Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Рейтинг форумов Forum-top.ru
#Посвят
#Закрытая презентация
Добро пожаловать в магический Лондон 2025 года!

В игре: 2025 год, сентябрь. В УМИ начинается юбилейный учебный год.
16.04.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
09.04.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
02.04.2018. Пришло время выразить свою гражданскую позицию в теме лояльностей!
02.04.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
26.03.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
19.03.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
12.03.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
08.03.2018. Поздравляем с Международным Женским днем!
26.02.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
23.02.2018. Поздравляем с Днем Защитника Отечества!
19.02.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
12.02.2018. Началась неделя любви!
12.02.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
07.02.2018. Началась подготовка ко дню святого Валентина! Спешите принять участие!
05.02.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
29.01.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
25.01.2018. Нам месяц!
22.01.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
17.01.2018. Открылась акция на старший канон!
15.01.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
10.01.2018. Приветствуем Филиппу Гордон в рядах команды АМС!
08.01.2018. Подведены итоги недели. Поздравляем наших активистов!
01.01.2018. С Новым годом, УМИ!
29.12.2017. В Косом Переулке появились подарки! Пора зарабатывать галлеоны и закупаться!
25.12.2017. Свершилось открытие! В игре: сентябрь 2025 года.

гостевая
акции
хочу к вам
сюжет
faq
общая хронология
список персонажей
занятые внешности

HP: University of Magic Arts

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » ЗАКОНЧЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » The sweet november


The sweet november

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

The sweet november
http://s8.uploads.ru/RmB6p.gif

Участники:
Farran Moran
&
Rosaline Hogarth

Место:
Хогвартс
Время:
11 ноября 2006

Сюжет:
Очередная тайная встреча с неожиданным, но приятным продолжением.

Отредактировано Farran Moran (2018-02-12 21:53:35)

+2

2

До отбоя оставались всего ничего, а за окном стремительно зажигались звезды, украшая собой черное небо, когда Фарран в беспокойстве бродил туда и обратно по коридору в условленном месте. Он удостоверился, что сюда никто не заявится. Это место было не особо популярно, особенно в ночное время. А если что, он знает, где можно скрыться.
Желание найти то потайное место, о котором ходят легенды, стало походить практически на фанатизм. Но Моран верил, что рано или поздно получится. Надоело прятаться по углам. Хотелось спокойствия и безопасности. Признаться, он крепко заразился паранойей Розалин и теперь сам боялся попадаться кому-то на глаза, когда они были рядом. Нет, не за себя он боялся. За нее тревожился.
До сих пор он поверить не мог, что всё это происходит на самом деле. Кто бы мог подумать, что та первая их встреча и выходка с работой по нумерологии так далеко его заведет. Еще недавно он и представить не мог, что окажется рядом со своим ангелом, обитавшим разве что в мечтах. Теперь же он ждет ее - в который раз - на месте, о котором они условились заранее. На случай, когда не удавалось договориться или когда планы неожиданно менялись, он предложил ей особый шифр. По книге, которая была у них обоих. По учебнику нумерологии. С помощью этого шифра можно было спокойно передавать сообщения.
Всё должно было быть в силе. Нервничая, как обычно перед встречей с Шафик, Моран оперся спиной о стену и взъерошил себе волосы. Вспомнилось, как всё это началось. Действительно началось.
Обычный день. Она опять попросила помочь с заданием, и он помог, а она расстроилась - мол, слишком глупа для всех этих заданий. Он уже не помнил, что сказал тогда, но явно что-то утешительное. А в следующую секунду мир его перевернулся. До сих пор он не мог поверить, что она его поцеловала, хотя сам он точно это сделает, когда она наконец придет... Да, она поцеловала его тогда, и его сердце чуть не выпрыгнуло из клетки ребер в тот вечер. Он думал, что умрет от счастья и удивления, и, возможно, действительно умер на мгновение. Тем временем, она не подала виду и продолжала разглядывать свои бумажки, как ни в чем не бывало.
Коварная змея. В кои-то веки эти слова звучали в сознании с любовью.
Они так и не обсуждали это, хотя он не раз спрашивал, что всё это значит. Фарран не понимал, что происходит. Он не мог отделаться от ощущения, что всё это не всерьез, что она просто водит его вокруг пальца, просто использует... Но ему это нравилось, и потому он не хотел останавливаться. Даже заметные проблемы в учебе, наступившие в связи с увлечением шестикурсника более интересными вещами, не тревожили его и не вызывали ни толики сомнения.
Итак, он ждал. С волнением перебирал пальцы и ждал. Верил, что она придет.[icon]http://s1.uploads.ru/w7ijF.jpg[/icon]

Отредактировано Farran Moran (2018-01-08 17:36:49)

+2

3

Происходило что-то неподконтрольное, захватывающее всё твоё существо, подобно болезни, поглощающей тело целиком. Наваждение. Розалин даже ненароком подумала, не использовал ли Моран амортенцию, слишком противоестественным казалось происходящее. Какой-то скромный робкий мальчика, ботаник с Рейвенкло не мог так зацепить, не её, не так. Шафик проходила период упорного отрицания. Она сама не могла понять, что чувствует. Роз искренне верила, что всего-навсего использует наивного орлёнка и использует достаточно успешно. Она не строила никаких планов, не хотела думать об этом как о чём-то большем, чем польза и лёгкое развлечение. Ей просто нравилось, когда на неё смотрят эти чистые большие глаза. Смотрят с заботой и лаской, восхищением. Это питало самолюбие. Девушка уговаривала себя саму, что это именно так. Порой она была холодна, как вода в озере, то равнодушная, то весёлая с игривым взглядом. Её лихорадило от этих внутренних противоречий.
И всё же однажды стало ясно, что мысли о Фарране становятся болезненно-навязчивыми. Они появлялись неожиданно, стойко, как чернильные пятна на шёлковом платье. К нему влекло. До такой степени, что она не могла спать ночами. Ожидание новой встречи разгоняло её пульс, наполняло волнением. Слизеринка не чувствовала усталости и сонливости, хотя спала по паре-тройке часов в день. Вместо этого она грезила Фарраном, причём далеко не платонически. Её губы как будто горели от желания слиться с ним в поцелуе его губ, таких манящих. Мучительно горели сутками, эта жажда не прекращалась и не стихала, распаляясь. Но сам Фар был слишком застенчив с ней, чтобы понять девичьи уловки и воспользоваться теми отчаянными намёками, которые она делала во время их тайных занятий. И всё же, когда стало совсем невыносимо, Розалин решилась, предав все свои принципы. Мисс Шафик старательно делала вид, что эта маленькая шалость не тронула её и была лишь мимолётной прихотью. Моран был обескуражен и смущён, но, кажется, счастлив. Хотя ясно это стало не сразу, а когда ему удалось осознать порыв слизеринки.
Роз так хотелось, чтобы он без страха обнял её. Она никогда не думала, что в объятиях может быть так спокойно и хорошо. Запах его волос и кожи как травяной чай, разом дарил безмятежность и согревал изнутри. То, что было тогда летом, было другим. Игра, любопытство, удовольствие, хотя и сомнительное. Это не въедалось в душу, не бередило каждую частичку собственного существа, вызывая после встреч лишь послевкусие стыда, горечи и разочарования.
- Опять к нему? – с укором встряла лучшая подруга Розалин, единственная, кто был отчасти, хотя и очень искривлённой, посвящён в её дела. Девушка лежала на кровати, наблюдая как Роз судорожно приводит себя в порядок.
- Надо сделать зельеварение, - коротко бросила Шафик, застёгивая рубашку пуговка за пуговкой.
- Это ведь не серьёзно? Ты же понимаешь, что это глупо?
- Разумеется. Я же тебе говорила, он мне не нужен…ну, как парень. Он просто умный и не может мне отказать.
- Умный грязнокровка.
- Не начинай! – с раздражением и каким-то подсознательным чувством вины отозвалась Роз. – Это просто задание. Про-сто за-да-ние. И всё. Понимаешь?
- Ну-ну, - вздохнула девушка, пряча лицо в учебнике, - смотри только не втюхайся.
- Я? В этого? – оскорблённо возмутилась Роз. – Пф. Скажешь тоже. Всё под контролем, отстань.
- Ну-ну, - снова повторила подруга с ещё большим скепсисом.
Розалин поправила складки юбки, подтянула гольфы и, выдохнув, дёрнулась к выходу из спальни.
- Шафик! Роз! Учебник по зельеварению забыла! – крикнула слизеринка ей вдогонку.
- Ах да, точно, - скрывая досаду и пытаясь не покраснеть, Розалин с рассеянной неловкостью схватила книгу и удрала прочь.

Шафик вбежала в коридор, запыхаясь, обмахиваясь руками как веером. Так долго приводить себя в порядок, чтобы в итоге быть взмокшей и взъерошенной! Роз не хотелось, чтобы Фарран заметил, что она мчалась к нему, поэтому спряталась в пролёте неподалёку, отдышалась, поправила волосы и своей привычной грациозной походкой появилась перед Мораном.
- Привет, Фар, - поздоровалась она, с улыбкой глядя в его глаза. В груди появилась приятная тяжесть, а его губы, уголки которых приподнялись в ласковой улыбке, казались желанными до дрожи. Откуда у него такая власть?
[AVA]http://s6.uploads.ru/qMcTY.png[/AVA][NIC]Rosaline Shafiq[/NIC]

Отредактировано Rosaline Hogarth (2018-01-08 14:28:29)

+2

4

Не было сомнений, что Розалин опаздывала по самой элементарной и типичной для всех девушек причине - слишком долго прихорашивалась. Думая об этом, Фарран усмехнулся под нос. Странно, но невероятно приятно было думать, что столько стараний - ради него. Впрочем, она никогда не признается в этом. Будет делать вид, что просто не спешила приходить. Мол, Фар потерпит, подождет Ее Высочество. Такое высокомерие должно злить, но Морана оно умиляло. Непонятно, как, но он видел то, что скрывается за этой тщеславной маской. Даже если он видел это только потому, что слишком хотел в это верить - пусть так. Вера эта прекрасна. И не может быть такого, чтобы этот ангел был злодеем. Есть в ней что-то... Доброе сердце, скрывающееся под серебристо-изумрудным галстуком.
Честно говоря, шестикурсник уже и не помнил, какой повод для встречи был в этот раз. Даже не помнил, с каким предметом надо было помочь. У него сегодня задача была другая. И если с этой миссией ничего не выйдет - придется делать задания в пустом кабинете, как всегда, дергаясь от каждого звука и опасаясь возможности быть обнаруженными. Такая нервотрепка утомила, хотелось посидеть в тишине. Возможно, именно эта напряженность так его сковывала. Не хватало... безопасности, чтобы расслабиться. И перестать быть испуганным мальчишкой, каким наверняка он виделся Шафик. Он сам себя не узнавал рядом с ней.
В тот день, когда она впервые его поцеловала, он был действительно напуган до самых костей. И ладно бы, если бы для него поцелуи были в новинку... Нет, уже приходилось. Далекое, как теперь кажется, лето 2003 года, отдых за городом и очаровательная девочка-соседка. Правда, всё это закончилось так же быстро, как и началось. Каникулы закончились, все вернулись в свои города, завязли в учебе и больше никогда не виделись. И не списывались. Фар даже не вспоминал о ней. Более того, тот период настолько слабо запечатлелся в его памяти, что поцелуй Розалин для него был как первый.
Пока он мечтал, уйдя в себя, Шафик материализовалась перед ним, и, заметив ее, Фарран чуть вздрогнул от неожиданности, но тут же ласково улыбнулся, красноречиво говоря глубоким взглядом, что он искренне рад ее видеть.
- Привет, - коротко, но предельно искренне произнес шестикурсник, не в силах оторваться от ее взгляда, который как будто бы смущенно метнулся куда-то... Или показалось? Тем не менее, Моран, осмелев, с осторожностью, к какой подкрадываются к хищнику, взял ее руку, мягко пожав и незаметно призывая ее приблизиться. И, не удержавшись, коротко поцеловал ее губы, рассудив, что теперь может себе это позволить. Отпрянув, он улыбнулся немного виновато, как будто стыдился своей дерзости. Но на самом деле он был очень доволен.
- С чем тебе надо помочь сегодня? - привычно спросил он. Он привык, что она приходит к нему только с заданиями по учебе. И со временем перестал относиться к этим заданиям слишком серьезно. Знал, что это всего лишь повод. Но не говорил об этом, чтобы не спугнуть ее.
Практически не дожидаясь ответа, он мягко сжал ее руку, которую, как оказалось, не выпускал, и увлек за собой дальше по коридору. Можно было подумать, что он целенаправленно двигается к какому-нибудь кабинету, как всегда, но на этот раз все было гораздо интереснее.
- Пойдем, мне надо тебе кое-что показать. Тебе понравится.
Он улыбнулся с предвкушением, которое испытывает исследователь на пороге нового открытия. Фарран немного волновался. Он надеялся, что ему удастся найти эту комнату, иначе надежды на спокойную жизнь канут в лету.
[ava]http://se.uploads.ru/t/iU4to.jpg[/ava]

Отредактировано Farran Moran (2018-01-08 15:12:26)

+2

5

Он приближался так осторожно и, вместе с тем, решительно, что Розалин заворожённо замерла, наслаждаясь моментом. Почему-то от инициативы Фаррана поцелуй казался ещё слаще и упоительней, хотя и был довольно лаконичен. Девушка медленно выдохнула сквозь приоткрытые губы, которые ещё жгло недавним напечатлением короткой ласки. Тело отозвалось пробежавшим от ключиц до коленей напряжением. Было мало, жестоко, мучительно мало. Шафик закусила губу, стараясь безуспешно совладать с собой и, вывернулась из топкого омута потаённых желаний, лишь услышав вопрос.
Чем чаще они встречались, тем больше Роз стягивала с себя личину заносчивой эгоистки, вела себя естественней и привязывалась к Морану, не боясь это показать наедине, но только ему одному.
Взгляд девушки виновато потупился, опустился на обложку учебника, и её вдруг ошпарило стыдом. Она десятки раз использовала знакомых в своих интересах и почти никогда не чувствовала зазрений совести, но этот искренний орлёнок, который так старательно дарил ей свою заботу без единого укора, ничего не прося, довольствуясь правилами белокурой старшекурсницы, вызывал необъяснимый отклик в душе.
– Я скучала, –  чуть сильнее сжав его руку, вдруг выпалила слизеринка, неожиданно для себя самой, податливо спеша за воодушевлённым Мораном, который загадочно летел вперёд по восьмому этажу, полный энтузиазма.
– Что ты задумал? – попыталась она замять своё неловкое признание, чувствуя себя несколько глупо. Хотя глупее было настойчиво отрицать, что Фар для неё гораздо больше, чем просто репетитор. Сокрытое ото всех чувство точило её изнутри, они скреблось, умоляя получить свободу, увидеть свет. Эта настырная когтистая птичка постоянно порхала в груди, отчаянно билась крыльями в своей клетке, не давая покоя. И только Фарран был для неё ясным приветливым небом. К нему она, истошно крича, рвалась днями и ночами, не спросив хозяйку.
Розалин была заинтригована, мысленно выстраивая десятки предположений. Судя по тому, что ей это должно было понравится, едва ли сюрприз был связан с пресловутым зельеварением или нумерологией или вообще чем-то учебным. Всё чаще Шафик ощущала, что Моран был удивительно проницательным. Он видел её как-то по-особенному, он чувствовал её, понимал, как будто знал с самого детства. Роз была миловидной, но Фар любовался ею не так, как восхищались другие юноши, он считал её красивой, пожалуй, но смотрел глубже. «Ты прекрасна» в его исполнении значило больше, чем банальное эстетическое влечение. Всё это и пугало и располагало. С ним не нужно было претворяться, чтобы казаться лучше, значительнее. Когда-нибудь она научится. Уже учится. [AVA]http://s6.uploads.ru/qMcTY.png[/AVA][NIC]Rosaline Shafiq[/NIC]

+2

6

Увлеченный собственный идеей, Фарран не расслышал неожиданное признание Розалин, так что вместо ответа он с энтузиазмом вел ее за собой, крепко держа за руку. Он едва не переходил на бег, так сильно хотелось поскорее покинуть этот коридор и оказаться в долгожданном убежище.
Другие смогли - и они смогут.
- Что ты задумал?
- Увидишь! - усмехнувшись, воскликнул Моран, увлекая девушку вперед. Он не спешил распространяться еще и по той причине, что, если ничего не выйдет, будет обиднее, если она будет знать, что потеряла. Но ничего. Все получится.
Он пронесся по коридору восьмого этажа, выпустил ее руку, жестом попросив оставаться на месте, и, озираясь вокруг, немного нервно стал расхаживать по коридору, внимательно изучая каждую статую и все еще ничего не объясняя.
- Да, это должно быть здесь, - проведя рукой по светлой стене, тихо произнес он. Еще немного походил вперед и назад вдоль стены, приговаривая что-то под нос. Затем в ожидании посмотрел на стену. Но ничего не произошло. Он повторил процедуру, пройдя несколько раз вдоль стены и увлеченно и о чем-то размышляя.
Он несколько раз вычитывал в разных источниках, как открыть Выручай-комнату. Даже порылся в мемуарах участников магической войны. Инструкция была довольно четкая и несложная. У него должно было получиться...
Снова ничего. Фарран заметно занервничал и как-то грустно посмотрел на Розалин. Но, вдруг опомнившись, он взял ее за руку. Он не учел, что их здесь твое. И выхода два - либо прогонять ее за пределы видимости комнаты, либо сосредоточиться и попытаться открыть ее вместе. Второй вариант ему понравился больше, несмотря на то, что он был заметно сложнее.
- Ну, конечно. Здесь не обойтись без тебя.
Он мягко притянул ее ближе, чтобы она оказалась ровно напротив стены. Затем повернулся к Розалин и обнял ее лицо, внимательно глядя в ее глаза.
- Выслушай меня внимательно, Роз. Чтобы все получилось, нужно соблюсти все инструкции. Нам сейчас надо будет три раза пройти мимо этой стены, при этом четко представляя себе то место, которое откроется нам в ней. Да, Роз, я нашел нам убежище, - он радостно улыбнулся. - Наша задача - открыть его.
Хотел было отпустить, но не удержался, погладил ее по щеке и бегло, скромно поцеловал, все еще опасаясь и как будто ожидая получить за свою наглость неплохую трепку. Но трепки не последовало, и он, мягко улыбнувшись, отпустил ее лицо и взял ее за руку.
- Ну что, представила? 
Честно говоря, сам он представил что-то среднее между факультетской гостиной и учебным классом. Камин, диван, кресла, полки с книгами, рабочий стол и даже ковры на полу. Он все еще не был уверен, сработает ли их затея, но все-таки с решительным вздохом сжал ее руку.
- Давай.
Вместе они прошли мимо стены три раза, после чего Фарран с надеждой уставился на стену из светлого камня. Все должно было получиться...
[ava]http://se.uploads.ru/t/iU4to.jpg[/ava]

+2

7

С глубочайшим недоумением Роз начала наблюдать за сосредоточенным расхаживаем Морана взад-вперёд вдоль стены, она совершенно ничего не понимала, но чувствовала, что трогать юношу расспросами не стоит. Она успела изучить его, хотя он и был податлив, будто горячий воск. Его нрав всё же ненавязчиво проступал сквозь желание нравится, потакать и относиться со снисхождением к капризам новой подруги. И если поначалу Розалин было наплевать, как будет удобнее и комфортнее Фаррану в её обществе, то со временем ей почему-то захотелось заботиться и об этом. Он этого заслуживал. Он располагал к этому даже такую эгоистку как мисс Шафик.
Фар продолжал мерить шагами коридор, только теперь ещё бубнил что-то под нос и с надеждой поглаживал каменную кладку стены так, что слизеринка готова была ревновать и лопнуть от любопытства одновременно. Она с огромным трудом сдерживала себя от расспросов, словно кичась своей стойкой выдержкой.
- Ну, конечно. Здесь не обойтись без тебя, - вдруг решил парень и приблизил её к себе. Розалин вопросительно изогнула бровь, озадаченная происходящим. Отвечая на немой вопрос Шафик, он вдруг прикоснулся к её лицу, будто хотел сказать что-то очень важное. Не совсем то, чего можно было бы ожидать юной леди в обществе молодого человека, но вид у Морана был проникновенный.
Роз выслушала внимательно, и некоторые догадки начали вкрадываться в её сознание. Она уже было открыла рот, чтобы высказать их вслух, но этому помешал осторожный робкий поцелуй. Нерастраченная истома в теле вновь дала о себе знать.
Фарран просил представить. Представить их убежище. Если бы он только знал, какие мысли витали в её голове, когда он был рядом. Как неодолимо Роз тянуло к нему отнюдь не платонически. Порой Шафик снились сны или она просто фантазировала. И в этих грёзах орлёнок был куда более раскрепощённым и позволял себе то, что заставило бы реального Морана побагроветь от носа до ушей. Розалин не могла этого понять. Какой-то ироничный природный магнетизм, который не оставлял в покое. Опять эти мысли. Убежище. Сосредоточиться.
Чем больше Роз хотела не думать, тем глубже пучина чувственности затягивала её в свою глубь. Она представила просторную кровать с балдахином вроде той, что была в спальне родителей в их родовом замке, мягкие подушки, шёлковые простыни и пышное одеяло, приглушённый свет, блики на мокрой от пота коже из свечей в старинных канделябрах.
- Ну что, представила? 
Девушка кивнула, не став прояснять, что именно, и крепче сжала его руку. Мисс Шафик послушно поддалась его манипуляциям, прошла три раза и встала на месте, глядя в стену и всё ещё слишком смутно представляя, что именно должна увидеть.
Выдохнув и уже было отчаявшись понять задумку Морана, слизеринка вдруг краем глаза заметила лёгкое шевеление. Стена оживала. Бесчувственный камень начал меняться, на нём проступали, выдвигаясь вперёд, витиеватые очертания ковки. Стала прорисовываться рельефная арка, в глубину уплыл узорчатый тимпан, украшающий сводчатый фронтон готического портала.
Розалин сделала шаг назад, сильнее сжав руку юноши, и ахнула. Удивившись собственной опаске, она устремилась вперёд и дотронулась до ручки двери.
- Это…она? Разве…? Я думала… - обрывая мысли, восхищённо забормотала девушка и приоткрыла створку. Большинство полагало, что Выручай-комната была уничтожена и там бушевало адское пламя. Видимо, за пару десятков лет кто-то отыскал способ вернуть Хогвартсу его потаённую сакральную изюминку или своенравное помещение удивительным образом справилось само.
- Вау! – воскликнула Роз, переступив порог. Было стойкое чувство, что это апартаменты в отеле, в которых для удобства гостей было предусмотрено всё необходимое. В камине трещал дружелюбный огонь, комната, напоминавшая что-то между спальней и гостиной, излучала притягательный уют. На столе лежали книги, а чуть поодаль красовалось задрапированное ложе.
- Невероятно! –  Розалин пустила в ход их излюбленное словечко, которое стало чем-то вроде общей шутки, понятной только им двоим.
- Фар! Это! Ты просто! Ты гений! – она довольно рассмеялась, взяла его за руки и закружила.
[AVA]http://s6.uploads.ru/qMcTY.png[/AVA][NIC]Rosaline Shafiq[/NIC]

+2

8

Признаться, в какой-то момент Фарран почти отчаялся получить ответную реакцию от бездушной и жестокой стены. Он даже зажмурился, когда они с Роз остановились. Сначала уставился на стену, а потом зажмурился, уверенный, что если не увидит движения светлого кирпича - его сердце просто не выдержит. Лучше уж ничего не видеть.
Но его молитвы были услышаны. Сначала по песочному шуршанию камня, а затем и по вздоху Розалин Моран понял, что план удался, и с надеждой открыл глаза. Прямо перед ними в стене из ниоткуда возникала деревянная дверь, гостеприимно зазывающая войти внутрь. Его догадки оказались верны. Комната впитала в себя адское пламя, которое наверняка теперь стало частью защиты замка.
- Да, это она! - гордо объявил шестикурсник, улыбнувшись и чувствуя себя так, словно представлял девушку старому другу. На самом деле, с Выручай-Комнатой он виделся впервые, иначе бы так не нервничал при ритуале ее открытия. - Поразительно, она все-таки здесь! Так и знал, что ничего не сможет ее уничтожить! Создатели Хогвартса использовали древнейшую магию для ее создания, что ей какое-то адское пламя... Эта комната до сих пор остается феноменом замка, несмотря на то, что всё здесь пропитано древней уникальной магией...
"Я это в Истории Хогварта прочитал..." - уже мысленно закончил шестикурсник, понимая, что выбрал неподходящее время для минутки интересных фактов. Розалин его явно не слушала, восхищенная находкой, да и ему самому не терпелось осмотреть комнату.
Он зашел внутрь вслед за слизеринкой, оглядываясь вокруг не без удивления. Он себе представлял помещение несколько иначе. Даже делая скидку на разночтения их с Розалин воображения, он явно не ожидал увидеть здесь, например, кровать.
- Невероятно!
Он привычно улыбнулся краем губ, как обычно реагируя на символичное слово, но все еще пребывал в замешательстве. Впрочем, долго таращиться на кровать ему не пришлось - Шафик отвлекла его всплеском радости и кружением. Фарран рассмеялся, заражаясь ее энтузиазмом.
- Я рад, что тебе понравилось. Не так часто выпадает шанс услышать твой смех. Он очарователен.
Даже если бы она похрюкивала и визжала, как поросенок, ему бы все равно казалось, что она смеется, словно ангел. Но даже прощая Морану его розовые очки, стоит отметить, что смеялась Шафик действительно очень мило.
Насмеявшись и отдышавшись, Фарран отпустил ее руки и отошел к книжной полке, задумчиво лаская пальцами корешки книг. Комната подобрала неплохой ассортимент для их маленькой библиотеки. Как раз самое необходимое для учебы, плюс часть любимых книг Морана и то, что он давно хотел прочитать, но руки не доходили. С трудом он оторвался от книжного шкафа и вновь огляделся вокруг. Здесь было очень уютно. И уединенно. Как раз то, о чем он мечтал. Вот только кровать опять и опять привлекала внимание, хоть и стояла в стороне. Фарран чуть прищурился, глядя на нее. Не было сомнений в том, что это плод фантазии Розалин. Но как она могла додуматься до такого?..
Не могла же комната сама подсунуть такой сюрприз.
- Наверное, безумно интересно побывать в твоей голове, - задумчиво начал шестикурсник и подошел ближе к Роз, разглядывая ее с интересом. - Какая же фантазия должна быть, чтобы превратить наше убежище в... спальню.
Он кивнул на роскошную кровать с балдахином. Это не было упреком. Напротив, что-то вроде любопытства ученого перед новым экспериментом. Но, так или иначе, эта кровать его почему-то пугала, и он старался держаться от нее как можно дальше. Как будто стоит ему присесть хоть на краешек, как она заглотит его целиком и никогда не отпустит.[ava]http://se.uploads.ru/t/iU4to.jpg[/ava]

+2

9

Очень трогательно было слышать, что кто-то готов стараться ради твоего смеха и улыбки с искренностью заботливого родителя. Ей никто никогда не говорил только приятных вещей, лишённых кислого привкуса формальности, идущих от сердца, сколько восклицал или шептал, вздыхая с благоговением, Моран. Розалин чувствовала, что имеет власть над ним, и в первое время ей хотелось ощущать её в полной мере, самоутверждаться, наблюдать, словно за растением, как оно расцветает от солнечных лучшей или чахнет, лишаясь воды. Теперь это не казалось забавным. Смех Фаррана звонкой музыкой подпевал струнам души разомлевшей от радости слизеринки.
– Спасибо, – широко улыбаясь с огоньками во взгляде ответила девушка и за комплимент, и за найденное место для уединения, самое что ни на есть подходящее для подобных тайных встреч.
Фар продолжил изучать комнату, с трепетом ринувшись к книгам. Мисс Шафик лишь покачала головой и подошла к напольной фарфоровой вазе, в которой стоял букет живых благоуханных роз, пионов, фрезий и альстомерий. Насытившись вдоволь нежными тонкими ароматами богатой цветочной палитры, Розалин, краем глаза наблюдая за увлечённым орлёнком, постояла у камина, наблюдая за мерными плясками огня, и вернулась, положив свой учебник по зельеварению на стопку книг сверху.
Девушка заметила, с каким недоумением Моран то и дело поглядывает на постель. Ей стало неловко от того, что её практически раскрыли, особенно, когда вопрос прозвучал вслух. В любой другой ситуации Роз без стыдливых метаний пошутила бы в кокетливом духе, высмеяв неопытного невинного друга, но почему-то сейчас она сама ощутила волнение и смущение, чего с ней не было никогда прежде.
– Я…просто…– на её бледном лице порозовели щёчки, они не налились краской, а скорее приобрели лёгкий отблеск налитого персика, который вторил приветливому огню из камина. – Не выспалась. Вот и всё. Мало сплю последнее время, – выпалила слизеринка полуправду. Поймав себя на том, что стала какой-то размякшей мямлей, она собрала волю в кулак, и снова принялась излучать уверенность, что-то заигрывающее и в меру дерзкое.
– Ты что-то имеешь против сна? – она вскинула бровь, отражая нападение. – Ну, конечно, имеешь, - Розалин, усмехнувшись, провела пальцем по голубо-серебристым полоскам его галстука. Рейвенкловцы наверняка уступали сон зубрёжке или всячески сокращали его чтением и практикой.
Не отдаляясь, блондинка замерла напротив, её пальцы соскользнули с галстука, и ладонь, обжигая сквозь одежду горячим прикосновением, застыла на его груди, которая пульсировала скорыми ударами сердца.
– Разве, чтобы понять, что ты мне нравишься, надо лезть ко мне в голову? – вдруг заявила Розалин, после лёгкой паузы, которую не дала заполнить, хитро улыбаясь. Она чуть приподнялась и оставила на его губах лёгкий, нежный поцелуй.
– Всё ещё хочешь овладеть легилименцией?
"Или мной?" - невольно выкрикнуло сознание где-то в мыслях. Эта безмятежность благоволила той буре, которая лихорадочно билась в Роз. Напряжение в теле ныло так настойчиво, что девушка теряла самообладание, поддаваясь отчаянно власти чувственных страстей. Она застыла перед ним, приоткрыв губы и дыша тяжелее обычного. В Хогвартсе было немало видных парней, по которым сохли все без разбора, но ни один из них не вызывал у Шафик такого природного естественного и всепоглощающего влечения, внезапного и неподконтрольного, словно приворот.
[AVA]http://s6.uploads.ru/qMcTY.png[/AVA][NIC]Rosaline Shafiq[/NIC]

+2

10

- Не выспалась... - недоверчиво повторил шестикурсник и усмехнулся. Будучи старостой и просто наблюдательным рейвенкловцем, он знал, как часто Шафик опаздывала на занятия. Проспать - дело обычное. Так что сна ей явно хватало. Если только не этим она занимала себя ночью, а чем-то куда более интересным.
Небольшой намек на ревность кольнул где-то у ребра, хотя он даже не знал, к кому или к чему ревновать. Даже если бы она проводила ночи с книгой, он наверняка ревновал бы и к этому бумажному злодею, несмотря на всю любовь к нему.
Впрочем, необязательно чем-то заниматься, чтобы не спать. Это уж он знал по себе. Как мучился и ворочался, не в силах выбросить из головы своего ангела, чтобы спокойно уснуть, а не страдать от волнения и тревоги. Да, до ее вторжения в его жизнь он спал спокойнее... Уделял должное время учебе... Как же это было... скучно. Теперь если не большую часть, то точно половину его сознания занимала Розалин. И он отчетливо понимал теперь, что значит плохо спать.
Фарран не ответил, лишь вздохнул незаметно. И снова необъяснимое волнение внутри, впрочем, пока еще контролируемое. Душа металась между ребрами пойманной птицей, но внешне Моран оставался спокоен, с интересом глядя на Розалин. Интуиция подсказывала, что ее стоит бояться. Что она сожрет его с потрохами. Он он, словно стойкий оловянный солдатик, оставался перед ней, спокойный и почти не показывающий своего страха. Неоправданного и необъяснимого, по сути, страха.
- Ты что-то имеешь против сна? Ну, конечно, имеешь.
- Я не... - фраза застряла в горле, так как дыхания ее закончить не хватило. В зобу резко сперло от столь настойчивого - по крайней мере, для Фара - прикосновения. Галстук он вообще считал неприкосновенным, и такое внезапное покушение на его собственность должно было вызвать бурю возмущения, но вместо этого он просто онемел, чувствуя, как его сковывает страх. Как овечку, которая нос к носу столкнулась с лисьей пастью. Но вместе со страхом еще и усилилось волнение, которое, наверное, ни на минуту не стихало полностью с той минуты, как он встретил ее тогда в коридоре и помог с нумерологией. Забыв, как дышать, он ощутил, как сердце бьется о грудную клетку под ее пальцами, выдавая его с головой. От смущения он слегка зарделся, опуская глаза и наблюдая растерянно за движениями ее рук. Благо, в уютном полумраке, при свете лишь огня в камине, это было не очень заметно.
Эта пауза казалась ему вечностью, но эту вечность почему-то хотелось продлить. От ее прикосновений становилось тепло. Даже горячо. Жар, зарождаясь в груди, распространялся по всему телу, тяжелея где-то у живота.
Морану не хватало силы воли, чтобы заставить себя подумать о чем-то отдаленном и отвлечь себя, чтобы не попасть в неловкую ситуацию. Он, напротив, осознанно поддавался на ее провокацию. Поднял глаза и посмотрел преданно и взволнованно. Ему все еще было страшно. Страшно от мысли, что Розалин, скорее всего, просто играется с ним, как кошка с мышкой. Это было бы самое разумное объяснение тому, что она до сих пор здесь.
Разве, чтобы понять, что ты мне нравишься, надо лезть ко мне в голову?
Спокойствие было сломлено напрочь. Пораженный, Фарран смотрел на нее, не веря своим ушам. Необъяснимое чувство подкатило к горлу, так что хотелось кричать от радости, чтобы хоть как-то освободить место в груди. Но закричать или даже произнести хоть слово он так и не смог, онемевший от избытка эмоций. С преданностью и восхищением он поймал ее поцелуй, на секунду, кажется, забывшись и немного наглея, однако вовремя приструнил себя, подчиняясь ее нежности и мягкому руководству.
Всё ещё хочешь овладеть легилименцией?
Ее голос звучал довольно томно, так, что даже Моран, не сильно разбирающийся во флирте и любовных тонкостях, разгадал таинственный подтекст. Он даже не уловил суть вопроса, отвлекшись на слова "хочешь овладеть", которые настойчиво пульсировали теперь в мозгу. Эти слова не давали сосредоточиться ни на чем другом. Фарран совершенно растерялся, но одновременно с этим он никогда не чувствовал себя настолько счастливым. И напуганным. Ему казалось, что он просто не переживет, если всё это окажется сном, иллюзией или злобной шуткой.
Они оба тяжело дышали, как после бега, несмотря на то, что оба все это время не покидали своих мест. Блеск ее глаз, в которых отражался огонь камина и, наверное, выдавал пламя, бушевавшее внутри, сводил с ума.
Будь, что будет.
- Мне не нужна легилименция. Я тебе верю, - тихо произнес Моран, пересилив себя и постаравшись отбросить недоверие. Он действительно ей верил - сердцем. Это разум знал, что ничему и никому верить нельзя.
- Ты мне тоже нравишься, Роз, - еще тише проговорил шестикурсник. И добавил шепотом: - Очень.
От собственного признания, созревающего уже давно в груди, сердце расцвело. Он смотрел в ее глаза и тонул в них, забывая обо всем, что осталось по ту сторону стены. Повинуясь неведомому импульсу, он подался вперед, обняв ее лицо, и крепко поцеловал, на этот раз позволив себе наглость взять лидерство на себя. Теперь он был уверен, что она не оттолкнет его.
[ava]http://se.uploads.ru/t/iU4to.jpg[/ava]

Отредактировано Farran Moran (2018-01-13 21:12:38)

+2

11

Никогда слова о доверии так не обезоруживали Розалин Шафик. "Я тебе верю" как будто лёгкий хлопок ладони о поверхность воды, по которой побежала смелая рябь волнением к сердцу. Фарран всегда казался ей наивным мальчишкой, слепо податливым и простодушным, но, наверное, лишь в эту минуту слизеринка в полной мере осознала, что Моран понимает больше, чем кажется, что он вверяет себя ей, благодаря и вопреки, и делает это сознательно, словно идя на заклание и говоря: "Даже если я для тебя лишь баловство, знай, я - твой".  Верх подлости был бы причинить боль тому, кто распахивает перед тобой грудь. Хотя вовсе не морально-этические соображения подталкивали девушку защищать чувства юноши и потакать им.
- Ты мне тоже нравишься, Роз. Очень,  – произнёс Фар нежно и возвышенно, с куртуазным трепетом. Это признание было таким невинным и кристально чистым, что Розалин почувствовала укол совести. В отличие от него, она была осквернена низкой невнятной связью, которая оставила печать похоти. Стыд давно улёгся, но бунтующее желание напоминало о неутолённой жажде, добавляя мутных разводов в омут их зарождающихся чувств.
Необратимость простонала отчаянием. Если бы Розалин только знала, что судьба сведёт её с Фарраном, с этим чутким, ласковым и по-настоящему надёжным рейвенкловцем, она бы не позволила никому другому прикоснуться к себе. Он заслужил это, а не тот мерзавец, который, воспользовавшись наивностью девушки, поигрался вдоволь, усладив, по большей части, исключительно себе, и исчез. На мгновение ей стало противно за себя и, о Мерлин, страшно. Что подумает о ней Моран, когда поймёт? Исчезнут ли искры восторга из его глаз?
Шафик, не отрываясь, была погружена в его тёплый счастливый взгляд. Мысли молниями вспыхивали в её белокурой голове, пока эта гроза разом не улеглась, когда юноша приблизился, касаясь её лица, и решительно поцеловал её так, как сам хотел, отдаваясь этому порыву, освобождённый от оков обстоятельств и страхов.
Розалин пропала окончательно, будто выпила залпом полбутылки эльфийского вина. Все сомнения и опасения исчезли. Плоть трепетала, мятежничала в истомном напряжении, которое ощутилось так ярко, что поглотило разум и волю. Незначительная инициатива, будто нежданный всплеск в тихом озере, так лихо подстегнула страсть, что противиться не было ни сил, ни желания. Его губы, осмелев, учились любить её.
- Мой милый орлёнок, - прошептала Роз, выдыхая в его влажные от поцелуя губы, прикрыв веки, забываясь и шумно дыша, обвив руками его шею и прижимаясь ближе. Она желала его прикосновений до зубного скрежета, до судорог мышц. Расточительно покрывая поцелуями его лицо, она с трудом сдерживала себя от чрезмерного буйства той силы, которая теперь управляла ею.
Впившись в его губы долгим жадным поцелуем, она инстинктивно попятилась в сторону кровати. Уткнувшись спиной в деревянный столб балдахина, она упёрлась в него, обнимая парня за поясницу, рывком прижав к себе.
- Жарко, - прошептала она бессвязную мысль, ничего не уточняя, и сбросила с себя мантию, а затем ловко, чтобы парень не успел опомниться, стянула и его, а следом и жилетку, растрепав его пышные непослушные волосы.
- Фарран, - едва слышно с вожделением произнесла она на длинном выдохе и закрепила ласку имени поцелуем, положив ладони ему на плечи. Скользнув губами от ушка до его шеи, она вдохнула манящий запах его кожи и закрыла глаза. Голова закружилась.
[AVA]http://s5.uploads.ru/Bq9Jz.gif[/AVA][NIC]Rosaline Shafiq[/NIC]

Отредактировано Rosaline Hogarth (2018-02-06 22:47:28)

+2

12

Что-то невероятное происходило с ним. Душа, до сих пор практически неколебимая и не знающая столь сильных волнений, теперь металась по всему телу, вызывая жар и нервную дрожь. Это метание вызывало физический дискомфорт - как будто в груди было слишком тесно от нахлынувшего чувства, и теперь оно распирало грудную клетку изнутри, освобождая себе место. Но так как легким не дано надуться, как воздушному шарику, а ребра не могут раздвинуться дальше, чем им положено природой, Фарран стал, как ему казалось, задыхаться. Сердце трепетало так часто, что воздуха не хватало, но он не в силах был оторваться от ее губ даже для того, чтобы отдышаться.
Ему действительно было жарко. Особенно когда он обнаружил себя уже возле кровати, а Розалин - прижатой к столбу балдахина. Она обнимала его, прижимая к себе, и жар разбегался под ее прикосновениями по всему телу, вызывая настолько новые и необъяснимые ощущения, что можно было сойти с ума. Появилась тяжесть, высасывающая разум и передавая доминирование над поведением инстинктам.
Как во сне он проводил взглядом мантию, упавшую на пол, равно как и жилетку. Действительно, удалось вздохнуть свободнее, как будто в ней и было дело. Странно, как он мог допустить такое отношение к своим вещам... Он вообще не очень любил, чтобы его трогали, лишний раз прикасались. Но прикосновений Розалин он жаждал снова и снова, а тело на каждое касание реагировало бурей восторга и... желания.
Теперь уже сложно было не понять, что от него хотят. И это осознание сковывало ужасом. Как ужасно быть запертым в этом состоянии, когда разгоряченный и обезумевший, готов на всё, но не можешь пошевелиться от страха. В смущении и растерянности Фарран посмотрел на Роз, но не нашел ее глаз, так как она уже склонилась к его шее, заставив его горячо выдохнуть и немного отвлечься от своих сомнений. Однако они не ушли совсем.
В нем нещадно бились две сущности - мальчика и мужчины. Первый осознавал свою гибель и из последних сил боролся за право высказать свое слово и сковать тело каким-то детским необъяснимым страхом, вызванного неопытностью и боязнью неудачи. Второй же яростно кромсал этот страх на мелкие кусочки, подталкивая вперед и говоря: ты всё знаешь, бояться здесь нечего, просто наслаждайся.
Моран действительно много знал, не зря он так любил медицину. Но это все теория. И боялся он не за себя. Он боялся навредить Шафик, хотя не совсем понимал, чем именно. Но почему-то ему казалось, что задумка эта довольно опасная.
- Роз, я...
Ловя остатки разума, он хотел признаться в чем-то, но тихое звучание его имени отвлекало от всего, и он, забывшись, уткнулся носом в ее волосы, вдыхая дурманящий аромат. Невольно поймал ее локоны рукой, все сильнее закапываясь в них. Хотелось раствориться в них. В ней. Быть еще ближе.
Одурманенный, он прижал ее к столбу поцелуем, с несвойственной ему наглостью забираясь пальцами под жилетку. Разве мог он даже подумать об этом, когда ехал в этом году на поезде в Хогвартс? Или месяц назад? Или даже вчера?
Животное влечение охватило его, и он нетерпеливо снял с нее жилетку, отбросив на пол, и впился поцелуем в ее губы, не в силах оторваться и прижимаясь как можно ближе, так что она могла явственно ощущать скорый стук его сердца, а он ее. Синий и зеленый галстуки под давлением их сердец едва ли не слились в один.
Но даже одолеваемый страстью, Фарран не решался двигаться дальше. Страх не оставил его до конца.
[icon]http://s1.uploads.ru/w7ijF.jpg[/icon]

Отредактировано Farran Moran (2018-01-16 20:41:30)

+2

13

В порывистом глубоком дыхании захлебнулись робкие слова. Роз и без них понимала, чувствовала, осязала, что у Морана прежде такого не было. Но, если Фарран полагал, что это даёт повод понервничать только ему, то глубоко заблуждался. Шафик старалась сохранять видимую невозмутимость и решительность, но её сердце настойчиво билось о грудь, отдавая волнением в живот, а пальцы едва заметно дрожали. Розалин боялась спугнуть его, боялась ошибиться и всё испортить. Ведь её опыт был скуп и однообразен. С рейвенкловцем она ощущала себя иначе. Всё было по-другому, по-особенному. Необходимость собственной инициативы немного пугала девушку, но, в конечном счёте, Фар легко подхватывал и отражал её дерзновенные, полные вожделения выпады, вселяя уверенность.
Только что он растеряно замирал, глядя, как падает на пол его мантия, и вот уже Роз почувствовала осторожные прикосновения его ласковых пальцев под одеждой. Усилилось напряжение в твердеющей груди, истома становилась невыносимой, толкая на отчаянные действия.
– Доверься мне, – не без труда отрываясь от пленительного поцелуя, прошептала на выдохе белокурая слизеринка, - Фарран, - произнесла она его имя пылко, с наслаждением. Ощущать вкус его раскатистого имени на своих губах казалось таким приятным.
Шафик прильнула к нему новым поцелуем, утоляя ненасытную жажду. Она наощупь ухватила его за галстук и потянула за собой. Почувствовав внутренним сгибом колен край постели, она присела на него, заставляя орлёнка последовать за ней.
Ей самой стало немного неловко, не хватало дурмана вина. Волнение крутилось внутри колючим клубком. Обстановка была тихой и непринуждённой, но что-то мешало. Девушка сконцентрировала свои мысли. То ли это была невербальная магия, то ли комната повиновалась воззванию своей гостьи, но мягкий огонь свечей и камина разом затих, его дух взвился в воздух кружевом дыма, растворившегося во мраке. Едкий запах пронёсся мимо и исчез.
Глаза с непривычки видели лишь плотную густую черноту. Розалин воспользовалась этим и перебралась к Фаррану на колени, обняв его за шею и неустанно целуя. Позволяя ему обвыкнуться и захмелеть новым потоком ласк, мисс Шафик ловко расстегнула свою рубашку и отбросила в сторону, оставаясь в дорогом шёлковом бюстгальтере. Светлые пряди мягко упали на обнажённые плечи. Роз, предпринимая усилия над собой, пыталась не спешить и приручать юношу постепенно, чтобы их близость не стала сумбурной и неловкой.
– Тебе нравится моё тело? – тихо спросила она, взяла его ладонь и положила на изящный изгиб упругой груди. – Прикоснись ко мне, - добавила она на ушко практически с мольбой в голосе. – Не бойся.
Кончиком носа Розалин провела по его скуле, во мгле с трудом стал очерчиваться его силуэт. Так легче. Тьма скрывает наши страхи, она – извечный покровитель тайн и преступных желаний.
Его прикосновения заставили девушку испустить приглушённый стон, больше похожий на шумный выдох. Всё тело слизеринки охватило лихорадочная страсть. Внизу живота ныло с такой силой, что можно было сойти с ума. Это было невыносимо и сладко. Как никогда раньше. Физическое желание было не причиной, а следствием, апогеем рвущихся из сердца чувств. Это обещало быть не плоским физическим удовольствием, наравне со вкусным ужином, а чем-то по-настоящему значительным.
[AVA]http://s5.uploads.ru/Bq9Jz.gif[/AVA][NIC]Rosaline Shafiq[/NIC]

Отредактировано Rosaline Hogarth (2018-02-06 22:46:53)

+2

14

Скованный волнением, Фарран готов был беспрекословно выполнять ее пожелания, ибо сам свободы воли лишился начисто, по крайней мере, на этот момент. Сознание растворилось в поцелуе, и он совершенно перестал соображать, как будто ему провели лоботомию, от которой он, как ни странно, получил неимоверное удовольствие. Послушно и без сопротивления он увелся вслед за ней на кровать, успев лишь заметить, что был ведомым за собственный галстук, как пес за поводок. Теперь важно не упустить момент и успеть определиться: стать декоративной собачкой или же сторожевым псом.
"Доверься мне" - сочным эхом звучало в голове. "Глупая, я уже давно доверился тебе" - мысленно ответил эху шестикурсник. Говорить он был не в силах, горло перехватило от волнения. Было жарко, и жар шел изнутри, сводя с ума.
Он не успевал опомниться. Всё происходило очень быстро и одновременно с этим растянуто медленно. Он не помнил уже, как очутился на кровати, но отчетливо ощущал близость ее тела и касания ее губ, которые казались раздражающе неспешными, когда от нахлынувшей страсти хотелось рвать, громить, кричать. Что-то огромное, неизмеримое рвалось из его груди, не находя выхода, а Роз всё сильнее раззадоривала. Если бы не его стеснение и страх, он давно бы разозлился на такое промедление. Но теперь эта неспешность была очень кстати. Она помогала привыкнуть. Осмелеть постепенно, а не резко, когда от быстрых перемен вырывается какой-то кусочек из души.
Хотелось спрятаться, чтобы она не видела, как ему страшно. Пусть все останется, но она не будет его видеть... Словно прочитав его мысли, свечи в комнате погасли, источая едкий, ер приятный запах горелого фитиля. Моран удивленно вздохнул, но ничего не сказал. Кажется, это маленькое событие было на руку не только ему.
Фарран залился краской, когда осознал себя оседланным. Теперь он весь в ее распоряжении. Равно как и она - в его. Ее близость дурманила, а исходящий из-под юбки жар наливал тяжестью до боли. Парень тихо проскулил, но не жалобно, а скорее нетерпеливо и обиженно.
Теперь, когда вокруг был темно, как в первозданном космосе, он весь превратился в ощущение. Есть теория, что когда человек лишается одного из органов чувств, остальные усиливаются в разы. Лишившись зрения, Фарран чувствовал все намного сильнее.
Слух. Он слышал шорох снимаемой рубашки, каждый взволнованный удар ее и своего сердец, шелест ее томного дыхания и метания собственной души под ребрами.
Обоняние. Он слышал легкий сладкий шлейф от ее духов, дурманящий аромат от волос и запах ее тела, сводящий с ума.
Вкус. Невольно он наклонился к ее шее с поцелуем, и пришлось сделать усилие, чтобы не укусить ее. Вкус ее желания вызывал невообразимый физический голод.
Осязание. Его пальцы прочувствовали ее тело, и он, наверное, мог бы играть на ней, словно на рояле. Каждая клеточка ее кожи могла вызвать особенные ощущения, и ему не терпелось проверить каждую из них, узнать, какие ноты они могут сыграть.
Тебе нравится моё тело?
Он не смог ответить, лишь кивнул, но не был уверен, что ей было это видно. Чтобы подтвердить свой ответ, он с шумным выдохом впился губами в ее шею, незаметно для себя опустившись к ключице. Им управлял инстинкт.
Он сам превратился в инстинкт.
Прикоснись ко мне. Не бойся.
Он позволил направить его руку и от прикосновения к шелку выдохнул, ощутив биение сердца где-то у горла. Смелея, он крепче сжал ладонь, и словно от нажатия клавиши на инструменте, раздался ее приглушенный стон. Фарран повторил эксперимент, вновь услышав исходящее из самого ее нутра желание.
Инстинкт подсказал, что кое-что в этой партии было лишнее. Он провел ласково, но еще немного неуклюже рукой к ее спине, водя ей в поисках застежки. Обнаружив искомое, вдохнул, словно перед прыжком, и неловко расстегнул. Самое страшное было позади, и, осмелев и наглея, он стянул лямки с ее плеч, благодаря открывшиеся места поцелуями, и окончательно скинул на пол предмет белья.
Неизведанные области следует изучать, и он, лишь недолго помявшись, обнял ее грудь, изучая и прислушиваясь к ней. Нащупал твердость ее сосков и стал играть ими, как котенок, наслаждаясь ее стонами и ощутив теперь свое превосходство. Не только она может мучить его.
Он хитро улыбнулся, опьяненный и скрываемый темнотой, и коснулся губами ее сосков, немного соленых и неоспоримо будоражащих. Невольно он сжал руками ее бедра, мучаясь от вожделения. Кровь совершенно отлила от мозга вниз, наполняя тяжестью. Фарран шумно вздохнул. [ava]http://se.uploads.ru/t/iU4to.jpg[/ava]

+2

15

Тьма обволакивала невесомым полупрозрачным покрывалом, вуалью иссиня-чёрного шифона, который изредка просвечивал на изгибах тел. В звенящей тишине громко и явственно звучал каждый вздох и стон, наливаясь ещё большей истомой и пробегая по коже волной мурашек.
Ведомый, Фарран с робкой осторожностью сжал её грудь. Роз тут же сладко отозвалась, подбадривая и провоцируя.
Рука юноши проскользила по спине, остановившись на застёжке. Шафик побоялась, что долгие попытки совладать с коварными крючками сведут на нет завязавшуюся прелюдию, но Моран не сплоховал. Такими темпами ещё немного, и он, подобно самым дерзким старшекурсникам, научится расстёгивать лифчик одним точным прикосновением пальца. Сама Розалин видела, как её однокурсники залихватски проделывали такое с малахольными девчонками других факультетов одним тычком большого пальца в спину между лопаток, полагая, что с помощью палочки каждый дурак сможет.
Разом стало легче дышать, но лишь один полный вздох сорвался с приоткрытых губ. Фарран, отдавшись природной чувственности, всё заметнее переманивал инициативу на свою сторону. Несколько прикосновений и грудную клетку стиснуло от желания. Он пробовал её на вкус с ощутимым удовольствием. Его влажные горячие губы и кончик языка с всё большей жадностью ласкали налитую мучительным напряжением грудь, становящуюся всё чувствительней к новым прикосновениям. Роз сильнее обняла его за шею, прогнувшись и заскулив от пытки, пронзающей страстью всё тело. И дело было даже не в физической ласке. Возбуждение захлёстывало от ощущения себя невероятно желанной. Первой, единственной, особенной. Шафик поймала себя на мысли, что её кровь будоражит не то, что приятно ей самой, а то, как хорошо в эти мгновения ему. Со своим первым парнем это не казалось таким важным. Точнее важным лишь постольку поскольку девушка боялась опозориться и прослыть бревном, а вовсе не из желания из кожи вон лезть, чтобы кому-то угодить.
Слизеринка беспомощно скулила, задыхаясь. Она с силой сжала волосы Фара чуть ниже затылка, второй рукой обвив его шею. Склонившись к ушку, Розалин обожгла его сбитым дыханием, губами закусив мочку. Рубашка Морана теперь начала раздражать. Хотелось ощутить кожей жар его тела как можно скорее. Хотелось лишить его преимущества.
Потянув за галстук, девушка ослабила его хватку, а затем и вовсе стянула сине-серебряную змею с его шеи. Отвлекая его поцелуем, Роз расстегнула две верхние пуговицы. Россыпь вожделенных поцелуев осталась на его скуле и подбородке, перемещаясь на шею и вниз, к острым ключицам.
Резким рывком Шафик заставила юношу опустить спину на постель. Схватив руки орлёнка, она склонилась, щекоча его лицо кончиками выгоревших пшеничных волос. Будто желая поквитаться, она сильнее прижалась к его паху, дразняще с нетерпением ёрзая бёдрами. Ему явно было тесно в брюках. От этой навязчивой мысли девушка закусила губу. Отпустив его руки, она склонилась ещё сильнее, принявшись расстёгивать пуговку за пуговкой, а открывающиеся участки груди и живота встречать прикосновениями разгорячённых губ, опускаясь всё ниже, обогнув пупок, целуя над пряжкой ремня. Роз попыталась расстегнуть его, но это оказалось не слишком удобным, чтобы не быть неловкой, она, впившись поцелуем, обняла Морана и перекатилась на спину, предоставив ему свободу действий.
[AVA]http://s5.uploads.ru/Bq9Jz.gif[/AVA][NIC]Rosaline Shafiq[/NIC]

Отредактировано Rosaline Hogarth (2018-02-06 22:46:32)

+2

16

Он совершенно перестал что-либо понимать. Да и, наверное, не нужно было ничего понимать. Нужно было чувствовать и ощущать, а у него это выходило не очень хорошо. Он всегда боялся того, чего не понимал. И чего не знал. И да, сейчас было страшно, но стремление познать, понять перекрывало этот страх. Да и не знал-то только разум. Сердце, кажется, уже все знало.
Она потянула за галстук, заставляя его оторваться от ее груди. В темноте не было видно, но он залился краской от осознания того, что только что вытворял. Он почти не осознавал этого, поддавшись звериным, диким инстинктам. Она стягивает галстук, и Фарран, несмотря на то, что на вороте стало свободнее, дышит тяжелее - дыхание сперло. Сердце все так же стучит о ребра, и стук доносится чуть ли не у самого горла.
Он чувствует, как рубашка освобождает его и выносит на показ его обнаженную душу. Он шумно вздыхает и прикусывает губу, стесняясь звука собственного голоса. Он чувствует касания ее губ на груди и сходит с ума от жара: места поцелуев пылают огнем и проносятся электротоком по телу. Фарран заерзал, вновь не сдержав стон. Почти невыносимо сидеть на месте, его грудь вздымается в такт дыханию и поцелуям, и весь он чуть качается под слышимый только ему ритм. Впрочем, он был почти уверен, что Розалин тоже чувствует этот ритм.
Через мгновение он обнаруживает себя поверженным спиной на кровать. Приступ паники сжал внутри живота, он инстинктивно сжал ее бедра, возможно, с большей силой, чем рассчитывал. Но не от страсти, а от страха, от которого он почти избавился, покорившись эмоциям, и который вновь и вновь одолевал его, стоило только расслабиться. В горле пересохло, он нервно сглотнул. Роз перехватила его руки, и он почувствовал себя беззащитным, словно младенец, и даже проскулил от досады.
Моран стал привыкать к темноте и неотчетливо различал ее лицо. Ее волосы с сладковатым запахом касались его лица, и он повел головой, раздраженно пытаясь их укусить, но попытки оказались тщетны. Он откровенно зверел и боялся самого себя. Животные инстинкты лезли наружу, заслоняя разум. Он боялся потерять себя в этом безумии.
Жар из-под ее юбки совсем близко, дразнит и мучает. Фарран проскулил, сжав от обиды ткань на кровати. Ее бедра он трогать постеснялся, боясь причинить ей боль. Даже сквозь брюки он ощущал обжигающую влагу. "Наверняка испачкает брюки" - пришла на ум глупая мысль, и он дернул головой, отгоняя от себя столь низменные вещи. Кого заботят брюки, когда происходит такое?..
Снова дразнящие поцелуи. Он почти взвыл - каждый поцелуй разрывал его, а внизу уже отдавало не только тяжестью, но и болью. Его грудь заходила ходуном, подгоняемая учащенным дыханием и ее губами. Элктроразряд от ее губ пронизывал все тело, и его будто парализовало. Он не мог пошевелиться, хотя безумно хотелось дотронуться до ее волос, даже вцепиться в них.
Он не осознавал этого, но его тело охотно сдавалось ей и подавалось вперед навстречу ее губам. Оно плавно ерзало под ее прикосновениями. Живот в страхе сжался, но под ее нежным прикосновением тоже подался навстречу... И хотелось еще, еще. Дальше, ниже... Фарран простонал от нетерпения, забывшись. И тут же обиженно проскулил, почувствовав, как она отстранилась. Но ненадолго.
Не успел он опомниться, она увлекла его за собой, и вот она уже в его объятиях, а он нависает над ней, совершенно свободный в своих действиях. В ужасе он выдохнул. Он всегда думал, что когда наступит подобный момент, он не будет долго возиться и возьмет быка за рога - в теории он подкован прекрасно, что мешает отлично выступить на практике? Однако его сковал страх, необъяснимый, детский и глупый. Он знал, что делать, по крайней мере, догадывался, но не мог решиться даже пошевелиться.
Он чувствовал ее выжидающий взгляд и терялся еще больше. Страшно представить, что она может о нем подумать... Теперь он навеки прослывет неудачником и посмешищем...
Он закрыл глаза, пытаясь собраться. Прислушался к себе. Внизу неприятно ныло, и он раздраженно и немного неуклюже расстегнул ремень и брюки. Стало немного легче, но дальше раздеться он не смог. Он не привык не перед кем оголяться, тем более перед девушками.
"Привыкай, идиот, - прогремел внутренний голос. - И успокойся уже. Просто. Успокойся".
Он тихо вздохнул и поерзал, устраиваясь удобнее. Рубашка, хоть и расстегнутая, все еще сковывала движения, и он, отстранившись, не менее раздраженно стянул ее и бросил на пол. Обнажившись по пояс, он почувствовал себя немного смелее. Наклонился к Роз плавно, словно боясь спугнуть, и поцеловал крепко, но еще с нотами прежней робости. Однако так долго выращиваемая страсть и вышедшие на волю инстинкты завладели им, и поцелуй становился все менее целомудренным и все более страстным. Он уже не помнил себя, а близость ее тела сводила с ума. Не прерывая поцелуя, он провел рукой по ее груди, вспоминая ее вкус и еще больше заводясь. Побрел рукой ниже, по животу. С непривычки его движения были не так изящны, как у Роз, но он старался быть максимально ласков. Пальцы натолкнулись на край юбки, заметно съехавшей. Фарран нащупал застежку, которая оказалась на боку после их чехарды на кровати, и нервно выдохнул, будто это была не юбка с застежкой, а граната с чекой. Сделав над собой усилие, внешне незаметное, он расстегнул юбку и потянул ее вниз, обнажая ее бедра. Настолько, насколько мог дотянуться. Он не заметил, как прервал поцелуй для того, чтобы заняться юбкой, и теперь увлеченно стягивал форму с ее ног.
Даже получая в детстве новую игрушку, он вряд ли испытывал восторг, подобный этому.
С волнением вздохнув, он осторожно провел по ее бедру, задевая внутреннюю его часть... и ощущая волнующий жар. Он не давал покоя. И одновременно пугал, словно это дыхание цербера. Дрожащей от волнения рукой он провел по ткани белья, заметно повлажневшей. Как-то виновато и одновременно с интересом он повернулся, чтобы найти блеск ее глаз, и, найдя, осторожно нажал рукой на влажную и горячую, доселе неизведанную область ее тела. [ava]http://se.uploads.ru/t/iU4to.jpg[/ava]

+2

17

Казалось бы, чего такого в полуобнажённом торсе парня. Обычное дело в наши дни даже для тех, кто предпочитает пуританские порядки. Но вид Фаррана без рубашки заставил затаить дыхание. Роз первый раз видела его обнажённые плечи, ровные линии ключицы с ямочкой, грудь и впалый живот. Черты фигуры юноши были худыми и угловатыми, но понравились слизеринке. Она жадно прильнула к нему, ощущая вибрацию сердцебиения своей грудью. Кожа к коже. Градус будто резко взвился вверх. Было немного зябко, но тёплое тело Морана приятно грело, проникая куда-то сквозь и усиливая пламя внутри, которое спускалось вниз живота и жгло.
Губы затягивали в головокружительный полёт, прикрыв глаза, сливаясь всё более глубоким и сладострастным поцелуем, Шафик потеряла ощущение пространства, которое скукожилось до размера фигуры рейвенкловца. Языки сплетались, помогая воссоединению. Хотелось целовать его до боли, до исступления, не прекращая, до онемения опухших влажных губ. Одним только этим она уже готова была приблизиться к блаженству, хотя он ещё даже полностью её не раздел.
Будто вторя этим мыслям, пальцы Фара, скользнув по телу девушки, добрались до бёдер и измятой вконец юбки, нащупав застёжку. Розалин хотела было помочь ему, но подумала, что парню будет приятнее раздеть её самому, словно, смакуя, разворачивать обёртку любимой конфеты, которую с трудом удалось достать перед ужином в тайне ото всех.
Сбросив одежду вниз, они чуть затихли. Моран продолжал методично, хоть и с трепетом волнения обследовать её тело, несмело, сдерживая порывистое влечение, рвущееся истошным криком плоти. Роз вся превратилась в ощущение, тело готово было улавливать даже самое невесомое прикосновение, многократно усиливая его.
Ладонь Фаррана интригующе пробиралась по бедру вверх, доставляя невыносимое изнеможение ожидания. Замерев между ножек девушки, он, будто ожидая одобрения, взглянул на блондинку. Роз уловила блики его глаз и, задержав дыхание, посмотрела с жалостливой мольбой, боясь вот-вот разозлиться от нетерпения.
"Да, умоляю, Фар, иначе я сойду с ума…"
Неутолённое желание мучило, но слизеринка стоически терпела, давая парню возможность прочувствовать всё самостоятельно. "Эти рейвы не любят подсказки".
Он осторожно надавил, и девушка разве что не вздрогнула от удовольствия. Роз закатила глаза и издала прерывистый шумный вздох, сорвавшийся в стон. "Ещё…пожалуйста…ещё". Она обвила рукой его поясницу и несильно впилась ногтями в кожу.
Какое, должно быть, удивление испытывает сейчас Моран. Думал ли он, что пара простых манипуляций-прикосновений может начисто лишить девушку воли и она будет беспомощно скулить в его руках, требуя продолжения? "Если бы он только знал, что делает со мной!" - промелькнуло в голове. Промелькнуло и вернулось, остановившись. Розалин потянула Фара на себя, чтобы тот прилёг рядом набок. Видел ли он сейчас её улыбку, полную лукавого коварства?
Поверженная, Роз совсем забыла, что на осаду можно ответить контратакой. Ей вдруг так захотелось этого, что слизеринка медлить не стала. Её пальчики, погладив поясницу, спустились вниз к расстёгнутым штанам юноши, нащупав заветный бугорок. Месть будет сладкой.
Прижавшись ближе, она провела губами по его шее, а её пальцы нагло забрались под ткань белья, повторив игривые действия, после чего освободила достоинства от давящей материи, вытаскивая наружу. Шафик не была гурманом, но успела заметить, что Фарран в достаточной мере не был обделён не только умом. Смочив пальцы слюной, она вернулась к ласкам, бережно, услаждая бережно, но довольно ловко и, тем самым, заводясь сама ещё сильнее.
Скуля и вздыхая, Роз чувствовала, что разум покидает её, оставляя место навязчивому дикому чувству. Она хотела этого не потому, что понимала, какое удовольствие её ожидает, а думая о полном единении с Мораном. Быть с ним единым целым, хоть немного. Полностью познать его любовь и открыть свою. Слизеринка не без собственнического желания хотела, чтобы он был её. Весь. Чтобы он любовно вздыхал, иссыхая от тоски по утрам, и сгорал в пепел от желания ночами. Он будет её. Он будет её сейчас.
Обезумев, Шафик больше не сумела совладать с собой. Ловко и быстро стянув с себя бельё, она резким движением забралась сверху, наплевав на штаны и бряцающую бляшку ремня. У Розалин уже не было сил дразнить его, катая головку по мокрой вязкой коже. Он вошёл медленно и плавно, её тело привыкало к новому хозяину. Полностью пустив его в себя, Шафик издала громкий стон, запрокинув голову и прогнувшись назад. Её бедра несколько раз плавно качнулись, прежде чем Шафик склонилась над ним.
- Ты только мой, - зачем-то произнесла она пылким шёпотом, и снова простонала. Ладони нашли его пальцы, сплетаясь с ними. Розалин тряхнула головой, поправляя волосы, закрывшие всё лицо, и принялась мерно раскачиваться, поглощая удовольствие столовыми ложками.
[AVA]http://s5.uploads.ru/Bq9Jz.gif[/AVA][NIC]Rosaline Shafiq[/NIC]

Отредактировано Rosaline Hogarth (2018-02-06 22:46:15)

+2

18

Фарран оказался прав - на ней действительно можно было играть, словно на рояле. Его прикосновения вызывали музыкальные стоны, и ему это безумно нравилось. Но вдоволь наиграться ему не дали, забрав право ведущего, полученное на столь недолгий срок. Но расстроиться из-за этого юноша не успел, к тому же, он сам сомневался, что сможет справиться с лидерством. Не в этот раз.
Словно пораженный парализующим ядом, он послушно подчинялся ее импульсам и не сопротивлялся. "Ох, Мерлин, делай со мной, что хочешь, я весь твой" - было, пожалуй, его последней осознанной мыслью.
Он догадывался, что она так просто не простит его попытки на ней поиграть. Степень ее мучений он мог только предположить, однако сам изнемогал от страсти, тяжести и боли. И вот пришло ее мщение. Моран зарделся от ее прикосновений, в который раз порадовавшись темноте, и не смог сдержать стона, рвущегося из горла. Он боялся собственного голоса - это был не его голос, а зверя, дремавшего внутри до сих пор. И вот он рвется наружу, рискуя в клочья разорвать практически оформленную личность.
Исступленно он впился в ее губы, поцелуй сливался с нетерпеливым стоном, а тело его изгибалось помимо его воли, ерзая и подаваясь ближе к ее рукам и к ней всей. Еще ближе, еще...
Лишившись ее губ, он словно лишился опоры, не зная, куда себя деть и что делать. Но она прекрасно справлялась сама, не давая ему возможности даже задуматься над тем, что происходит, задуматься о последствиях, о причинах... Это все было неважно. Важно было только то, что здесь и сейчас. А сейчас он пребывал где-то на границе миров рационального и чувственного, не в силах осесть ни там, ни там. Дольками, каплями пробивалось сознание, но огромное чувство тут же поглощало его.
А самого Фаррана тем временем поглощало безграничное удовольствие. Ее прикосновения - то, что было так ему необходимо, иначе бы он точно либо сошел с ума, либо еще долго мучился от боли. Под ее рукой он послушным зверьком ерзал и скулил, невольно приподнимаясь на локтях, чтобы тянуться к ней ближе и надеясь на поцелуй. Но ей было не до того.
Сколько раз он представлял этот момент... И всё оказалось пустыми фантазиями. Такое представить невозможно, можно только ощутить. И вот она оседлала его, и он ощутил, издав вздох блаженства. Его трясло от волнения, страха и удовольствия одновременно, раздирая на части, и хотелось кричать, но остатки сознания подсказывали, что это слишком глупо. Он поджал губы, силясь заткнуть внутреннего монстра, но тот прорвался и вырвался в стон, подстрекаемый каждым движением Роз. Фарран, не успев осознать этого порыва, сжал ее бедра, хотя еще недавно не знал, куда деть свои руки... Он чувствовал ее тело и сходил от этого с ума. Изучая ее изгибы руками, он еще яснее ощущал ее, доказывал самому себе, что она настоящая, из плоти и крови. Тот самый ангел, но в реальном мире.
Она поймала его пальцы. Наверное, он сделал ей больно... Моран вздохнул и отпустил руки, сплетаясь пальцами с ее и мягко пожимая их. Через руки он ощущал ее импульсы и, сливаясь с ней в единый ритм, растворился в ней.
Но полностью расслабиться никак не удавалось, равно как и собрать сознание. Даже в состоянии полного беспамятства до него добралось сомнение. Слишком она уверена, слишком активна, и слишком было... легко и гладко. Эти признаки указывают на то, что он предполагал, но не был уверен и не хотел в это верить. Даже сейчас он не хотел признавать то, что подсказывали факты. Лучше сейчас - просто забыться.
Всё уже свершилось.
Со стоном он запрокинул голову, подчиняясь блаженству. Тело напряглось абсолютно везде, даже ребра рисковали вырваться из груди от напряжения. Он закрыл глаза. Теперь он не заставлял себя расслабиться, а просто прислушался к ощущениям и вспоминал золотистый отблеск волос Роз при свечах... Он часто задышал. И его окатило теплой волной, от которой он простонал в голос, дернувшись, и ослабленно и беспомощно рухнул на кровать. Сердце колотилось, как бешеное, было тяжело дышать, но он был бы не против задохнуться. Это было настолько прекрасно, что не жалко было потом лечь и умереть.
Постепенно вернулся контроль над собой, но он смущенно молчал, тяжело дыша и прислушиваясь к своему дыханию и своим ощущениям. Он старался угадать, о чем думает Роз.
Он не знал, сколько прошло времени в их безумстве, но интуиция подсказывала: "слишком быстро". Он чувствовал себя виновато. Он ее подвел, не оправдал ее ожиданий... Слишком долго она его мучила, и он не выдержал.
На смену самобичевания пришла высокомерная уверенность: ничего, скоро он ей покажет, на что способен. Надо только немного перевести дух... 
[ava]http://se.uploads.ru/t/iU4to.jpg[/ava]

+2

19

Вздохи и стоны отмеряли мгновения вместо стрелок часов. Ощущать его внутри себя было приятно и почти не больно, в отличие от того, как бывало прежде, тело податливо принимало юношу, нисколько не сопротивляясь, разнося по телу импульсы наслаждения. Роз то изгибалась назад, запрокидывая голову, то утыкалась лицом Фаррану в шею, хмелея от аромата его кожи, в котором появилось больше сладко-мускусных ноток.
Моран издавал беспомощные стоны блаженства, забываясь в удовольствии, отдаваясь этому новому омуту целиком, утопая в нём с головой, задыхаясь и лихорадочно изнывая. Шафик вилась на нём настоящей змеёй, её бедра то мягко, то резко волнами прокатывались по его паху, оставляя влажные вязкие следы, напряжённые ягодицы сжимались, как и всё остальное, будто она хотела обнять его изнутри.
Потеряв голову от желания, она с силой сжала его пальцы, она больше не сбивала темп, а её движения стали всё более жесткими и порывистыми. Закатив глаза, она застонала громче, волна наслаждения лилась тягучим приятным потоком. Кожа покрылась влажной испариной, тело сковало напряжение, мышцы сводило до лёгкой дрожи.
В сладком забытьи Роз даже не сразу сообразила, что Фар достиг пика. Только разогнавшись, она не могла, не хотела останавливать этот полёт. Пауза стала мучительной и почти болезненной. Девушка с трудом не проскулила, слезая с него. Этого следовало ждать. Обратная сторона первого секса, но разве можно было винить в этом Морана? Нужно дать ему передохнуть, орлёнок не останется неблагодарным.
Только сейчас, когда эйфория начала сходить на нет и сменилась жестоким изнеможением от жажды разгорячённого тела, Розалин почувствовала, как затекли её плечи и спина от положения сверху. Начала проявляться усталость, которая вместе с голодом могла запросто вылиться невольным раздражением, но слизеринка терпела, подавляя природные инстинктивные реакции.
Холод пробежал по мокрой коже мурашками. Роз потянула за покрывало и накрыла их обоих, прижимаясь к Фаррану, который был истощён и, судя по виду, безмерно счастлив.
Прижаться к его горячей пульсирующей сильным сердцебиением груди, которая часто вздымалась от сбитого дыхания, оказалось так приятно, что девушка на некоторое время уняла неистовство неутолённого желания. Розалин положила голову Морану на грудь, забравшись под крыло орлёнка.
- Тебе хорошо? -  с улыбкой спросила она, легко поцеловав его губы. В своей голове она предвосхищала слово, которое тот, вероятно, скажет в ответ.
Дав ему перевести дыхание, она позволила парню расслабленно окунуться в мягкую уютную полудрёму. Самой же ей было тяжело расслабиться и попытаться сделать тоже самое. Низ живота настойчиво напоминал о себе, несносно потягивая и пульсируя.
И всё же не выдержала. Это истязание было невыносимо. Шафик потянулась к его губам, пробуждая их мягкими ласками, которые срывались в отчаянные порывы несдержанной жажды. Роз взглянула на него абсолютно затуманенным, с налётом безумства, взглядом. Роз научит Морана любить её тело, чувствовать и знать его прихоти. Девушка поманила Морана к себе, приглашая взять реванш.
[AVA]http://s5.uploads.ru/Bq9Jz.gif[/AVA][NIC]Rosaline Shafiq[/NIC]

Отредактировано Rosaline Hogarth (2018-02-06 22:45:38)

+2

20

Всё существо Морана пребывало одновременно в небывалом блаженстве и шоке. С одной стороны, он ликовал от ощущения своей силы и зрелости; с другой стороны, чувствовал, как в нем что-то наивное и детское умерло навсегда. Но это должно произойти с каждым, так что сильно печалиться по этому поводу Моран не собирался.
Он не помнил, как оказался под теплым одеялом, но это было очень кстати, ведь он как раз начинал замерзать, приходя в себя. И еще более кстати прижать Роз, вдруг ставшую до невозможности родной, к груди, которая, вздымаясь от дыхания, постепенно успокаивалась. Только сердце продолжало с волнением колотиться.
- Тебе хорошо?
Фарран выдохнул, вспоминая, как складывать слова, довольно улыбнулся и обнял ее покрепче.
- Невероятно, - коротко, но предельно искренне отозвался он, прошептав ответ с трепетом и восхищением. Распространяться он не нашел нужным. Казалось, любое добавленное слово только уменьшит искренность его ответа. Да и вообще - никакие слова не могли бы точно описать того, что с ним происходило, и уж тем более, что происходило в его голове.
Успокаиваясь, он, кажется, немного задремал в объятиях подаренного Роз блаженства. Давно ему не было так хорошо и спокойно. Физическое счастье одновременно с покоем в душе - о чем еще можно мечтать?
Ах да, конечно - о том, что бы так же хорошо было любимой девушке.
Он очнулся от мягких прикосновений, от ласковых поцелуев. Уютно потянулся и крепко обнял Роз, отвечая на ее поцелуи и постепенно отнимая у нее инициативу. Руки сами спустились к ее бедрам, требовательно исследуя их. Еще недавно он думал, что больше не сможет пошевелиться от удовольствия, но теперь в нем снова загорелось что-то, что двигало его вперед раньше, чем он успевал это осознать. Вместе с этим проснулся... голод. Похотливый голод, зов плоти, такой сильный, какой он до сих пор никогда не ощущал. Если и было что-то подобное, то это не сводило с ума, не причиняло такую боль, как ломка.
Разгораясь, Моран накрыл ее собой, покрывая поцелуями. Как будто из любопытства опустил руку и погладил там, внизу... И простонал от сладкого предвкушения - так там было горячо и маняще. Но хватит дразниться - пора брать реванш. Теперь он знал наверняка, что ей не будет больно, и отчетливо видел, как она этого ждет... Ничто теперь не стопорило его, даже собственные сомнения. Плавно зверея, он с ликованием принялся доказывать ей, на что способен...
Неизвестно, как они вообще остановились. Наверное, в какой-то момент просто настолько обессилили, что задремали в объятиях друг друга, даже не заметив этого.
Моран проснулся от странного ощущения: казалось бы, выспался настолько, что хоть обратно часы сна отдавать, но при этом одолевала физическая усталость. Всё тело безумно болело. Он потянулся и тихо проскулил от мышечной боли, которая сковала тело, не измученное спортом. Да уж, зря не увлекся квиддичем, не мучился бы теперь...
В комнате было по-утреннему светло, как будто даже солнечный свет проникал сюда, хоть окон не было. Настоящая магия. Рядом уютно и сонно посапывала Роз, вызывая у Фаррана умиленную и влюбленную улыбку, хотя всё это до сих пор было для него непривычно и странно. Повинуясь озорному порыву, он приподнял одеяло, чтобы полюбоваться ею при свете дня... Ох, чудесно.
Вдруг его озарило: светло, уже явно утро. Который час? Они же могли проспать занятия!
Неловким движением из-за боли в мышцах он, не вылезая из-под одеяла, опустился руками на пол, чтобы среди брошенной одежды найти свои наручные часы, он уже сам не помнил когда снятые. Нашел. Первый урок как раз подходил к концу.
- Мерлинова мать! - тихо выругался Моран и заерзал. Хотелось еще понежиться здесь, с Роз... Но как же занятия? Он еще никогда не пропускал уроки без весомой причины, тем более будучи старостой...[icon]http://s1.uploads.ru/w7ijF.jpg[/icon]

Отредактировано Farran Moran (2018-02-03 23:02:58)

+2

21

Фарран тяжело дышал, будто пробежал по всем лестницам школы. Прижавшись к его тёплой груди, Роз с трепетом чувствовала, как колотится под рёбрами сердце юноши – от любви и удовольствия.
- Невероятно, - ответил рейвенкловец, и девушка усмехнулась. Это стало уже чем-то вроде междусобойной шутки, которую понимали только они оба. Розалин даже начала называть Морана «мистер Невер-р-роятный», так врезалось это полное захлёстывающего восторга слово в память с их первой встречи.
Первая проба только разыграла аппетит. Розалин была приятно удивлена, когда Фарран, набравшись смелости и почувствовав себя увереннее, дал волю своему желанию. Она охотно поощряла его инициативу и ненавязчиво подсказывала, если в том была необходимость. Надо отдать должное, выходец с факультета Рейвенкло и правда усваивал всё на лету. Шафик задыхалась от переполнявших её чувств и наслаждения. Она учила его любить её тело, и он снова и снова доводил её до блаженной дрожи, не оставаясь в накладе.
Какая-то незримая граница, стоящая между юношей и девушкой в моменты невинной близости, была стёрта. Они, повинуясь своим чувствам и инстинктам, обнажили свои тела и сердца, и больше не было неловкости, страха или стыда. Они, будто нити, разом связали себя друг с другом в тугой узел и сейчас показалось, что он прочный настолько, что только рубить. В нежности, сочившейся при каждом движении и взгляде был тот концентрат трогательной сентиментальности, который выдавал их искренние чувства. В перерывах между бурным сладострастием, Роз могла ласково поцеловать его кончик носа или прижаться щекой к скуле, или даже просто улыбаться, подолгу разглядывая очертания лица Фаррана, бережно касаться его кожи, вдыхать её головокружительный аромат. Смеяться, болтать, передразнивать преподавателей, говорить о своих мечтах и страхах. Розалин перестала претворяться, она стала живой, настоящей, пусть и в короткие мгновения. Фар мог с удивлением открыть возлюбленную с иной стороны. Такой, какой она была с родителями в детстве, или дурачась с лучшей подружкой и сестрой. Налёт холодной отстранённости и снобизма практически сошёл, она была послушна и податлива, довольная и весёлая. Скоро, с наступлением рассвета, эта эйфория притупится и многое встанет на круги своя, но это первый шаг близости, который очарует Розалин окончательно и бесповоротно. Она чувствовала, что может раскрыться, что не получит в ответ ни презрения, ни укора. Какой бы дурочкой она ни выглядела сейчас, что бы ни делала и ни говорила – Фарран будет продолжать смотреть на неё всё тем же зачарованным взглядом. И это казалось чем-то удивительным для девушки, прожившей всю жизнь в обществе совсем иного склада. Где нужно было держать себя строго и с достоинством, ожидая того, что о тебе подумают и как оценят.
Измождённые собственной страстью и счастливые, влажные от пота, они потеряли счёт времени, и сами не заметили, как провалились в сон.

Где-то за гранью сна ощутилась возня. Шафик зашевелилась, потягиваясь, но глаза не открыла, а закопалась в мягкую чудесную перину почти с головой.
- Мерлинова мать! – едва слышно донеслось откуда-то сбоку.  Роз издала какие-то невнятные сонные звуки и вдруг резко открыла глаза, когда осознала, что Фарран всё ещё где-то рядом и, судя по отчаянию в голосе – не в её сне. Нехотя, она снова потянулась и зевнула, закрыв лицо одеялом.
- Мы что, уснули? Упс..
Девушка попыталась сесть на кровати, взъерошенная и разнеженная и тут же скривилась, охнув, – всё тело ныло. – Чёрт! – Роз разом взбодрилась, но вовсе не от мысли о том, что пропустила занятия или нарушила школьные правила. После ночного отсутствия в факультетской спальне, Корнелия точно обо всём догадается и… Девушка уже предвкушала «восторг» подруги.
- Только выходить будем по очереди, - строго сказала мисс Шафик, снова озабоченная своей репутацией. Она потянулась за одеждой и вдруг почувствовала себя неправильно. Розалин подобралась поближе к Морану и ласково поцеловала его, обняв за шею.
- Доброе утро, Фар.
Она смущалась говорить о всём том, что произошло ночью, но явно оставалась под приятным впечатлением. Подняв с пола галстук, она протянула его юноше.
- Нам точно нужно отсюда уходить? Может, останемся здесь навсегда? – наивно и явно несерьёзно сказала Шафик, накрыв плечи Морана одеялом как пледом и обняв его, уткнувшись носом в пышные смешные волосы. Там, за стеной привычный мир, который опять разделит их, награждая жестокой тоской. Так хотелось задержать эти минуты безмятежного счастья, которые неизвестно когда повторятся вновь.
[AVA]http://s5.uploads.ru/Bq9Jz.gif[/AVA][NIC]Rosaline Shafiq[/NIC]

Отредактировано Rosaline Hogarth (2018-02-06 22:45:49)

+2

22

[icon]http://s1.uploads.ru/w7ijF.jpg[/icon]Неловкое восклицание, вырвавшееся под впечатлением от осознания происходящего, хоть и было произнесено тихо, практически сдавленным шепотом, но все же возымело действие на дремавшую подругу. Розалин завозилась, и Моран виновато замер, прислушиваясь. Ее стон пробуждения напомнил на минуту стон удовольствия, и юноша судорожно выдохнул, одолеваемый приятными воспоминаниями. Он осторожно повернулся, отказавшись от идет рыться в разбросанной на полу одежде. Наблюдать за возвращением в реальный мир Шафик было гораздо интереснее. И завораживающе - все равно что наблюдать за тем, как невинно потягивается огромный хищник, например, тигр.
- Доброе утро, - умиленно проговорил Фарран, полулежа оперевшись о локоть, словно античный герой с мраморных статуй. Несмотря на внешнюю непосредственность, такая поза доставляла некоторый телесный дискомфорт. Но Морану хотелось выглядеть... изящно в такое утро, поэтому он охотно пошел на такие жертвы.
- Мы что, уснули? Упс...
Фарран кивнул и вздохнул, соглашаясь с этим "упс" и почему-то чувствуя себя виновато. Похоже, она тоже не планировала задерживаться здесь на всю ночь... И ее возмущение подтверждало это мысль. Как-то холодно на душе становилось от этого. Юноша ощущал сильное, непреодолимое желание - почти потребность - обнять Роз, но она была слишком обеспокоена чем-то своим, и от этого становилось неприятно на душе.
- Только выходить будем по очереди.
- Как скажешь, - потухшим голосом тихо отозвался Моран. Желание обниматься пропало окончательно и там же, глубоко внутри, скоропостижно умерло. Фарран тихо вздохнул и отвернулся, рывком дотянулся до пола, доставая белье и брюки, и сел на кровати, начав вяло одеваться. Не помогал даже адреналин от осознания опоздания на занятия. Резко пропали силы, к тому же тело все еще болело.
Вдруг он ощутил ее прикосновения и ее поцелуй. И словно ожил. Он поднял голову и довольно, искренне улыбнулся. Занежился в ее объятиях, как котенок.
- Доброе утро, Фар.
- Доброе, - промурчал Моран и ласково потерся о ее щеку своей. Какая же она мягкая, гладкая, теплая... Увлекшись, он коротко скользнул поцелуем от щечки к шее, но смог быстро оторваться. Теперь эта щечка и эта шея не были запретным плодом, и теперь хватало стойкости остановить себя - ведь тешило осознание того, что еще удастся попробовать запах ее кожи. Неизвестно когда, но известно было точно, что они теперь доступны ему.
- Нам точно нужно отсюда уходить? Может, останемся здесь навсегда?
Моран с печалью потеребил в руках синий галстук и прикрыл глаза, наслаждаясь ее объятиями и теплом. Теперь ему удавалось не ловить сердечный приступ от восторга при каждом ее прикосновении, теперь он воспринимал это немного спокойнее... Но сердце все равно радостно трепетало, а на душе становилось спокойно. И невероятно хорошо - и физически, и эмпирически.
- Надо, моя милая... - в своей светлой печальной задумчивости Фарран даже не заметил, как, пожалуй, впервые назвал Роз так ласково. По крайней мере, вслух. Мысленно он уже давно обласкал ее всеми лестными словами, которые только известны лучшим словарям. - Мы же еще повторим это, не правда ли? - в голове у него это звучало уверенно и утвердительно, но вышло все же немного робко и не без надежды. Тем не менее, он не сомневался, что это не последняя их встреча. То, как она себя повела этим утром, сменив вечную свою расчетливость на внимание и нежность - это было кардинальным изменением и придавало уверенности в будущем.
Нехотя Моран выбрался из ее объятий и тепла, чтобы окончательно одеться и завязать несчастный галстук. Наверное, вид у него сейчас потешный. С утра непослушные волосы вечно торчали в разные стороны, ему никак не удавалось с ними совладать. Даже долгие вычесывания не очень помогали. Понимая, что смысла в этом особого нет, Фарран по привычке провел по голове рукой, пытаясь хоть немного пригладить непослушную копну. Но, естественно, ничего не вышло.
- Пора идти, - с грустью произнес он и с чувством обнял Роз. Этого показалось мало, поэтому он дополнил это жарким прощальным поцелуем - как будто приходится расставаться навсегда. Впрочем, для него даже день разлуки был подобен вечности.
- Я пойду первый, заодно проверю, что нет свидетелей, - раз уж тебе так дорога репутация, мысленно добавил он. - Если придется, я их отвлеку, так что сможешь выйти следом через несколько минут. Выход там, - он указал на стену, которая сейчас была совершенно плоской, без всяких признаков проходов. - Просто подумай о том, что хочешь выйти, и комната тебя выпустит. Я понимаю, что тебе не хочется... - он умиленно улыбнулся. - Мне тоже. Но надо, Роз. А теперь прощай. Я постараюсь написать тебе.
Он еще раз поцеловал ее и направился к выходу. Вдруг остановился, передумав, вернулся и снова поцеловал.
- Спасибо тебе за... эту ночь, - робко произнес Моран. - Это лучшая ночь в моей жизни. Роз, ты... невероятна!
Он улыбнулся и снова решился покинуть комнату. Теперь уже наверняка. Даже уходя, еще долго оглядывался с тоской. Наконец появилась дверь, и рейвенкловец пропал за ее створками.
К счастью, коридор восьмого этажа был безлюден. Незамеченным Моран поспешил на занятия. Признаться, он сильно удивил своих однокурсников и преподавателей тем, что опоздал, да еще и примчался в таком растрепанном виде, да еще и без домашнего задания, да еще и элементарно без пера, да еще и витал где-то в облаках вместо того, чтобы слушать урок. Конечно, преподаватели и товарищи смогли выручить его с пером и простить ему невнимательность, но в какой-то момент он был близок к тому, чтобы в срочном порядке отправиться на проверку по наличию в крови оборотного зелья - по мнению окружающих, его как будто подменили.
Как ни странно, Морана это ничуть не беспокоило. Больше всего его волновал вопрос, когда же случится следующая встреча с любимой.

+2

23

Сейчас особенно ощущался уютный и приятный запах его тела, когда Моран нежился в объятиях, на которые уже, кажется, не рассчитывал. Розалин вдыхала аромат медленно смакуя, чувствуя, как привыкает к нему, пуская в потаённые уголки своего сердца и запирая там на память.
- Надо, моя милая... – ответил Фарран, заставляя пробежать лёгкие мурашки по телу девушки. Шафик никогда не называли так всерьёз, с любовью и трепетной нежностью мужчины к женщине, хотя прочих оттенков подобных ласковых обращений ей доводилось слышать в избытке от матери, подруг и родни. Но это не то. Она даже испугалась, что такая вроде бы мелочь вдруг взбудоражила её, а грудь налилась волнительной теплотой.
- Мы же еще повторим это, не правда ли?
Роз довольно усмехнулась – орлёнок распробовал прелесть чувственной любви. Признаться, она и сама хотела этого снова. Даже сейчас, слизеринка бы с удовольствием утянула бы Морана обратно под одеяло, не выдавай его лицо страх пропустить день занятий. Ох уж эти рейвы!
- Да, - многообещающе прошептала она ему на ушко с манящей истомой в голосе и лукавым блеском в глазах.
В отличие от Фаррана, ей собираться и торопиться не хотелось совершенно. Обнажённая, Розалин завернулась в одеяло, лениво взбила пару подушек и устроилась на них, вполуха слушая инструкции парня и наблюдая за его смешным растрёпанным видом, который несколько его смущал. Заспанная и непринуждённая, она и сама была на себя не похожа: живой румянец играл на щёчках, спутанные волосы не лежали в идеальной причёске, острые оголённые плечи, беззаботная улыбка и мягкий взгляд, в котором было так мало надменности. Роз зевнула в ладонь и потянулась. Моран суетливо приводил себя в порядок, подбирая с пола одежду, надев которую уже не казался таким худым, как без неё.
Он долго не мог её отпустить, она его тоже. Было так хорошо, что хотелось, чтобы эти мгновения вылились в вечность. Роз, такая беззащитная и естественная без одежды и знаков змеиного отличия, жалась к его груди, уткнувшись носом в мантию. Прощание, поцелуй, тягостный вздох. Он направился к той зачарованной стене, а в груди тоскливо завыло. И он, промедлив, снова вернулся в её объятия.
- Спасибо тебе за... эту ночь. Это лучшая ночь в моей жизни. Роз, ты... невероятна! – борясь с робостью, признался юноша. Шафик заглянула в его глаза и широко улыбнулась, отблагодарив искренним ласковым поцелуем. Розалин никогда прежде не чувствовала такую стойкую уверенность в себе. Ей даже сейчас казалось, что она красивее, чем прежде. Она была любима и желанна – это лучшее зелье для девичей прелести.
- Лети давай, орлёнок, - рассмеялась Роз, не выдавая открыто собственного восторга, хотя расположение девушки почувствовать было нетрудно. Последние объятия, касаяния губ, и стена поглотила Фаррана, выпуская в привычный круговорот жизни. Как только он скрылся, Розалин сначала вскочила на кровати, а затем, взвизгнув, плюхнулась на него со всей силы обратно. Так она лежала, обнимая подушку, улыбалась как дурная, начинала хихикать ни с чего. Внутри неё вдруг забурлило столько энергии, что было трудно просто лежать.
Роз ещё некоторое время не выпускала из рук подушку, на которой спал Моран, – она ещё хранила запах его кожи с терпкой примесью их близости. Навалявшись всласть, девушка неспешно оделась и постаралась вспомнить, что там нужно было сделать со стеной, чтобы она открылась. Получилось раза и четвёртого, наверное, Роз ещё не слишком сильно хотела уходить. И вот, снова гвалд в коридорах, суетливые школьники, шаги. Шафик торопливо неслась в гостиную своего факультета, надеясь не попасться на глаза профессорам.
Вдруг её кто-то цепко схватил за рукав мантии.
- Шафик, ты где всю ночь шлялась?! – раздался встревоженный и недовольный голос подруги.
- Тихо! – шикнула Роз в ответ и утянула в слизеринку в сторону. Та вскинула бровь, сложив руки на груди.
- Только не говори… - ей не нужно было заканчивать, чтобы быть понятой. Девушка вытаращила глаза. - Всю ночь?!
Роз смущённо потупила взгляд, краснея, и кивнула.
- Шафик, ты сдурела, ты в курсе?! Какой-то жалкий рейвенкловец! – подруга покачала головой, цокнув языком с заметным разочарованием. – Мелкий!
- Он всего на год младше! – вступилась блондинка.
- Пф, - слизеринка неодобрительно вздохнула, выждала паузу, чтобы вызвать у Роз как можно больше стыда за свои чувства к недостойному. Потом сжалилась над подругой и хитро улыбнулась, заметив, как Шафик поникла.
- Ну хоть было? Было-было?! Да?! – она несколько раз тюкнула Розалин в бок. Та ещё сильнее покраснела и заулыбалась.
- Было, - тихо и коротко ответила она и потянулась к уху подруги, чтобы удовлетворить её любопытство. Девушки заметили рядом знакомых и побежали в один из тихих уголков, чтобы посекретничать вдоволь.
[AVA]http://s5.uploads.ru/Bq9Jz.gif[/AVA][NIC]Rosaline Shafiq[/NIC]

Отредактировано Rosaline Hogarth (2018-02-18 22:33:16)

+2


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » ЗАКОНЧЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » The sweet november