. И снова, день за днём, перед глазами Вильямс вытанцовывал свои арабески приставучий мавританский орнамент, то нависая над ней, подобно сводам дворцов Альгамбры, то обступая со всех сторон, словно стремящиеся ввысь кипарисы в садах Гранады.
Промаявшись около получаса в понедельник, Джен не выдержала:
Здесь есть листок бумаги и карандаш?

Отредактировано Jennifer Williams (2018-09-15 12:48:10)

+2

19

Он пытался, видит Мерлин, пытался. Не шел напролом, но аккуратно вводил в манеру общения с Вильямс улыбки, комплименты, попытки увлечь в разговор. И ведь в опытности и умении Блейзу не откажешь! Но нет, он всюду натыкался на такую непрошибаемую стену, что даже обида брала. К концу рабочего дня в пятницу отдел поспешил едва ли не из-за столов аппарировать по домам, чтоб не попадаться на глаза раздраженному шефу. Только привычная ко всему мисс Грейс взяла на себя роль буфера, хоть и не слишком удачно.
После таких "чудесных" выходных еще больше хотелось скрыться ото всех на краю света. Желательно на противоположном от Италии.
- Больше никогда не берите билеты куда бы то ни было без моего официального согласия в письменном виде с тремя подписями, - прорычал он секретарше утром понедельника вместо приветствия. И добавил такое ненавистное ей: - Тереза.
Накануне вечером подвозя девушку домой, Блейз в основном отмалчивался и сдерживался. Но после ночи, за которую он раз триста прокрутил в голове всё произошедшее, сказанное и прочувствованное, накрутил себя до такой степени, что срочно нужно было найти козла отпущения. Вернее, козу.
Получилось как нельзя лучше. Всё больше обижающаяся на каждое упоминание её полного имени, мисс Грэйс тоже злилась так, что это вылилось в грандиозный скандал с криками на весь этаж. И в последующие полчаса отдел ставил рекорды повышенной работоспособности при пониженном шумовом фоне, потому что в словесной битве за приёмную пала та самая любимая забиневская чашка. Естественно, он тут же склеил её заклинанием, но осадочек остался такой объемный, что даже Тесса предпочла утихнуть и затаиться где-то в дальних комнатах отдела. Так что пришедшая вовремя мисс Вильямс заявилась прямо в кабинет, не встретив по пути ни одного Цербера.
Контрастом прошедшим дням, сегодняшний Блейз не был любезен, и вообще, кажется, воспринимал авроршу как часть оборудования для восстановления артефакта. Скупыми быстрыми движениями он разложил по местам документацию, с которой работал, и провел женщину в лабораторию. В каждом его движении сквозила рассчитанная точность, четкость. Было понятно, что его мозг слишком занят для лишних действий. После любой эмоциональной вспышки в Блейзе Забини включалась чрезмерная эффективность: бурлящая от адреналина кровь вдохновляла на идеи, порой настолько безумные, что позднее он и сам им удивлялся.
– Здесь есть листок бумаги и карандаш?
- А?.. Что? Да, - он не сразу сообразил, что объект размышлений сидит непосредственно перед ним, а руки автоматически чистят мордредов артефакт. Блейз автоматически коснулся своей зачарованной серьги в ухе, проверяя - на месте ли. Не хватало еще, чтоб кто-нибудь, особенно Вильямс, услышала, что у него на уме.
Решив не откладывать проблему в долгий ящик, Забини достал из стола два листа и два карандаша. Один комплект подвинул к Дженнифер, а на втором нацарапал короткую записку, свернул в самолетик и коснулся его палочкой. Требование "Найди мне частного детектива. Срочно, тайно, важно. Б.З." полетело искать мисс Грейс, а сам Б.З. продолжил орудовать скребком на полном автоматизме.

Отредактировано Blaise Zabini (2018-11-28 01:01:56)

+1

20

А между тем один абсолютно не частный детектив сидел прямо перед носом Забини.
Взяв в руку обычный простой карандаш, Вильямс на несколько мгновений замерла над бумагой. А потом началась почти магия.
Джен очертила несколько зон на листе, лёгкими движениями разметила их, и постепенно из-под карандаша всё чётче начал проступать витиеватый орнамент.
Безошибочно узнав арабские мотивы, Забини обалдело спросил:
Магриб?
Мавритания, – машинально поправила его Вильямс, даже не заметив вопроса.
Скупые геометрические линии усложнялись замысловатыми переплетениями, а Джен, наконец почувствовав себя в родной стихии, начала усиленно обдумывать последние дела Такера, которыми не могла заниматься в служебное время из-за собственных дел.
Ограбление дипломата представлялось наиболее далёким от убийства аврора, но и его не следовало сбрасывать со счетов. Для начала можно узнать, где этот дипломат сейчас. Если в Британии, то никто не помешает Джен поговорить с ним, а там видно будет.
Наследство старой ведьмы было чуть поближе по вероятности, но всё же довольно далеко от того, чтобы быть причиной гибели Такера. Вряд ли оба мутных наследничка думали бы скрываться, если бы не были замешаны. Проверить их – и будет ясна хотя бы их причастность к убийству.
Дело о подрыве министерского чиновника было ближе всех по дерзости к нападению на аврора. Но сведений Такер успел собрать крайне мало. Показания зельевара, возле лавки которого произошёл взрыв, невнятные показания свидетелей и какие-то почти выцветшие чеки. Стоп! Чеки! Последние покупки погибшего!
Как же мне это раньше в голову не пришло?! – Джен не заметила, как произнесла это вслух.

Отредактировано Jennifer Williams (2018-11-28 00:56:56)

+2

21

Нетерпеливо ёрзающая на стуле Вильямс привлекала куда меньше внимания, чем спокойная и сосредоточенная. Подметив необычность обстановки краем глаза, Блейз вынырнул из своей задумчивости, скосил взгляд на бумагу и обомлел. Из-под карандаша точными линиями выплетался знакомый мотив. В дошкольном возрасте малыш Бьяджо зачитывался арабскими сказками, отыскав всё, что нашлось в дедовской библиотеке, и грезил ирвинговской Альгамброй. И всякий раз подолгу рассматривал узоры в начале каждого рассказа или главы. Это был своего рода ритуал: пройтись пальцем по всем переплетениям, желательно безотрывно. Но вот рисование было, пожалуй, наименьшим из талантов Блейза, как тогда, так и теперь. А эта!..
Мало было того, что Вильямс поправила его! Откуда бы бестолковой аврорше знать такие тонкости? Но это было сущей ерундой по сравнению с тем, что она делала. Забини забыл про артефакт, изредка для вида поглаживая его кисточкой. Глаза мужчины то и дело обращались к линиям, так легко и свободно ложащимся на бумагу. Он завидовал и поражался тому, как изящно проступал рисунок, выплетающийся под карандашом Дженнифер. А ведь она ассоциировалась в его сознании с чем-то грубым и прямолинейным. И вдруг такая магия! Абсолютно очарованный происходящим, Блейз едва не свалился со стула, когда Вильямс подала голос.
– Как же мне это раньше в голову не пришло?!
– Что? – рефлекторно уточнил он и только потом заметил, насколько непроизвольно эта фраза сорвалась с её губ. Вильямс. Настолько. Забыла. О. Нём. Что позволила себе полностью расслабиться и уйти в свои грёзы. И мечтала явно не о Блейзе Забини! А стоило бы.
– Я что-то не пойму, – опасно вкрадчиво завел он, приподнимаясь из-за стола, – мы здесь с вами зачем собрались? Развлечься? Порисовать? В гробу я видал такие развлечения! – рявкнув последнюю фразу, Блейз хлопнул портсигаром по столу рядом с неоконченным рисунком, втайне понадеявшись, что мордредов артефакт рассыплется на куски и ему больше не придется тратить своё драгоценное время на рыжее аврорское недоразумение.
Вильямс, поначалу явно несколько смущенная и тем, что взялась рисовать на работе, и тем, что сболтнула вслух то, о чём думала, стала медленно подниматься из-за стола. Осознав, что нависнуть над Блейзом не получится, она внезапно и очень громко шваркнула ладонью с карандашом по столу.
– Что вы себе позволяете? – заорала она на него, схватив несчастный портсигар и сунув его чуть ли не под нос Забини. – Это так, значит, в Отделе Тайн работают с ценными вещественными доказательствами?
– А разве они такие ценные, если вы позволяете себе отвлекаться от работы на посторонние вещи? – парировал он, едко выделяя каждое слово. В глубине души Блейза накрыло сожаление. Ему бы хотелось, чтоб она продолжала творить чудеса карандашом, и пропади пропадом эта работа. Но досада на невнимание к собственной персоне перевешивала.
Вильямс отработанным движением перевернула листок рисунком вниз и злобно зыркнула на Блейза.
– А вот об этом уже не вам судить! Вместо того, чтобы делом заниматься, понавыкладывал тут щеточек!..
– Если не устраивает то, как я работаю, советую искать другого специалиста!
– Нашли бы, можете не сомневаться! – огрызнулась Вильямс. – Одна проблема: начальник Отдела Тайн редкий самодур: ни сам не работает, ни другим не дает!
Юношеская вспыльчивость в нём поутихла давно, и мало кто мог легко выбить Блейза из равновесия. Но если и было что-то, способное взбесить его в один момент, так это сомнение в его профессиональной пригодности у того, кто в этом совершенно не разбирался. Тем более, если это сомнение было обоснованным.
– Завтра же отдам эту рухлядь Хартту. Пусть стажёр учится на ваших артефактах, а не на моих, – голос Забини звенел от напряжения.
Аврорша аж задохнулась от возмущения. Не найдясь с ответом, она схватила со стола лист с рисунком и почти вылетела из лаборатории. А Блейза ещё раз кольнуло сожалением: он хотел оставить рисунок себе. Показалось или он действительно услышал "сволочь чистокровная", сказанное уже в кабинете? Забини усмехнулся, про себя поражаясь тому, как легко оказалось манипулировать подопечной Поттера.
На следующий день он с нетерпением ждал встречи с Дженнифер. И когда она пришла, со всем накопленным за жизнь ядом Блейз заявил, что в отличие от безответственных сотрудников Аврората осознаёт важность своей работы. А посему с величайшим сожалением вынужден продолжать содействие этому ведомству. Хотя видит Мерлин, это бессмысленная трата времени и толку с этого вещдока всё равно не будет.
Дальнейшая работа пошла в уже устоявшемся темпе: медленно, бестолково и в состоянии холодной войны. Они оба страдали от этого. Дженнифер из-за того, что дело увязло в болоте и почти не двигалось. Блейз по причине того, что время шло семимильными шагами, а он ни на дюйм не приблизился к поломке артефакта. Что касается соблазнения, то тут впору было задуматься - а не знал ли Нотт заранее, что из себя представляет Вильямс, когда насмешничал над способностями Забини совратить женщину.
День за днем, встреча за встречей его угнетала эта замороженность. До тех самых пор, пока Дженнифер вновь не пробудила демонов в Блейзе.

+1


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Настоящее » Чёрный ящик Пандоры