HP: University of Magic Arts

Объявление

Добро пожаловать в магический Лондон!
В игре: 2025 год, сентябрь. В УМИ начинается юбилейный учебный год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Прошлое и будущее » The Small Christmas Story


The Small Christmas Story

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

The Small Christmas Story
https://st.peopletalk.ru/wp-content/uploads/2017/12/u5dry6vvtjbqimykwkqrtums7y6tjhh.gif
No matter your winter is frozen or not
It's time to turn up

Участники:
Luna Scamander
&
Horejs Chang

Место:
Дом семьи Чанг;
Время:
Ночь с 24 на 25 декабря, 2024 года;

Сюжет:
Рождество - самый добрый, милый, уютный и семейный праздник. Это время, когда все радуются без причин и любят всех вокруг, дарят подарки и желают хороших праздников. Это время, когда нужно постараться забыть обо всем плохой и улыбаться, радуясь. И у Хорейса это отлично получается. Но приходит время, когда все уже спят, а Рейса мучает бессонница из-за всех чувств, что были скрыты целый день. И казалось бы, пару кружек глинтвейна в одиночестве, пару часов в компании собственных мыслей и можно идти спать спокойно. По крайней мере, парень так думал, пока ему не составила компанию Луна, которой по какой-то причине тоже не спалось в эту ночь.

Отредактировано Horejs Chang (2018-12-04 20:56:18)

+2

2

Сколько себя помнила, Луна практически никогда не могла заснуть в канун Рождества. С детства она верила, что в эту волшебную ночь мать спускается с небес и ей позволяют остаться на земле, рядом с семьей, ненадолго, поэтому такое уж точно не стоит пропускать. Луна выросла, традиция осталась, как дань прошлому и напоминание о Пандоре. То было своеобразное "общение" между матерью и дочкой: ночью, у камина, с кружкой горячего глинтвейна, Луна глядела на мирно потрескивающие поленья в камине и мысленно рассказывала маме о произошедших с ней событиях, делилась мыслями и просто наслаждалась часом одиночества в самой волшебной ночи в году.
И сегодняшняя ночь также не являлась исключением. Это не потому, что Рождество у Чжоу было скучным: наоборот все очень повеселились, остались довольны полученными подарками, запустили кучу фейерверков, которыми щедро проспонсировал Рональд из своего магазинчика, съели традиционную индейку и рождественский пудинг. Луна была рада вновь увидеться с Чанг, близнецы и вовсе были рады пообщаться с ровесником Хорейсом, а Рольф был на седьмом небе от счастья от разнообразия еды. Но стоило уделить час и матери: хотя умом Луна понимала, что ей просто нужно побыть в одиночестве и привести мысли в порядок.
Тихо спустившись по лестнице, чародейка в розовой пижаме с ниффлерами прошла в кухню, быстренько сообразила себе остатки глинтвейна с вечера в кружку, предварительно его подогрев, и пошла в гостиную. Поставив кружку на небольшой столик, Луна взяла плед с дивана и встряхнула было его, но так и застыла. В дверном проеме такой же озадаченный, как и она сама, стоял взъерошенный со сна Хорейс, который переминался с ноги на ногу. Луна сообразила быстрее:
- Счастливого Рождества! - улыбнулась она парню и добавила: - Не спится?
Свернув плед, миссис Скамандер уселась на диван, вытянув ноги и накрывшись пледом, и повернулась к Хорейсу: - Присоединяйся, не помешаешь!

+2

3

Если случайно заикнуться на тему любимых праздников в присутствии Хорейса, то он обязательно скажет, что просто обожает Рождество. Он безумно любит все эти семейные посиделки-празднования. Любит получать и дарить подарки. Любит украшать все вокруг и наряжать елку.  Ему нравится вся эта атмосфера праздника и уюта с кружками горячего глинтвейна, теплых пледов и улыбок родных и друзей. И Рейсу абсолютно плевать, если кто-то скажет, что в его-то возрасте можно было бы и поспокойнее относится к этому празднику. Он не будет убеждать в своей точке зрения, просто будет и дальше всем сердцем любить Рождество будто ему всего лет пять.
Но Фокс никогда не заикнется и об обратной стороне этого праздника для себя. Он не любит его настолько же, насколько и любит. Эти жутко противоречивые чувства съедают по кусочкам каждый год, не давая спать ночью и заставляя все хорошее настроение испаряться со скоростью света. Парень действительно редко спит в ночь с кануна Рождества на сам праздник, понимая, что даже если попытается, то у него либо не получится, либо проснется от очередного кошмара воспоминаний, после чего уже совершенно точно не сможет заснуть.

В этом году мать неожиданно решает пригласить гостей. Хорейс совершенно не против, а даже за: он отлично относился ко всей семье Скамандеров, особенно к ровесникам-близнецам. Из-за этого маленького обстоятельства Рождество показалось еще более теплым и семейным, чем раньше. Была куча подарков, много разной и действительно вкусной еды, они даже умудрились где-то достать и запустить фейерверк. Чанг был настолько счастлив, перенасыщен положительными эмоциями, что совершенно забыл о своих переживаниях по поводу этого дня. Эмоциональная вымотанность сказалась на вечной бессоннице и парню удалось ненадолго заснуть. Хо надеялась, что проспит до самого утра крепким и спокойным сном, но мозг решил обратное.  Буквально через пару часов ближе к двенадцати-часу ночи Фокс подскакивает на кровати, перепуганный и не желающий спать больше вообще. Он должен был бы уже привыкнуть к этому, но это нереально. Хорейс каждый раз переносит этот кошмар, как в первый. Иногда парень умудряется проснуться в самом начале кошмара, но все чаще этого не происходит. Все чаще Хо просыпается в самый последний момент, когда во сне ему снится сначала ссора родителей, а потом то самое озеро, лед и удушающий страх вперемешку с бесполезными попытками вздохнуть. Рейс просыпается именно в момент, когда во сне начинает ощущать это противное чувство воды вокруг и внутри.
Чанг отчаянно пытается перевести и успокоить дыхание, старается вдыхать глубоко, но нечасто. Его слегка колотит от нервного перенапряжения и воспоминаний. Руки трясутся, а из глаз непроизвольно стекает несколько противных соленых слезинок. Хорейс дрожащей рукой стирает противную влагу, зачесывает волосы назад, утыкаясь взглядом куда-то в потолок. Он сидит так пару минут, глубоко дыша и пытаясь все же унять нервную дрожь. И если первое ему все же удается, то вот дрожь никуда не исчезает. Фокс вылазит из кровати, понимая, что спать он вряд ли сможет, натягивает на себя теплый белый свитер, явно больше на пару размеров, и медленно и осторожно выходит из комнаты. Он надеется, что все уже спят и никто не увидит его в таком состоянии. Ему совершенно не нужны вопросы, куда девался тот жизнерадостный парень, что сегодня весь день улыбался и громко смеялся. Хорейс все также медленно бредет к лестнице на первый этаж, босыми ногами ступая по слегка прохладным ступенькам. В какой-то момент ему даже кажется, что он слышит в оглушающей тишине, как пола касаются чересчур длинные в красно-черную клетку штанины. Но ему лишь кажется.
Рейс замирает ровно перед тем, как сделать шаг с последней ступеньки. Он удивлен и его даже перестает трясти на пару мгновений. Парень обнаруживает в гостиной Луну и совершенно теряется. Хо был совершенно уверен, что все спят, и он один сможет спокойно посидеть на кухне в компании собственных мыслей и кошмаров. Он с пару секунд мнется и хлопает глазами, слыша такое банальное, но все равно приятно поздравление.
  - Да, счастливого Рождества, - Хо, наконец, отвисает и проходит в гостиную. Он все еще озадачен, не зная, как скрыть свои трясущиеся руки и наверняка легкую дрожь в голосе. - Я редко, когда сплю в Рождество, - Чанг нервно натягивает рукава свитера сильнее, пряча пальцы и не зная, как поступить в данной ситуации: ему надо уйти на кухню, оставив женщину в одиночестве, или пытаться судорожно делать вид, что все хорошо? Рейс растерян и потерян, он снова переминается с ноги на ногу, не в силах принять решение. Но, кажется, за него это решение принимает Луна, приглашая присоединиться.
- Если не помешаю, то с радостью, - Хорейс пытается улыбаться как можно естественнее и не напряжёно, но не уверен, что у него получается: Сейчас вернусь.
Парень шлепает босыми ногами на кухню, слегка морщась от холодного пола, и находит остатки глинтвейна с вечера, что удивительно даже теплого. Он наливает его в большую пузатую кружку белого цвета и, прихватив пару печенек, топает обратно. Рейс чувствует себя немного неловко и все еще жутко нервно и разбито. Именно поэтому предпочитает усесться в соседние кресло, а не на диван рядом с Луной. Ему кажется, что так он не будет нарушать чужую зону комфорта, и к тому же будет менее доступен для рассматривания и понимая его состояния.
- А ты почему не спишь? - Хо делает глоток из кружки, понимая, что голос его звучит слишком хрипло и тихо ото сна. - Ничего, что я так сразу на "ты"?
Чанг не уверен, что хочет делиться с кем-то своими переживаниями сейчас. Поэтому он старается завязать хоть какой-то непринужденный разговор, хоть у Хорейса из рук вон плохо получается притворяться, что все хорошо и с ним все в порядке.

+1

4

Вот уж кого-кого, а Хорейса Луна никак не ожидала увидеть до наступления утра. Скорее, она бы предположила, что случайно разбудила Рольфа, когда выползла из постели и возилась со второй тапочкой, оказавшейся почему-то под кроватью. Тот бы поворочался спросонья еще несколько минут и пошёл бы за ней хвостиком. А тут – сын Чжоу, хотя что Лоркана, что Лисандера обычно с криком мандрагоры не добудишься. «Я слишком сильно шумела? – думала Луна, когда Хорейс был на кухне, – или… черт! Рольф же точно закрыл чемодан вечером?!» В чемодане сегодня было, конечно, не густо со зверьками, так как все успешно остались дома под присмотром пары лаборантов, однако за некоторыми из них требовался пристальный уход, и женщина настояла, чтобы их взяли с собой. В частности, ниффлер, который поранил лапку два дня назад, но благодаря целебной мази существо чувствовало себя превосходно и в настроении что-либо свистнуть, пускай и температурило. Луна не успела сильно заволноваться, как вернулся Хорейс. Тот был немного озабочен и рассеян, что чародейка сначала списала это на состояние со сна, и ласково улыбнулась.
Я также часто просыпаюсь в Рождество. Иногда звёзды так складываются, – Луна мечтательно подняла взгляд в потолок, но прорицания ей не давались по причине того, что она всегда видела силуэты существ, – А в прошлом году у взрывопотамихи случились роды прямо в канун Рождества! Весёлая ночка была…
Луна улыбнулась, вспоминая, как практически всю ночь чесала животное за ухом, шептала ей ободряющие слова, а потом подталкивала маленьких взрывопотамиков под их маму, чтобы те смогли утолить свой голод. Целых пять штук родилось, а это довольно редко сейчас.
Конечно, можно на «ты», – чародейка нисколько не поменялась с возрастом, всё также считая себя молодой и весёлой девушкой в том блестящем свадебном платье. В конце концов, жизнь после сорока лет только начинается, несмотря на веяния молодёжи. Луна отхлебнула первый раз глинтвейна, который до этого грустил на кофейном столике, и заметила, что Хорейс явно старается показать, что ему хорошо, а на деле – не совсем.
Хорейс? Точно всё в порядке? Будешь шоколадку? – Луна развернула шоколадку, которая принесла с собой из кухни, и, подобно Люпину, протянула её парню. – Кошмары? Можем поговорить об этом, если хочешь.
«По крайней мере, это останется только между мной, им и рождественской ночью», – Луна не слишком хотела навязываться парню, потому как отчасти понимала его стремление побыть в одиночестве, но не в её правилах было оставлять человека в беде, особенно после того, что она прошла.

+1

5

Фокс хоть и сел изначально на такое место, чтобы его не особо разглядывали, но ему самому отлично видно собеседницу. Задавая вопрос, парень смотрит на Луну, стараясь сосредоточиться на разговоре, а не на собственных мыслях. И в какой-то момент Хо даже кажется, что у него это получается. Он с неподдельным интересом слушает небольшой рассказ о прошлогоднем Рождестве и слегка улыбается, думая, что это очень мило и наверняка, хоть и очень волнительно, интересно. Но сам парень, пожалуй, не хотел бы при этом присутствовать. Да и, если честно, слушать про это более подробно тоже нет особого желания. Хорейс видит, как женщина немного задумывается, глядя куда-то в потолок и явно вспоминая какие-то подробности, и облегченно выдыхает, понимая, что та не собирается ими делиться. В противном случае - Рейсу бы пришлось придумать повод, чтобы быстренько перевести тему на более приятную. Хотя все же не в его моральном состоянии находить более эмоционально приятные вещи. Он сейчас вряд ли может думать в таком ключе.
- Спасибо, - парень натянуто улыбается, выдыхая облегченно. Ему правда становится совсем немного легче от осознания, что можно забыть о формальностях. - А то было бы немного неловко в такой атмосфере обращаться на "вы", - неестественная улыбка все еще трогает губы, а сам Хорейс нервно перебирает пальцами по кружке, аккуратно и еле заметно поглаживая ее для своего же спокойствия. Ему кажется, что так он слегка отвлекается от терзающих мыслей и пытается сфокусироваться на окружающих вещах. Но пока что Чанг только мысленно глубже погружается в себя, старательно изображая слушающего собеседника. Он на пару мгновений прикрывает глаза, делая пару глубоких вдохов и крепче сжимая кружку в руках, но практически сразу же понимает, что не стоило этого делать.
Вопрос Луны застает врасплох. Он не знает, что должен ответить. Не знает, должен ли вообще отвечать. Понятия не имеет, поверит ли та, если сказать, что все хорошо. И стоит ли это говорить, понимая, что соврешь. Хорейс не знает, а потому лишь отводит взгляд и старается не смотреть на собеседницу. Парень правда не уверен в том, что должен делать. Поэтому он молчит, отрицательно мотая головой на предложенную шоколадку и вновь прикрывая глаза. Чанг надеется, что Луна не станет спрашивать и оставит тему, постараясь поговорить о чем-то более подходящем Рождественской ночи. Но он сильно ошибается. Она как-то мастерски угадывает причину такого состояния Хо и даже спрашивает напрямую, предлагая рассказать ей все. Она не настаивает, но Рейс думает, что у него нет другого выхода. Он считает, что встать и уйти он не может просто потому, что это будет не очень хорошо с его стороны. Да и к тому же это будет более странно, чем если Хо просто все расскажет. Но и просто так взять и излить душу практически незнакомому человеку для Рейса слишком сложно, особенно если это касается такой больной темы. Именно поэтому Фокс глубоко вздыхает, стараясь привести мысли в порядок, и, вновь переводя взгляд на Луну, натянуто улыбается.
- Все хорошо, правда. Наверное, я просто не могу проснуться до конца, - Хорейс делает пару больших глотков из собственной чашки. Ему слегка не по себе от того, что даже после того, как Луна заметила его состояние, он все равно продолжает врать. Он не привык лгать и не умеет этого делать, особенно в таком подавленном состоянии. - Я не хочу портить своими проблемами эту ночь еще и тебе, правда, - Хо виновато смотрит на женщину, отставляя собственную кружку на столик,упираясь локтями в колени, переплетая пальцы между собой. Ему тяжело, правда. И Чанг всерьез задумывается о том, чтобы уйти обратно спать, переставая беспокоить Луну своим состоянием. - Я даже не уверен, что должен с кем-то этим делиться, ведь не считаю, что от этого станет легче.
Хорейс опускает взгляд в пол, не в силах больше смотреть куда-либо. Он представляет и пытается сформулировать, как бы стал рассказывать о своих кошмарах в целом и откуда они взялись. Его начинает слегка потряхивать от всевозможных картинок в голове и приходится сильнее сжать пальцы на руках, оставляя маленькие отметенки от ногтей. - Не могу даже назвать это кошмарами, - голос дрожит, а Хо не может с этим ничего поделать. Да и смысла он в этом не видит уже никакого. - Это скорее воспоминания, которые напоминают о себе спустя столько лет, что становится страшно при мысли о том, что они никогда не исчезнуть и будут приходить в виде снов всегда, - Хорейс внезапно замолкает, тянется рукой к кружке, делая пару глотков. - Именно из-за этого я терпеть не могу Рождество.
Последние слова звучат настолько тихо, что, наверное, расслышать их было довольно сложновато. Но Фокса это не слишком волнует. Он будет даже рад, если его не расслышали, хоть он и понимает, что в тишине довольно сложно говорить настолько негромко, чтобы тебя не было слышно.
- Но мало кто меня понимает в этой нелюбви к такому светлому празднику. А я просто не могу его переносить как все - это слишком тяжело и давит на воспоминания, все время заставляя меня мысленно возвращаться в то ужасное время, - Рейс с огромным трудом давит в себе желание расплакаться, со всеми подробностями вываливая на Луну все подробности.
Хорейс не считает себя человеком, достойным жалости из-за своей ситуации, но всегда ее получает, когда кому-то рассказывает об этом. Он смирился с этим, но... Чанг не любит, когда его жалеют, поэтому не хочет рассказывать все в подробностях, хоть и понимает, что, наверное, не сможет не рассказать уже, потому что и так много сказал. А не стоило. Стоило просто в какой-то момент развернуться и уйти к себе обратно, просидеть в кровати до самого утра, не решаясь заснуть. Но вместо этого Хорейс остался сидеть в кресле и теперь делает то, чего практически никогда не делал - плачется о своих проблемах практически незнакомому человеку.

0


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Прошлое и будущее » The Small Christmas Story