HP: University of Magic Arts

Объявление

Добро пожаловать в магический Лондон!
В игре: 2025 год, сентябрь. В УМИ начинается юбилейный учебный год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Прошлое и будущее » Запланированные случайности


Запланированные случайности

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Запланированные случайности
http://funkyimg.com/i/2Mn3o.gif
Da fing mein Leben an, als ich dich liebte.

Участники:
Rosaline Hogarth
&
Theobald Travers

Место:
Германия
Время:
27 апреля 2019

Сюжет:
Нет ничего невозможного для союза, выкованного единой верой и преданным пылким чувством. Увлечённые высокой целью и друг другом, полные воодушевления мятежники путешествуют в поисках мощного подспорья для развития "Чёрного Феникса".

+4

2

Нетерпеливый взгляд на стройные уличные часы, с которыми обнимаются благоухающие ветви нежных вишен. Седьмой или уже двадцать седьмой за последние невозможно тягучие четверть часа. Розалин вздохнула, поднесла к губам чашку подостывшего чая и покосилась на противоположный берег Шпрее, где прятался за устремлёнными ввысь охристыми фасадами старинный, почти не тронутый маглами (не считая издевательски торчащего серебряного кола телебашни) квартал Николаифиртель. Герр Шульц, коллега из немецкого Министерства Магии, которого Розалин спровадила до послезавтра, как раз говорил что-то о том, что не так давно маглы присвоили данному району, где располагается вход в магическую часть Берлина, особый статус исторической ценности, дабы ограничить здесь застройку и вообще всяческую возню, тонко намекая, что это непосредственно его, достопочтенного Шульца, заслуга. Лин это интересовало меньше всего, но приходилось терпеть болтовню чиновника и пресные комплименты, лишь бы тот (за приличные деньги, между прочим!) выписал два заветных разовых пропуска в Нурменгард. Леди Хогарт ещё не знала, насколько это посещение последних мест обитания Гриндевальда окажется полезным в их с Теобальдом изысканиях, но решила, что лишней такая экскурсия не окажется. Больше - не меньше. Ко всему прочему, ей удалось навести любопытные справки о сподвижниках Геллерта, а записная книжка, тщательно сокрытая чарами, пополнилась целым списком полезных адресов.
Розалин развернула лист пергамента, который так и не решалась сжечь, и повертела в руках второй, сложенный вчетверо. Первый - совсем свежий, а второй попал к ней в руки где-то между Кёльном и Дюссельдорфом, где располагался привычный портал в столицу. Взгляд разнежился, с трепетом глядя на волнующие чернильные линии, тоска вырвалась из груди тяжелым вздохом. Пальцы женщины ласково проскользили по заветным строчкам и спрятали подальше тёплое сентиментальное напоминание. Ещё совсем чуть-чуть!
Снова взгляд на часы. И минуты не прошло. Лин явилась чересчур заблаговременно, сгорая от ожидания и предвкушения. Сколько ненавистных дней она не видела Тео? Да Мерлин столько не жил! 
Как поразительно за последние месяцы Треверс с чуткой старательностью заполнил собой её существо. И вот Розалин уже не находит себе места от тоски, ёрзая на роскошном стуле фешенебельного ресторана у набережной.

+4

3

- Леди кого-то ожидает, или я могу предложить ей свою скромную компанию? - шепнул мужчина,  остановившись за спинкой того самого дорогого стула и чуть склонившись к ушку Розалин. Он считал пунктуальность своей второй натурой не имел привычки опаздывать, но госпожа Хогарт обошла его на полкорпуса и первой оказалась в условленном месте. Теобальд улыбнулся, он узнал Лин ещё издалека. Эту яркую, пленяющую своей красотой женщину не заметил бы лишь слепец. И сколь  приятно было наблюдать за Лин, её нетерпеливое ожидание встречи и частые короткие взгляды, обращённые к часам, льстили ему. Но Тео не мог позволить даме своего сердца томиться в ожидании, когда и сам сгорал от жажды заключить её в свои объятия.
Обойдя стул и взяв изящную ручку Розалин в свою, он трепетно коснулся губами тыльной стороны её тёплой ладони и нежно пожал пальчики, поднимая взгляд к заискрившимся радостью от их долгожданной встречи глазам. Эти несколько дней вдали друг от друга представлялись Треверсу мукой пострашнее самых изощрённых пыток святой магловской инквизиции. Путешествуя из Ханау в Кассель и далее по маршруту Кассель - Берлин, прославленный журналист едва мог заставить себя думать о работе и треклятых волшебниках из Лиги Защиты от Тёмных Искусств. Все его мысли занимала Розалин и их авантюрная затея с поисками, так называемог,о наследия Геллерта Гриндевальда. Бесспорно сомнительная затея, имеющая равные возможности закончится как славным триумфом для "Феникса", так и продолжительной экскурсией в Азкабан для энтузиастов-затейников. Но игра стоила свеч, любая зацепка,  любая обнародованная информация при грамотном использовании могла сыграть в пользу  интересов Чёрного Феникса.
- Я безумно соскучился, fy gwerthfawr*, - прошептал Теобальд, склоняясь к ушку и чуть сильнее сжимая изящные пальчики леди. Ещё несколько месяцев назад там в Корнуолле он мог лишь  надеяться, что Розалин ответит ему взаимностью, и эта взаимность обернётся для них обоих чем-то серьёзнее пылкой и быстро угасающей страсти.

*валл. моя драгоценная

Отредактировано Theobald Travers (2018-10-25 08:26:13)

+4

4

Этот проникновенный голос, который теперь слышался ей во сне и в сладкие мгновения грёз, раздался так внезапно, словно желанное наваждение, принесённое ветром с норовистых берегов Кельтского моря. Дыхание мужчины жарко коснулось ушка. Кожа по всему телу под изысканной материей ощетинилась крошечными узелками душевного возбуждения.
- Леди ожидает лишь чуда, и судьба к ней сегодня явно благосклонна, - лукаво ответила женщина, приветственно протягивая ручку и чинным жестом приглашая присесть за столик. Хотелось сорваться с места и заключить Теобальда в крепкие ласковые объятия, найти покой на широкой тёплой груди под бойкий стук ненаглядного сердца, напиться чувственным живительным эликсиром поцелуев. Вместо этого осторожное касание губ ладони, потаённая нежность, от которой по спине пробежал истомный разряд. Розалин, сияя от радости желанного воссоединения, ответила мягким пожатием ладони Треверса. Вкрадчивый тихий бархат его слов перехватывал дыхание, покушаясь на самообладание леди Хогарт.
- Roedd gwahanu yn ymddangos fel eterniaeth, fy annwyl*, - разомлев, прошептала чиновница, боясь, что её несдержанное признание кто-то услышит и потому пряча его за плотной вуалью родного наречия, которое подчёркивало то обособленное от прочих приятелей родство, которое было между ними с детства. Она резко обернула голову, пока волшебник не успел выпрямиться, чиркнув, словно небрежной случайностью, по щеке Тео мимолётным касанием губ, с которых предусмотрительно стёрла помаду ещё на подступах к заведению.
А как пьяняще веяло из-за ворота ароматом его кожи с тонкими нотками благородного парфюма! Иногда, бывало, проходя по улице или где-нибудь на нескончаемой винтовой лестнице, чаще в толпе министерского Атриума ей мерещился этот уникальный запах - игра воспалённого самозабвенным чувством воображения. Розалин была уверена, что она уже не способна на такую чувствительность, но они с Тео как будто нагоняли упущенные годы, шепча друг другу глупые подростковые нежности, упиваясь пылкими доказательствами вспыхнувшей взаимности. Душа, моложавая и счастливая, капитулировала перед лицом головокружительных, ненавязчивых, но упорных и крайне убедительных куртуазных ухаживаний старшего Треверса и теперь окрылённо парила в сердечных страстях.
- Ты завтракал? – заботливо поинтересовалась Лин, лучезарно улыбаясь. – Где в итоге остановился? – И прибавила тихо, вздохнув. - Ко мне лучше не соваться, там попадаются знакомые лица, век бы их не видать.
- Данке, - не отводя взгляда от милых глаз, небрежно бросила Розалин вышколенной официантке, которая принесла джентльмену меню, приборы и бокал воды.


Валл. Разлука показалась мне вечностью, мой дорогой.

+4

5

Коснувшись пальцами щеки там, где только что проскользнули губы Розалин, мужчина улыбнулся и занял место напротив. От удовольствия видеть ту, что занимала все его мысли, и вновь прикасаться к нежнейшему бархату её кожи, вдоль позвоночника взволнованно пробежали мурашки.
- Да,  успел позавтракать в Касселе перед самым отъездом,- кивнув официантке и дождавшись того момента, когда та вновь оставит их одних, продолжил, - И если завтрак леди уже окончен, то я хотел бы незамедлительно похитить её, - Тео бросил короткий взгляд на извлечённые из кармана жилета часы и поднял глаза к своей очаровательной спутнице. В его взгляде отчётливо читалось неодолимое  желание подхватить Лин в свои крепкие объятия и закружить, утоляя жажду губ в пылком поцелуе, - Regent Berlin в районе Митте, немного шумно из-за наплыва туристов, зато легко затеряться в этой пёстрой толпе и вид на исторический центр города просто изумительный. Сказочная атмосфера, теперь я понимаю откуда у двух прославленных волшебников появилась идея повествовать о своих победах в такой нетипичной форме.
За несколько дней своего путешествия, как журналисту, Теобальду  удалось собрать достаточное количество интересной информации, способной заинтересовать читателя, и даже набросать примерный план будущей статьи. Но строгий и педантичный главный редактор Треверс внутри него требовал больше проверенных и неоспоримых фактов. Значит, придётся снова обратиться к покрытым пылью веков архивам. Но только не сейчас, когда драгоценна каждая минута проведённая подле возлюбленной.
- У меня для тебя тоже есть кусочек этой сказки, - убрав часы, Тео извлёк из кармана пиджака и протянул Розалин на своей раскрытой ладони небольшую золотистую и искрящуюся в ярких весенних лучах тёплого и ласкового солнца шкатулку по форме напоминающую яблоко, - Только открыть её придётся в другом месте. Слишком большой магический фон для такого тихого места.

шкатулка

https://kolyan.net/uploads/posts/2009-10/1254637411_1-106.jpg

+4

6

Женщина кивнула с улыбкой, не отводя заворожённого взгляда. Даже если бы она не завтракала сегодня, она бы и не заметила - слишком ждала приезда Тео, чтобы обращать внимание на физический дискомфорт: тоска заглушала всё прочее.
- Сердце леди ты похитил, теперь пришёл за остальным? – игриво ответила Лин, понизив тон до вкрадчивого шёпота и чуть прищурившись.  Леди Хогарт подалась чуть ближе к нему, но с усилием отстранилась обратно, уперевшись лопатками в высокую спинку стула. «Терпи!» - приказала она себе, в своём воображении уже пребывая с возлюбленным в изысканном номере Regent Berlin с лучшим видом на красоты площади Жандарменмаркт. Хотя какая там старинная площадь, когда смотреть хочется только на него?
- Прекрасный выбор и совсем недалеко отсюда. Вижу, ты очарован Германией, - с тёплой улыбкой заметила волшебница, для которой эти места, особенно столица, стали после пятой командировки совершенно обыденными. Но теперь это рутинное впечатление, вне всякого сомнения, заиграет новыми красками. -  Много интересного накопал про братьев? Я уже предвкушаю эту статью, м-м-м! Ты уже был в Забабурге? Я так хотела туда с тобой!
Ей виделись башни древнего волшебного замка в изумрудной зелени, благоухание окрестного розария, отель, в который стекались парочки со всей Европы в поисках совершенно необычайного флёра романтики.
Розалин вскинула бровь, заинтригованно следя за движениями Теобальда. Как ей нравился этот естественный выверенный жест джентльмена, блик часов в ладони Треверса и шорох цепочки.
- Ах, Тео! Какая прелесть! – Розалин с восхищением аккуратно стянула у него из руки шкатулку. Самый магический фрукт переливался янтарным сиянием. Лин повертела её, всё шире расплываясь в улыбке, снедаемая любопытством и предвкушением. "Что это он такое задумал на этот раз?!"
- Интересно, вправду ли несколько сотен лет назад поцелуй истинной любви мог разрушить даже сильное проклятье? Тогда бы пятый этаж Мунго остался без работы, - пробормотала женщина, разглядывая подарок. – Пойдём скорее, куда скажешь, - шепнула леди Хогарт, поднимая жадный взгляд.

+4

7

- Я крайне жаден и хочу леди целиком, - хищно оскалив свои белоснежно белые и заострённые, как у зверя, зубы, Теобальд подозвал официантку. Расплатившись по счёту и поднявшись из-за стола, он предложил свою руку Розалин в привычной и достаточно формальной для джентельмена манере. Ловкий и ни у кого не вызывающий подозрений ход, при котором в рамках светских приличий леди Хогарт окажется максимально близко и не будет скомпрометированна, а Тео сможет безнаказанно играть пальцами с её нежной и тёплой ладошкой.
- И как можно скорее, - уже тише шепнул он, доверительно склонив голову к ушку Розалин. Ноздрей коснулся лёгкий сладковатый аромат, уже давно ассоциирующийся только с Роз и никем другим. Как же он всё-таки соскучился, и каких титанических усилий ему стоило держать себя в руках подле этой восхитительной во всех отношениях женщины, буквально захватившего его всего и без остатка, - Не могу сказать что очарован Германией больше, чем тобой, дорогая. Но у этой страны есть свой неповторимый шарм, и я заинтригован, чем ещё она может меня удивить или порадовать, - улыбаясь и не отводя взгляда от спутницы, Треверс повлёк Розалин прочь от набережной, - Если твоё командировочное время позволяет, мы могли бы отправиться туда после того, как решим один интересующий нас вопрос, и посвятить время только друг другу, - бросив короткий взгляд через плечо, мужчина нежно пожал пальчики леди, - Статья про братьев обещает быть успешной. Редкая удача найти столько интересной информации под тем вековым слоем пыли, что я разгрёб. Но стоило бы ещё посетить Шёнеберг.
Широкая набережная после небольшого поворота уступила права узкой прибрежной улочке, бегущей вверх меж невысоких разноцветных домиков под охрой черепичных крыш к центру города, где на площади под звуки музыкальных переливов и звонкие голоса прогуливающейся толпы задорно по кругу большой карусели неслись вскачь расписные лошадки.

+4

8

Произнесённые Теобальдом слова, пронизанные чувством и тоской, пробирались под рёбра женщины, слово юркие птички сквозь прутья клети, манимые сладким медовым нектаром, затаённым в алом сердечном сосуде. Они вились и трепыхали крылышками, буйствуя в груди от нежного взгляда и улыбки волшебника, будто взбудораженные яркими лучами полуденного солнца.
Пока Тео непринуждённо расправлялся с формальностями ресторанного обслуживания, леди Хогарт не сводила с него зачарованного взгляда, усилием не позволяя лучезарной улыбке чересчур расползтись, выдавая откровенное расположение увлечённого человека. Розалин поднялась и по-светски подхватила Треверса под руку, с упоением насладившись этим скудным, но таким желанным авансом. Волшебница чуть сильнее стиснула его плечо, скрытным движением погладив большим пальцем, и теснее прижалась сбоку. Дразняще веяло полюбившимся ароматом, хотелось жадно собрать его с кожи мужчины глубоким вдохом, но оставалось лишь трепетно ловить ускользающие сквозь приветливый ветерок лёгкие ноты. Второй рукой она наощупь изучала в кармане гладкие округлости и рельефные детали интригующей шкатулки.
- Если? – женщина лукаво вскинула бровь. -  Я выкрою день, пусть мне придётся затеять международный скандал, - шутливо уверила она возлюбленного, и в этом была доля правды. Разумеется, леди Хогарт не была так беспечна, чтобы маневрировать ради собственного каприза интересами целых стран, но план у неё был всегда: вывернуть обстоятельства в свою пользу, и Драко сам придёт к мысли, что задержка действительно нужна. А Розалин даже не произнесёт это первая вслух. Вот оно, настоящее искусство!
- Я не сомневалась в тебе! Это очень кстати, кроме Старого кладбища Святого Матфея заглянем ещё в одно местечко в Шёнеберге, - она оглянулась, будто рассматривая атласную ленту реки. Женщина понизила тон. Чтобы заглушить в себе голос ревущей страсти, она решила углубиться в дела, подменив вожделение пылом неуёмной деятельности, – Я узнала, в каком доме жил Рудольф Штейнер. Стоит проверить, не осталось ли там чего-нибудь любопытного по нашей теме. Уверена, Гриндевальд обращал внимание на его исследования. Мне удалось найти в Лондоне несколько тайных трудов этой напыщенной проиндуски Анни Безант, но это всё не то. У её примечательного мужа, сдаётся мне, куда больше того, что нас интересует. Основное в Швейцарии, но раз уж мы здесь.
"В каждом волшебнике дремлют способности, при помощи которых он может обрести знание о высших мирах." - задумчиво процитировала она герра Штейнера. - Что думаешь? Это не о проблемах вырождения, но скорее о задушенном магическом потенциале нынешнего общества.
Розалин замедлила шаг и отвлеклась на пёструю пляску уличных развлечений.

+2

9

Проследив за взглядом женщины, отвлекшийся на красочную круговерть ярмарочных развлечений, Теобальд лукаво улыбнулся и, придерживая свою спутницу под локоток, увлёк её в пёстрый поток веселящихся горожан и гостей этого волшебного города. Старший из Треверсов никогда прежде не был замечен в такой необдуманной быстроте принятия решений и авантюрности затей. Розалин действовала на него  хмельнее самого крепкого эльфийского вина, сильнее любого обезоруживающего заклятия и вместе с тем придавала столько сил и неукротимой энергии каждому его порыву.
- Я не хотел утомлять тебя прогулками по старому кладбищу, но Рудольф Штейнер, дорогая, - мужчина улыбнулся и подмигнул  Роз, ловко перехватывая руку за запястье и мимолётно касаясь губами тонких белых, как слоновая кость, пальчиков, - Это действительно может оказаться нам полезным. При удачном стечении обстоятельств, полагаю, следующая твоя командировка будет в Цюрих, а очередная статья в моём журнале затронет тему жизни и творчества некого профессора, известного своими изысканиями в области мифологии и истории магии.
Затеряться средь разномастной толпы, желающей прокатиться на сказочных резных лошадках под мелодичный перезвон озорных колокольчиков, не составляло труда. Весело галдящая на разных языках публика окружила карусель со всех сторон. Тео приобнял Розалин за талию, помогая пробраться мимо ведущих оживленную беседу туристов, судя по говору прибывших из солнечной Испании. Он ловко, словно в танце,  оторвал от земли её хрупкую и почти невесомую фигурку и водрузил на бегущий по кругу диск карусели, уверенно наступая следом и сам.
- "В каждом волшебнике дремлют способности, при помощи которых он может обрести знание о высших мирах."
- Я думаю, что из этого может получиться что-то фундаментальное. "Воинственному колдуну" пора публиковать что-то серьезнее биографических статей о великих предках. Или пора задуматься о собственном издательском доме, - изогнув бровь, Теобальд крепче обвил рукой талию возлюбленной и тесно привлек к себе, заглядывая в пленительные омуты синих глаз. Наконец, он мог жадно впиться в ее сладкие губы под сенью узорной крыши карусели и не остаться незамеченным для случайных взглядов.

+2

10

Смазанные движением пёстрые краски, смех и гам задорной толпы напоминали о Коруолле, радостных и беззаботных мгновениях детства, ярмарочной суете, плясках на траве вокруг пышущего огня, хор разносортных ведьм в остроконечных шляпах, затягивающих на всю округу «Песнь Ламмаса», во рту вкус сладких ягодных пирогов, в карманах гостинцы, кругом карусели, игры, состязания, в которых, наконец, могли сойтись деревенские ребятишки с юными высокородными отпрысками. Счастье настоящего слилось с яркими счастливыми вспышками прошлого и душа неистово затрепетала.
- Как меня может утомить прогулка с тобой, мой милый? – с искреннем недоумением заметила Розалин. Ей не было в тягость даже сидеть в кабинете Теобальда часами в полном безмолвии, наслаждаясь тем, как слух ласкает уверенный скрип его пера. В удовольствие было даже просто знать, что он где-то рядом: ощущение его присутствия, как бы Треверс не был занят и погружён в свои мысли, теплом наполняло грудь. – Скорее в Дорнах, но туда так просто не поедешь, - она размышляла, отвлекаясь на мимолётные ласки, которые норовили сместить акцент самообладания между рациональным и чувственным. – Зато, если мне не изменяет память, там рукой подать до Базеля. А в Базеле проходят все наши международные собрания по торгово-банковским вопросам, - Хогарт хотела что-то добавить про Базельский Гоблинский Комитет по Банковскому Надзору, но руки мужчины так смело сомкнулись у неё на талии, а дыхание горячим потоком просочилось сквозь локоны, что она потеряла мысль на полпути, удивляясь неожиданному авантюрному ходу волшебника.
- Рада, что задумка тебе понравилась, дорогой, - только и пролепетала Роз и улыбнулась, ухватившись за позолоченную опору одной рукой, а за Тео – другой, заметила, как окружающий мир вне яркого купола медленно поплыл в сторону. – Да, тебе стоит обзавестись издательством, это возведёт наши труды на новый уровень…,  – она уже едва говорила в голос, податливо прильнув к его широкой груди. Глаза волшебника горели ярче рассыпанных по карусели огоньков, чаруя и совершенно лишая воли. Розалин не успевала поражаться тому, каков становился с ней Теобальд. Многие сочли бы его сдержанным консерватором, отстранённым и строгим, а кто-то даже суровым, чопорным джентльменом, безвылазно погрязшим в делах журнала и многочисленного семейства, не позволяющим себе баловства и сентиментальных излишеств. Но с ней Тео был совсем другим: отчаянно живым, улыбчивым и воодушевлённым, щедрым на ласку во всех её проявлениях, нежным и пылким, он не боялся говорить и делать глупости и частенько, кажется, удивлял сам себя, открывая то, что дремало в его душе и теперь показывалось на свет, переливаясь в бережных любящих руках леди Хогарт.
Трепетный жар такого желанного поцелуя охватил всё тело. Розалин крепко обняла мужчину за шею, наслаждаясь возможностью угоститься его ароматом. Волшебница горячими пальчиками скользнула вдоль скулы ниже, притягивая лицо Теобальда к себе, и жадно излила свою тоску. Дыхание терялось, то замирая, то вырываясь со сдержанным стоном в его медовые губы.

+2

11

- Я в восторге от твоих идей, любая из них достойна отдельного внимания и тщательной проработки. Именно благодаря им наша пламенная птица возродилась из пепла и набирается сил, чтобы гордо реять над магическим миром, - выдохнул мужчина, теснее привлекая к себе свою спутницу одной рукой и второй накрывая изящную ладошку на золочёной опоре карусели. Её синие, как ясное весеннее небо Берлина, глаза горели живой неукротимой жаждой новых открытий, азартом настоящего исследователя, словно, все эти поиски древних фолиантов и утерянных трудов выживших из ума волшебников вселяли в неё энергию самой жизни. Теобальд улыбнулся, сплетая их пальцы на вертикальном поручне, уходящим своим верхним концом куда-то под купол мчащей их карусели.
За последние полгода Розалин буквально расцвела, на бледных фарфоровых щеках заиграл нежный румянец, на губах чаще стала появляться улыбка. Леди Хогарт всё больше напоминала ту ещё совсем юную Лин Шафик, из-за пылкой юношеской увлечённости к которой старый Колдер едва не придушил своего старшего внука. И Тео день ото дня влюблялся в неё всё сильнее и сильнее, не веря тому, как непростительно и преступно мог упустить столько лет.
- Лин, моя дорогая, - прошептал он, наконец, хоть и на краткий миг, но всё же освобожденный от пристальных любопытных взглядов и правил приличия, - Как же я соскучился по твоим ярким, как вечерние корнуольские звезды, глазам, что смотрят так испытующе, по персиковому румянцу розового куста, что цвел возле старых развалин Тинтагеля , разгорающемуся на бархате твоих щёк, нежным рукам, что дарят бережные объятия, - шепча, Тео мягко коснулся губ Розалин в тягучем сладком поцелуе, - И по губам, что слаще мёда, пьянея, чем вино...
Невыносимо ждать и догонять. Но ещё невыносимее ждать, чтобы догнать, догнать упущенное за время их вынужденной разлуки, растратить нерастраченную нежность и прошептать все слова, что нельзя было доверить пергаменту и глупой птице. Беспощадные условности и вынужденная конспирация, ещё немного и они свели бы с ума любого, но Треверс держался из последних сил, жадно сжимая пальцы на тонкой талии Роз.

+2

12

- Я просто верю, - волшебница не отводила взгляда, пронзительно-твёрдого и, вместе с тем, полного тепла, кончиками пальцев она бережно погладила мужчину по щеке, - в тебя, в Феникс, в будущее, которое мы хотим построить. Мне в радость искать дороги, что приведут нас к заветной цели, - ласково прошептала женщина улыбнулась, а взглядом добавила: «Лишь бы ты был счастлив!».
Розалин прекрасно представляла, как тяготит Теобальда, истинного джентльмена с самыми благородными намерениями, их положение: невозможность полноправно обладать тем, что и так ему принадлежит, таиться от общества, не позволять себе открыто радоваться своему счастью, мириться с уступками; и потому так усердно и щедро заливала эту горечь полыни медовой вересковой сладостью тех мгновений, когда любовники были предоставлены друг другу.
Его шёпот, изящный слог, словно прекраснейшая неповторимая каллиграфия в древних книгах заклятий, восхищал и будоражил. Розалин была тронута, Тео окутывал её совершенно удивительным поэтическим шармом, словно они были героями чарующих бретонских легенд. Куртуазность эта, впрочем, была сдобрена отнюдь не платонически – на языке тела Теобадьд изъяснялся не менее убедительно и красноречиво. И насколько же пошло и оскорбительно всплывало в памяти это «детка», как нередко обращался к ней Розье, дерзко с воспалённым самоутверждением глядя на леди Хогарт, благородную неглупую волшебницу, словно на прелестное развлечение, каким бы излюбленным оно ни было, позволяя себе то, что ни за что не допустило бы безукоризненное воспитание Тео.
- Мой милый Тристан, - прошептала леди Хогарт, касаясь словами его губ, словно манящего карамельного яблока, хмельно ловя головокружительный взгляд возлюбленного. В окрестностях Тинтагеля по сей день растёт волшебный терновник, в память о любви, что сильнее смерти. Розалин недавно задумала сотворить и преподнести Теобальду чернила из сока его зачарованных ягод, - Я так тебя ждала, мой дорогой, жила лишь мыслями о тебе. Мне так хотелось приручить ветер, чтобы он добрался до Ханау и, ворвавшись в твоё окно, принёс мой шёпот, - тихо ворковала Лин на ушко волшебнику.

+2

13

- Сталью ты стал, с болью ты спал, с ее любовью спорить не стал! В вороний стан вороных стай вернулся верный Тристан, - машинально, почти не задумываясь, прошептал Теобальд, поднимая взгляд к ясным сапфирам глаз своей возлюбленной, в которых отразился он сам на фоне искрящихся огоньков карусели. Откуда в его памяти всплыли эти строки, и как Розалин всякий раз так искусно удавалось воскресить в его сознании обрывки всех тех романтических глупостей, что он читал ещё в юности. Мысль о знаменитых персонажах валлийской легенды, зарождённая в нём одним лишь именем, слетевшим с губ леди Хогарт, отозвалась горечью. Лин была так же губительно хороша, как белокурая Изольда из известного им обоим с самого детства сказания, но Тео не стал бы их сравнивать. Слишком схожи их истории и от того слишком больно было проводить параллели. Скрывать от всех свою привязанность, свои искренние чувства и благородные намерения из-за страха перед недовольством одного "короля Марка". Таиться разве что только не в лесу от его вездесущих "глаз" и "ушей".
Мужчина невольно поморщился и перевёл взгляд куда-то по ту сторону городской площади туда, где пёстрое море гуляющей и веселящейся толпы постепенно мельчало и отступало вдаль, словно, начинался отлив.
- Улетал во все четыре стороны, пел о ней путями горными... Забыл свой дом за льдом и огнем, был возрожден ясным дождем из пепла, в котором сожжен... - строчки в его голове путались, перескакивая одна с другой, как в чихарде, и мужчина уже не мог восстановить их точной последовательности, - На сколько я помню, - прошептал он, глотая неприятную горечь собственных слов, - Он плохо кончил... Они оба...
Теобальд вернулся взглядом к лицу своей ненаглядной леди и нежно шутливо коснулся губами ее хорошенького носика, гоня прочь от себя все мрачные мысли, рождённые уставшим от тайн сознанием.
- Каким маршрутом сегодня лежит наша дорога к светлому будущему? Нурменгард? - мужчина приподнял уголки рта в призрачном подобии улыбки и нежно погладил пальчики Лин, заключенные меж его собственных, - Или время терпит, и мы можем позволить себе немного праздного наслаждения?

+2

14

Старинная мелодия, которую напевали не одну сотню лет себе под нос и леди в своих роскошных каменных спальнях, и пастушки, лежа в объятиях вереска, ожила на чувственных губах Тео. Розалин не могла оторваться от его чарующего взгляда, нежно касающегося бликов её глаз. Сердце, болезненно трепеща, сжалось, она прекрасно представляла, о чём думает и что чувствует в эти мгновения Треверс, деля его тревоги. Многие предания, рождённые издревле на их родной земле, учили о том, что потаённая связь губительна, её венчает лишь смерть или громкий позор. Розалин старалась не думать об этом и оставаться предусмотрительной, слишком много обстоятельств смешивались воедино, не позволяя ни отказаться от этих чувств, ни предать их огласке, как того желал её драгоценный Теобальд. 
- Разве их любовь не стоила того? - мягко прошептала Лин, сильнее стиснув пальцы мужчины. Наверное, в этот момент где-то должен был присвистнуть гриффиндорец. -  Но с нами так не будет, - самонадеянно заверила волшебница. Ей не раз виделись кошмары по ночам: лицо Розье, упоённое жестокой игрой собственничества, бездыханный Теобальд, истерзанный оборотнями до смерти и чёрный саван с эмблемой их тайного общества, пропитанный кровью насквозь. Ричард как-то вскользь, скорее в шутку, заявил о том, что сделал бы с Таффи, если бы между ним и Розалин завязался роман. Но в действительности можно было бы умножить ярость Розье на дюжину. Нет, этого нельзя было допустить! 
-Нурменгард, да, - леди Хогарт и сама уже было поддалась упадническим настроениям, но вместе с возлюбленным, поспешила отринуть их прочь, и просияла, когда впереди вспыхнула перспектива провести время наедине в уютном номере Regent Berlin. Волшебница прищурилась, во взгляде заплясали томные искорки, она теснее прижалась к его груди, обняла за шею и лукавым вкрадчивым шёпотом коснулась ушка Теобальда. - Мы просто обязаны позволить себе...Иначе я совершенно не смогу думать о Гриндевальде - только о тебе, мой дорогой, - она игриво ухватила мочку губами и чуть прикусила. Невыносимо хотелось больших вольностей вдали от посторонних глаз.

+2

15

- Не заставляй меня ревновать ещё и к ныне покойным волшебникам, - шутливо шепнул он в ответ, осторожно расцепляя пальчики на золочёной опоре карусели и тепло сжимая их своей широкой ладони, второй рукой осторожно придерживая леди за талию и увлекая её сделать несколько лёгких танцевальных шагов по вращающемуся диску к самому его краю, где ловко спустившись сам, Теверс легко подхватил Лин за талию и, кружа, опустил на землю рядом с собой. Вновь окрылённый одной только парой фраз возлюбленной о долгожданном уединении, Тео улыбнулся теплее, - Идём, не будем терять ни минуты, fy Gymraeg wedi codi*.
Теобальд привычно перешёл на родное наречие. Всё чаще он делал это не только, когда дело касалась чего-то секретного для посторонних ушей, но и просто шепча Лин всякие нежные глупости. Сойдя с карусели, молодые люди вновь оказались в пёстрой бушующей толпе праздных горожан и гостей столицы по другую сторону просторной мощёной булыжником площади с которой открывался совершенно волшебный вид на историческую часть города с её зелёными уголками уютных сквериков, а до Regent Berlin оставались всего пара, другая фурлонгов.
Погода для конца апреля выдалась на редкость тёплая и солнечная, кое-где средь буйной зелени раскидистых крон мелькали ещё едва раскрывающие свои нежные, словно восковые, лепестки соцветия каштанов, но чистый весенний воздух уже полнился их медовым ароматом.
- Пока мы не остались наедине, и моё сознание ещё остаётся трезво от пьянящих мыслей о тебе, - загадочно улыбнулся Треверс, вновь благочестиво предлагая Розалин свою руку, - Что конкретно мы будем искать? Насколько я знаю, у Гриндевальда были достаточно обширные интересы в научных сферах и некоторые разработки его сторонников были весьма. Как бы это сказать, - Тео кашлянул, прочищая горло, - Они весьма разнились с нормами общественной морали.


* валл. Моя валлийская роза

Отредактировано Theobald Travers (2018-12-10 07:48:08)

+2

16

-Блондины не в моём вкусе, дорогой, - смеясь, вполголоса парировала спутница. - Особенно мёртвые! 
Как же приятно ощущать дразнящее, такое желанное тепло ладоней Тео на своих пальцах и на талии, жестоко-глуховатое прикосновение сквозь ткани одежды. Розалин с лёгкостью улавливала настроения своего возлюбленного избранника и играючи поддавалась им. Лин без неловкой заминки тут же повелась за Теобальдом, грациозно шагая в такт его вариации и крепко обняла за шею, счастливо смеясь в очаровательно сентиментальном вихре, когда волшебник закружил её, прежде чем осторожно опустить. 
Наверное, никогда она так не любила язык предков, как теперь, когда он срывался с вожделенных губ Теобальда, становясь медовой усладой, чем-то совершенно особенным, сокровенной красотой, которую могли различить лишь они даже в грубых нескладных английскому уху сочетании звуков.
- Идём, Haul fy mywyd*, - вкрадчиво прошептала волшебница в ответ. Прежде она почти никогда не называла старшего из братьев по прозвищу,  разве что в детстве, если они с Таффи желали вдруг его раздразнить, слишком серьёзным и нордичным он всегда казался для таких телячьих нежностей. Однако теперь было так приятно баловаться, сладко целуя его этим милым "Хаул".
В глазах Розалин, которые она чуть щурила от приветливого солнечного света, мелькнули масляные блики. Леди Хогарт расплылась в игривой улыбке, округлив яблочки на щеках, налитые румянцем живости. Она взяла под руку своего элегантного джентльмена, сгорая от нетерпения заключить его в пылкие объятия прямо на пороге номера. Как жаль, что по международным магическим стандартам аппарация в отели запрещена в рамках программы безопасности.   
-Ты как всегда изрядно деликатен, мой милый, - она покосилась на Треверса с лукавой улыбкой и, ласково пожав его плечо, снова направила взгляд вперёд, сквозь прохожих. Голос леди Хогарт с елейного переменился на тот деловитый тон, которым она имела обыкновение обозначать разговоры, далёкие от личных. - Я достаточно читала о так называемых “зверствах Гриндевальда”, экспериментальной чёрной магии и особых изысканиях его людей, в результате которых было замучено немало маглов и грязнокровок, - Розалин говорила это с такой непроницаемой невозмутимостью, что можно было только догадываться о границах хладнокровия этой волшебницы и том, как далеко она могла зайти ради действительно стоящей цели. 
Женщина вытащила из кармана нечто, напоминающее миниатюрную жестяную коробочку с монпасье, съела сама, поморщившись, и дала конфетку Теобальду, теперь окружающие, кроме Треверса, слышали нескладную тарабарщину из её уст. Угощение для детских шалостей из магазинчика Уизли, которое она отобрала у юной кузины Фрэнсис в гостях у Филиппы, оказалось неплохо применимо и для взрослых дел. - По мне, так эти материалы наиболее ценны. Если кто-то уже сделал всю грязную работу за нас, мы обязаны этим воспользоваться. Я нашла адрес одного...- Лин облизнула и поджала губы, цокнув, - особого коллекционера, скажем так. У него есть замечательная библиотека из запрещённых рукописей. Попадётся что-то стоящее - перевезём через границу с помощью моих друзей из таможенного контроля. Близняшки Кэрроу, кстати. Из-за фамилии им не дают повышение уже шестой год. Представляешь? Ну, может ещё и потому что они...эм несколько флегматичны. Вот и приходится их “подкармливать” занятной работёнкой, - снова загрохотали карамельные горошинки в коробочке, и Розалин выдала по второй. - Привезём и отдадим Форду, пусть дальше сам разбирается. 


* валл. Солнце моей жизни

+1

17

- Сладкая пакость, - поморщился Треверс, отправляя в рот карамельный шарик и стараясь не акцентировать своё внимание на приторном безумии, прокатившемся от самого кончика языка до горла. Он никогда не был ни сладкоежкой, ни просто ценителем шоколадно-сахарных изделий, по обыкновению передавая все полученные им сладости младшему брату. А уж историю с "Bertie Botts Beans" после которой Теобальд с подозрением стал относиться ко всем сладостям, отдаленно напоминающим эти волшебные бобы, ещё долго не забудет ни один из членов их маленькой корнуолльской озорной банды, - Пора бы в "Фениксе" разработать что-то подобное, но более эффективное и менее опасное для зубов наших птенцов.
Из уст Розалин детское прозвище Теобальда звучало ещё нежнее и ласковее, чем это получалось у Таффи, достигавшего своей максимально умилительной стадии и его матушки, собственно, и придумавшей так мягко и любовно обращаться к своему недополучившему родного материнского тепла пасынку. И почему раньше Тео так глупо стеснялся и всячески открещивался от этого милого прозвища? Может быть, его смущало сравнение с волшебником из одной уэльской сказки, тезкой которого при этом он невольно становился. "Я Треверс, а не Дженкинс Пендрагон" - упрямо возмущался маленький Теобальд в ответ на своё прозвище. Смешно вспомнить, как всё это, должно быть, глупо выглядело со стороны. Тео улыбнулся и накрыл ладонью пальчики Лин на своём предплечье, уводя ее под сенью раскидистых зелёных крон на оживленную, залитую ярким солнечным светом Францёзише - Штрассе.
- А Нурменгард? - взгляд Треверса стал по-деловому серьёзен, оставляя всю нерастраченную нежность на потом, когда за спиной призывно захлопнется дверь номера люкс, - Думаешь, в их архивах ещё можно что-то найти? Я имею ввиду что-то действительно ценное для "Феникса". В связи со всеми этими чистками после падения Гриндевальда, крупной  удачей будет найти хотя бы список лиц, занятых в этих разработках. Кстати, о списках, - мужчина умоляюще посмотрел на Лин, морщась от вида второй порции карамели, - Ещё немного и я слипнусь, - предупредил он, страдальчески отправляя в рот сладкий шарик. Эти пакостные сласти помимо вкуса имели свойство быстро терять свою волшебную силу, видимо, на радость всем сладкоежкам, желающим поскорее обновить принятую дозу сахара, - В австрийском отделе тайн  у тебя связей, случайно, нет? Крайне любопытно заглянуть ещё и в их засекреченные архивы.
Кивнув швейцару, гостеприимно распахнувшему перед ними парадные двери отеля, Треверс улыбнулся своей спутнице и плавно перешёл на немецкий, коротко интересуясь почтой на имя герра Эйсмонта, оставляя несколько мелких распоряжений консьержу и забирая ключ от номера.

Отредактировано Theobald Travers (Вчера 07:29:15)

+2

18

На старинной улице Францёзише-Штрассе было и потише и уютнее, чем в бурном потоке бульвара Унтер-ден-Линден, оставшемся позади, стремительно текущем среди чарующих стен раскидистых лип и вкраплений карранского мрамора, пытаясь обогнать изгиб Шпрее. 
-Хорошая мысль, надо довести до ума! - Розалин не удержалась от смешка, заметив, как мужчина морщится от приторного угощения. Сама же леди Хогарт могла умять целую коробочку и не заметить. Она не отказывала себе в сладостях-слабостях по сей день, а в детстве так вообще конфеты привычно кочевали от Теобальда к Таффи, а от Таффи к Лин. Взгляд волшебницы в одно мгновение растроганно размяк, стоило Треверсу упомянуть “наших птенцов”, их общее детище, сокрытое чернильном мраком тайны, пылающее истым жаром идеи - особые узы, глубже примитивной сентиментальной привязанности, острее, туже. Видеть Тео таким одухотворённым, деятельным, амбициозным - какое это счастье! Рисковать всем. Вместе. Решать судьбу Альбиона, а, может, и целого волшебного мира! Розалин была опьянена, она жила этим жгучим чувством, не ощущая страха, лишь жажду, которую мог утолить только её несравненный Теобальд и работа над "Фениксом". 
-В Нурменгард мы направляемся именно за этим, милый, не рисунки же на стенах камеры Гриндевальда разглядывать, - она усмехнулась. - Если списки тех, кто проходил по статье пособничества, ещё можно исхитриться достать и сидя в Лондоне, то их личные дела без особого ордера никто не покажет. А для этого нужно весомое международное разбирательство. Я думала устроить провокацию, побередить старые раны, но лучше не поднимать шум лишний раз. Сами справимся. Надо будет как следует запомнить каждую страницу. Потом сядем в обнимку с омутом и сделаем копии. Только бы нам попался сговорчивый архивариус, - лёгкое волнение проступило в голосе. - На худой конец, я припасла Веритасерум, - мать Розалин держала болтрушаек и всегда втихаря имела дома пузырёк. Эту же традицию переняла и её дочь. Но Лин пошла дальше, она выбила через Розье официальное разрешение Отдела Безопасности применять его по своему усмотрению, поскольку нередко была задействована в  шпионаже, а зелье прекрасно развязывало язык зарубежным дипломатам, когда это было остро необходимо. - Надеюсь, успело настояться как следует. 
В это мгновение она задумалась, способна ли пойти на Империо? Хлёсткой вспышкой в голову ударило пугающее страстное "Да!" Но она отринула этот преступный соблазн подальше, выдохнув свой пыл и пытаясь отвлечься. Её повело в сторону мыслей о том, как хочется украсть карамельную сладость с губ Тео, которая так его тяготит. 
-Случайно - нет. Специально - есть, - хитро улыбнулась женщина. Розалин начала готовиться к этой поездке заблаговременно и пыталась предусмотреть всё, что может им пригодиться. - Я навела справки через Забини. Так что мы теперь у него в долгу. Блейз мне подсказал "своего" невыразимца, с которым можно иметь дело. Некий Мориц Бауэр. Но надо держать наготове деньги, дорогой. И много, - предупредила Розалин, которая уже начала распродавать некоторые активы, доставшиеся от покойного мужа, и пускать их в дело.
Так естественно и приятно было разгуливать под руку с Тео, незаметно пожимая его плечо, радуясь мягким касаниям его пальцев, что Розалин не заметила, как очутилась на пороге одной из лучших гостиниц города. В отличие от Треверса, она особенно   насторожилась, осторожно оглядываясь - здесь часто бывала элита со всей Европы, а значит - мог попасться кто-то из знакомых. Беспокойство захлестнуло волной. Пока волшебник непринуждённо разбирался с консьержем, Розалин пыталась решить, что делать. Тревога завладела ею как-то вдруг.
- Всего доброго, герр Эйсмонт, да, эта гостиница недурна, вы правы. Остановлюсь в следующий раз здесь, - начала болтать женщина, оглянулась: швейцар стоял с той стороны двери спиной, парочка поднималась по лестнице, какая-то тень мелькнула в сторону коридора и исчезла. Момент подходящий, но консьерж с этой своей дежурной улыбочкой взгляда не сводит. Розалин нащупала палочку, делая лёгкую манипуляцию, попыталась невербально "Конфундо". Не вышло. 
- Конфундо! - негромко, но чётко произнесла она и стремительно, пока не появилось лишних глаз, прильнула к Теобальду. - Держи меня крепче! - порывисто шепнула леди Хогарт и начала стремительно уменьшаться и менять обличье. Если бы не ладонь Треверса некрупный зверёк тут же шлёпнулся на пол, но Лин успела ухватиться коготками за пальцы и ткань и юркнула спутнику за пазуху, прижимая иголки ближе к телу.  Обострилось обоняние и слух. Шум дыхания и такой яркий аромат его тела и парфюма так и тянули забыться. Здесь, в тепле и темноте, было так хорошо, присутствие Тео обволакивало со всех сторон.

+1

19

- Как жаль, дорогая фрау, что срочные дела не позволяют продолжить наш милый спор за чашечкой кофе. Ну что же, в следующий раз. Всего доброго, - ответил мужчина, изображая на своём лице сожаление перед прощанием с леди и неспешно разворачиваясь спиной к консьержу, словно, провожая свою спутницу взглядом, ловко подхватил маленького ёжика под его мягкий животик. Удостоверившись, что зверёк благополучно перебрался к нему за пазуху, Треверс как можно осторожнее прижал колючую спинку сквозь плотную ткань пиджака рукой и как ни в чём не бывало покинул фойе, направляясь в сторону лифтов. Интересно, что привиделось ещё не сдавшему свою смену после долгого и утомительного ночного дежурства консьержу?!
В столь ранний час именитых постояльцев Regent Berlin можно было с лёгкостью разделить на две простые категории: "жаворонки" - уже упорхнувшие по своим неотложным делам, и "совы" - прокутившие всю ночь накануне в магическом квартале и обещающие разомкнуть веки не раньше первой вечерней зари. Однако, рисковать не стоило, в этом Розалин была абсолютно права. Всю дорогу от лобби отеля до лифта, где как на зло мужчина столкнулся с той самой парочкой из фойе, и от лифта до самой двери своих апартаментов он сохранял молчание и непринуждённый вид, и лишь когда дверь номера мелодично щёлкнула замком за его спиной, Треверс позволил себе сдавленно зашипеть. Как бы Лин не старалась прижать иголки, они всё равно волей, неволей кололись сквозь одежду и царапали кожу.
- Дорогая, об этом стоило предупредить, - мягко шепнул Тео, придерживая совершенно очаровательное, но колючее создание под передние лапки и животик и помогая тому благополучно перебраться на ковёр, - Эффект неожиданности от этого превращения сбивает с толку не хуже самого конфундуса, - глядя в совершенно серьёзные чёрные глазки-бусинки своей колючей гостьи, Тео поднёс к губам исколотые пальцы и облизнул саднящие подушечки.

+2

20

Мерно покачиваясь в своём уютном, пусть и не особенно удобном убежище под звук родной поступи, Розалин внимательно прислушивалась к каждому новому источнику шума, пытаясь вычленить его из притупленной тишины и составить представление о происходящем. К аккомпанементу шагов примешался девичий щебет и бахвалистый баритон, звенящий короткий щелчок прибывшего лифта, неловкое молчание и снова дребезжащий всплеск, шаги, смягчённые ковровым покрытием коридора, скрежет ключа в замочной скважине и щелчки отпирающихся магических замков и, самое скверное, доказательство того, что иголки сделали своё коварное дело. 
После первого превращения в анимагическую форму Розалин рыдала неделю и ещё столько же не желала никого видеть, даже мистер Хогарт, с которым супруга и так по обыкновению была крута и холодна, предпочёл не связываться с ней, списав истерику жены на глупые женские капризы по не стоящему его внимания поводу. Она стыдилась и презирала свой облик, и даже Мастеру понадобилось изрядное время, чтобы помочь девушке свыкнуться со своей сущностью, далёкой от романтических представлений молодой волшебницы.
Уперевшись лапками в пол, опустив округлые ушки, она виновато глянула на Теобальда, крупные черты которого на фоне золота стен досадно расплывались (зрение в таком виде было гораздо хуже, нежели в человеческом), и лизнула длинным тонким язычком его исколотую ладонь, вдохнув подвижным носиком яркий, ещё более многогранный запах кожи, пока мужчина не убрал руку, поднося к лицу. Леди Хогарт не стала злоупотреблять своим состоянием и тотчас обратилась обратно.
-Прости, милый, не успела, - с сожалением пролепетала Лин и подалась ближе, - покажи. 
Не дожидаясь ответа, она взяла его ладони в свои, придирчиво оценивая ущерб. Вздохнула, качая головой, и покрыла бережными поцелуями каждый палец. Слегка компенсировав нежными прикосновениями губ неприятную пульсацию боли, Розалин вытащила палочку и провела, едва касаясь, её кончиком по коже Треверса, нашёптывая вязь простенького древнего заклинания, затягивающего порезы и мелкие ранки - подобное нередко приходилось проделывать дома после скандалов с матерью, когда Розалин не находила ничего лучше, чем превратиться в острый клубок и гордо сидеть так, обидевшись. 
-Теперь надо закрепить лечение, - лукаво предупредила волшебница призывно-бархатистым шёпотом, не глядя сунув палочку на комод прихожей и порывисто притягивая к себе возлюбленного за лацканы пиджака. - Тео... - она подняла захмелевший от волнующего предвкушения взгляд, коснулась именем губ волшебника и поддалась давно опаляющему изнутри порыву, взращённому тоской.

+2

21

- Ничего, заживёт. Зато буду знать, как водить приличных дам к себе в номер, - шутливо прошептал он, не успевая перехватить ладошки Лин и покорно сдаваясь перед её желанием на мгновение стать лекарем. Маленькие и едва заметные следы от иголок затянулись бы и сами, но кто в здравом уме лишний раз откажется от нежной и трепетной заботы любимой женщины?! - Спасибо, любимая, - улыбнулся Треверс, опуская исцелённые ладони на тонкую талию леди, -  И, кстати, я бы даже на рисунки в камере Гриндевальда посмотрел бы. Думаю, что кроме изображения даров смерти там найдётся ещё что-нибудь занимательное.
Взгляд мужчины уже привычно тепло и с искренним наслаждением скользнул по точёной фигурке фрау Хогарт. Торопливо минуя все соблазнительные изгибы и прелесть изящных форм, Теобальд подобрался к нежнейшему коралловому переливу на желанных губах, поднялся чуть вверх по разыгравшемуся на щеках румянцу и пропал в синих омутах милых сердцу глаз. Извечная ловушка, обойти которую не хватало ни сил, ни желания.
- Да? - выдохнул Треверс в ответ на отзвук своего имени, слетевший с губ Розалин, и жадно со стоном прижался к этим двум ещё хранящим привкус сладкой карамели нежнейшим лепесткам. Ладони голодно пришли в движение, буквально впиваясь пальцами в ткань женского платья и с нажимом перемещаясь от поясницы к лопаткам. Тео сделал порывистый шаг навстречу Лин, буквально сметая её с места и тесно прижимая спиной к ближайшей стене. Так долго скрываемая ото всех тоска и жгучая жажда, наконец могли выплеснуться наружу, как приливная волна, сметая и руша всё на своём пути.
"В распоряжении гостей отеля Regent Berlin роскошные звукоизолированные номера и люксы с антикварным рабочим столом, а так же полным комплектом защитных чар для безопасности и комфорта отдыхающих" - забавный факт, уже не раз вызвавший улыбку на губах самого Теобальда, наверняка, станет для Розалин неиссякаемым поводом для подтрунивания над своим кавалером. Пусть даже Тео выбирал апартаменты отнюдь не по этим параметрам, но как удачно всё сложилось.

+2


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Прошлое и будущее » Запланированные случайности