HP: University of Magic Arts

Объявление

Добро пожаловать в магический Лондон!
В игре: 2025 год, сентябрь. В УМИ начинается юбилейный учебный год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Законченные эпизоды » If the moment ever comes


If the moment ever comes

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

If the moment ever comes
http://s3.uploads.ru/wNAPW.jpg
♫ Muse - Endlessly

Участники:
Дженнифер Вильямс
&
Блейз Забини

Место:
Лондон, Великобритания
Время:
29 ноября - 1 декабря 2025

Сюжет:
Причинно-следственные связи.

Отредактировано Blaise Zabini (2018-11-08 02:47:09)

+4

2

Он даже не вспомнил о такой службе, как такси. Какое там! Блейз готов был пробежать весь путь пешком, только бы не бездействовать лишнюю минуту. Хватит, и без того прожил этот месяц словно в анабиозе. Благо, у него хватило остатков рассудка для того, чтоб часть пути аппарировать, где это можно было сделать без риска остаться замеченным. И теперь он стремительным шагом пересекал квартал за кварталом даже толком не глядя под ноги. Попытки снега сорваться с небес и укрыть собой осенний Лондон таяли прямо на глазах, в буквальном смысле. Морось капельками оседала на темных волосах Забини, забивала влагой складки кашемирового пальто, под его ногами хлюпала вязкая грязь, а стылый промозглый воздух резал ноздри. Ему дышалось всё труднее, и где-то на задворках сознания мелькнула мысль о том, что стоит бросить курить и вновь заняться плаванием. А то так недолго и форму потерять. Остальная часть разума была занята куда более насущным и важным вопросом. "Как же так получилось?!!"
Нельзя сказать, что он совсем не думал о ней всё это время, но после парочки отказов по надуманным причинам постарался забыть. Не то чтобы совсем успешно - для успешного отвлечения Блейзу не хватало времени, которое старательно съедала работа, новый научный проект и дефицитный сон. Но письмо дедушки, прибывшее с Лордом парой часов ранее, стало для него огромной неожиданностью. Оно было перечитано раз пять, прежде чем Блейз окончательно осознал что до него пытаются донести, кто в этом виноват, и что делать в первую очередь.
О, виноватых искать долго не пришлось! Надо же было оказаться таким идиотом, чтоб пустить низлу под хвост всю свою осторожность! И ведь он - не Вильямс, выросшая среди магглов, он знал, на что способна магия в умелых руках. Особенно завязанная на крови и родстве! Знал и должен был помнить об этом ежесекундно. Но ему будто все ограничители сорвали тогда, в теплом итальянском октябре, среди запаха морского прибоя и прелой рыжей листвы. И хотя теперь уже было поздно посыпать голову пеплом, он половину дороги крыл себя последними словами на всех трёх языках, которые знал.
Но она, конечно, молодец! Она же не могла не знать, верно? И молчала! Злость на Вильямс отлично перекрывала отчаянное чувство вины и придавала сил. На что она рассчитывает? Немного зная эту женщину, он понимал - предугадать её реакции и действия практически невозможно. Огонь как он есть. Можно было только пытаться тушить это пламя. Ну, или напротив, раздувать - тут смотря до какого состояния он сам дойдет.
Блейз не заметил, как оказался у цели. Оставалось всего пару шагов до двери, и внутри будто все оборвалось. Нетерпеливо бежать по направлению к ней было куда проще, а теперь, добравшись, он ощутил, как все внутри напряглось, будто перед боем с неизвестностью. Это мгновение промедления едва не стоило Забини всей решительности. Начни он задумываться о том, а что же дальше, и кто знает, что бы произошло. Но в него будто вселилась часть гриффиндорского безрассудства, так что в следующий момент он оказался у порога, решительно и настойчиво вжимая до упора кнопку звонка.

Отредактировано Blaise Zabini (2018-11-08 02:47:44)

+5

3

Ноябрь был дохлым. Всегда. И этот не стал исключением. Типографии работали в три смены, чтобы выбросить на рождественские прилавки тиражи обещанных книг. Издательства спешно искали заинтересованных продавцов. И только иллюстратор не нужен был совершенно никому. Последнюю надежду заработать Джен возлагала на эксклюзивные открытки.
Она расположилась на диване, укутавшись в плед, и раскрашивая акварелью карандашный набросок. Прозрачная нежная акварель – не рождественская техника, и Джен в который раз выругала себя за желание соригинальничать – на четвёртом десятке идеи, подходящие подобной технике, у неё закончились.
Наигравшийся с бумажным бантиком на ниточке Полосатик уютно пригрелся под боком у Джен и тихонько посапывал. За почти два месяца из крошечного комочка рыжего пуха он вырос во вполне похожего на кота избалованного шалуна, но Джен всё равно казалось, что он плохо ест и оттого такой худенький.
На кухне негромко играло слегка заикающееся от магического фона радио. Джен специально поставила его как можно выше и лишний раз старалась к нему не прикасаться, но сам факт её наличия в доме заставлял антикварную коробку шипеть и потрескивать.
Джен облизала кисточку и с тоской взглянула на очередную оконченную работу. С куда большим удовольствием она рисовала бы волшебными карандашами, которые ей подарил...
Октябрьские воспоминания нахлынули непрошенно и были такими яркими, что отогнать их удалось не сразу. Но достаточно было вспомнить суровое и решительное лицо старого синьора Забини, как становилось ясно: эти люди не остановятся ни перед чем, чтобы получить то, что они захотят.
"Ничего, – думала Джен, подтягивая сползающий с плеч плед. – До весны как-нибудь продержимся, а там попрошу мистера Поттера о переводе в Ирландию по личным причинам, и поминай как звали. Хрен ты до нас доберёшься, козлина чистокровная. А там и не докажешь уже."
Резко и требовательно прозвучавший дверной звонок заставил её вздрогнуть.
"Неужели Мэтью?" – Джен поморщилась. Срочно заведённый в качестве прикрытия ухажёр из Министерства был бы приятным, если бы у него так мерзко не пахло изо рта. "Ещё  пару недель, – уговаривала себя Джен с непонятно откуда взявшимся слизеринским коварством. – Пусть повстречает меня с работы, а там пошлю куда подальше."
Раздосадованная неурочным визитом, но не собиравшаяся прихорашиваться ради ходячей ширмы, Джен поправила плед на плечах и открыла дверь.
На пороге стоял Забини.
Встрёпанный, взмокший, явно бежавший всю дорогу, он смотрел на неё тяжёлым взглядом прокурора.
Неизвестно, как, но он ЗНАЛ. И пришёл, чтобы лишить её этой хрупкой тени будущего.
Серые глаза Джен посветлели почти до белизны. Правая рука инстинктивно сжалась в кулак, в котором на счастье Забини не было палочки.
"Может, всё-таки показалось?" Робкая надежда на решение вопроса без скандала разбилась под требовательным взглядом главы Отдела Тайн. Она не могла придумать, под каким предлогом его выпроводить и что вообще с ним делать, так и стоя у открытой двери.

+5

4

За последний месяц он видел её несколько раз в коридорах Министерства, однажды столкнулся в лифте. Оба старательно отводили взгляды, поджимали губы, и, лелея свою гордыню, делали вид, что незнакомы. Так что можно считать, что Блейз не видел Дженнифер весь этот чертов пустой ноябрь. И, казалось бы, жизнь почти полностью вошла в привычный ритм, встала в свою прежнюю колею, но внутри него проявилась пустота, которая всегда была там, но совершенно не чувствовалась прежде. Прежде чего? Забини не решался распутать эти причинно-следственные связи, не хотел разбираться в нюансах собственного психического и душевного разлада, старательно открещивался... Но основная правда сама насильно открылась ему вместе с дверью и показавшейся за ней Дженнифер. Растрепанная, испачканная красками, как обычно непонятно во что одетая, еще и в пледе. Уютная, домашняя, нежная...
Мгновение слабости и мягкости тут же опало под испугом, мелькнувшим на её лице.
Нет.
Она не могла.
Не могла же?
Блейз похолодел, бледность покрыла смуглое лицо и он, все еще тяжело дыша, взъерошенный, с сумасшедшим взглядом, неверяще качнул головой.
- Почему ты мне не сказала, - вкрадчивый тон с тщательно сдерживаемым напряжением был подобен затишью перед бурей. Вот только он не казался обманчиво спокойным, а скорее походил на поднимающийся высоко над уровнем моря вал, готовый вот-вот обрушиться с грохотом во всей своей разрушительной мощи. - Как ты могла решить всё за меня?
Кажется, еще немного, и воздух между ними начал бы искрить и воспламеняться. Дженнифер явно намеревалась обороняться изо всех сил. Но в конце концов, он был сильнее хотя бы потому, что был мужчиной, и не собирался благородно этим пренебрегать. Тем более, что палочки в её руках не оказалось. Он рванул дверь на себя и вошел, не обращая ни малейшего внимания на то, что хозяйка дома против. Подчиняясь порыву, дверь за ним с грохотом захлопнулась, окончательно припечатав появление незванного гостя.
- Тебе не кажется, что это и мое дело тоже?! - заявил он уже гораздо громче, пройдя вглубь дома и резко развернувшись.
На виске мужчины под мокрыми налипшими волосами истеричным пульсом билась вена, а глаза потемнели почти дочерна, выдавая его внутреннее состояние любому зрячему.

Отредактировано Blaise Zabini (2018-10-10 11:04:41)

+5

5

Поначалу растерявшись, Джен с каждой минутой закипала всё сильнее. Мало того, что он ворвался в её дом, так ещё и смеет на неё орать! На неё. Орать.
Вильямс подошла к двери и распахнула её настежь.
Здесь. У тебя. Нет. Никаких. Дел.
Она указала на едва освещённую фонарями улицу.
Убирайся!
Развивающиеся волосы, сверкающие гневом почти белые глаза, указующий перст – вся динамика её тела могла бы послужить вдохновением для скульптора-монументалиста, если бы не аппликация из кота в горошек на её пижаме, не плед и не пушистые тапочки.
Хотя эти подробности Джен не волновали. Она была зла, как... как... Как же там дедушка так красиво и цветисто ругался? Очень зла, короче. И не собиралась уступать этому слизеринскому гаду, что бы он ни возомнил.
В который раз Джен подумала, что таскать палочку на дне рюкзака – довольно опасное занятие. Да и открывать дверь кому ни попадя не стоит.
Шансов против Забини у неё не было никаких. И именно поэтому она была уверена, что может сделать с ним что угодно.
У тебя внезапно возникли проблемы со слухом? ПОШЁЛ ВОН!

+5

6

- Ну уж нет, - он снова перешел на вкрадчивый, почти ласковый тон, обещающий многие печали. От отработанного до автоматизма жеста кистью палочка выпрыгнула из наруча в ладонь. - Колопортус!
Какая ирония! Нотт бы положил его еще до того, как Блейз открыл бы рот для произнесения заклинания. Но при этом его готовность атаковать или защищаться всё-таки выше, чем у аврора. Стоило намекнуть мистеру Поттеру, что тому пора пересмотреть кадровую политику.
"Здесь. У тебя. Нет. Никаких. Дел." - отдавалось внутри пульсирующим эхом в те несколько секунд, пока они, словно в кинофильме, неподвижно сверлили друг друга взглядами. Обычно, когда очередная пассия исчезала из жизни Забини, обдав напоследок шлейфом дорогого парфюма и фонтанчиком полуискренних слёз, он ощущал только облегчение. И при случайных встречах воспринимал только как чужого, хоть и смутно знакомого человека. Но не теперь! О, один только внешний вид Дженнифер Вильямс вызывал ураган эмоций! Она стояла под прицелом его палочки трогательно-беззащитная, непозволительно, даже несправедливо злая, и вызывала жгучую ненависть.
- Да как ты смеешь, - зашипел Блейз едва разжимая губы, искривившиеся то ли в презрении, то ли в обиде, - как смеешь вообще в глаза мне смотреть после того, что с ним сделала?!
И он вновь сорвался на крик, чувствуя что едва контролирует себя. Сейчас ему уже не казалось, что "Авада" - слишком уж Непростительное заклинание. Её поступок был куда более непростительный.

+5

7

Когда Джен увидела, как палочка прыгнула в руку Забини, она поняла, что дело начинает пахнуть жареным. Но сходу он не атаковал, и это давало определённое преимущество. Вздрогнув от внезапно захлопнувшейся двери, она чуть опустила плечо, чтобы плед мог соскользнуть на пол. Не отрывая глаз от Забини, Джен позволила ему подойти поближе, не особенно вслушиваясь в сказанное, и резко взмахнула пледом ему по глазам, одновременно опутывая им руку с палочкой. Со всей силы она ударила ногой туда, где должно было быть солнечное сплетение, собираясь добавить ударом в челюсть, но мягкие тапочки на ковре оказались слишком неустойчивыми и оба удара вышли смазанными.
От неожиданности Блейз растерялся. Кто же мог подумать, что у неё настолько отбит инстинкт самосохранения, чтобы атаковать того, кто навел на тебя оружие. Единственное, на что его хватило – это попытаться сгрести в охапку это буйное рыжее существо вместе с пледом, в котором оба запутались.
Ненормальная! – в сердцах рявкнул он, теряя палочку где-то в мягких складках ткани.
Джен извивалась и норовила лягнуть по ноге или попасть по самому эффективному "выключателю" мужиков, но запутывалась в пледе ещё больше.
Гад слизеринский! Скотина чистокровная! – лишённая возможности действовать руками или ногами, она отклонила голову, чтобы с размаху ударить ею Забини по лицу и внезапно столкнулась с ним взглядом.
И утонула в тёмно-зелёных, как лесная чаща, глазах. Ей хотелось день за днём блукать по этим лесным тропкам, греться в сильных объятиях, сейчас удерживающих её, и упоительно целоваться, забыв обо всём на свете. О том, кто он, о том, какая пропасть их разделяет, и о том, что никаких сказок в жизни не бывает.
Она не ударила, хотя несомненно могла бы этим ударом как минимум разбить ему нос. Вместо этого она затихла и отвела глаза.
Пусти, – потребовала Джен тихо, уверенная в том, что он послушается.

Отредактировано Jennifer Williams (2018-10-10 14:45:33)

+5

8

Стоило им столкнуться взглядами, кажется, впервые за этот месяц, да еще и так близко... Вот только она не вызывала больше в нём нежности и желания тут же поцеловать. Только боль. И он отпустил.
Если бы Блейз взял на себя труд задуматься, то очень удивился бы такой своей реакции. Ведь разве не он так тщательно всю жизнь старался не допустить промашки и не дать кому-то испытать то же самое, что всю жизнь происходило с ним самим? А тут оно произошло, и сразу решилось само собой, не так ли? Но он не думал, не хотел ни о чем думать, только бы перестать чувствовать то, что заставляло губы сжиматься в узкую непримиримую полосу, а брови хмуро сходиться на переносице.
- Ты довольна собой? - голос Забини звучал глухо, практически нежизнеспособно.
Он будто сдувался на глазах, тяжело дыша от непродолжительной, но яркой схватки. И только во взгляде, который он так и не отвел в отличие от Дженнифер, выплескивалось всё то, что кипело внутри. Из комнаты выскользнул Полосатик, подошел к Блейзу и нерешительно потерся о его ногу. Ясные глаза и чуть прижатые уши задавали вполне понятный вопрос: "Эй, люди, вы уже успокоились? А то мне не по себе, хочется ласки и чего-нибудь пожрать." Мужчина автоматически подхватил животное на руки, мельком удивившись тому, как тот отяжелел. Откормит до размеров предшественника, сублимируя... Нужно ей еще штук десять подарить, для окончательного образа Синего Чулка.
- Избавилась от моего ребенка и понадеялась, что я ничего не узнаю? Ты всегда была эгоисткой, не видящей ничего дальше собственного веснушчатого носа, - добавил он, почесывая низзла за ушами. Забини и сам не понимал, почему не уходит и чего добивается. Оправданий? Извинений? Признания собственной вины?

Отредактировано Blaise Zabini (2018-11-08 02:50:37)

+5

9

Он не поцеловал. Не прижал к себе. Отпустил, как она и просила.
Видеть его так близко, такого настоящего, без этого дурацкого лоска, которым он, кажется, покрыт всегда с утра до ночи, и не повиснуть на шее, не обнять, никогда не шептать ему на ухо глупости, от которых он смеётся, было почти невыносимо.
Сердце неровно стукнуло.
"Так надо, – велел здравый смысл. – У тебя есть твои воспоминания: несколько вечеров и поездка в Римини. Ими и довольствуйся. И постарайся не забыть, что именно он сделает всё, что сможет, если только... Что-что он сказал?"
Избавилась от моего ребенка и понадеялась, что я ничего не узнаю?
Джен подняла изумлённые, широко распахнутые глаза на Забини и отвела взгляд, явно пытаясь осознать услышанное.
"Вот оно что... Может быть, так даже лучше. Ему будет легче меня ненавидеть и забыть. И у него точно не будет никакого повода искать нас в Ирландии."
Замешательство и непонимание сменилось напряжённой работой мысли и наконец принятием решения, после которого её лицо приобрело тот бесстрастный вид, с которым аврор Вильямс ходила на работу.
От эгоиста слышу, – огрызнулась она, забирая маленького низзла у Забини из рук, и ушла на кухню.

Отредактировано Jennifer Williams (2018-10-10 19:19:00)

+5

10

Что-то было не так. В её реакции определенно что-то было не так. Но ему некогда было размышлять над изумлением, промелькнувшим в серых глазах, ведь то, что произошло дальше ударило по Блейзу куда сильнее её недавних пинков. Женщина, которая неистово пылала ненавистью к любому, на кого могла пасть хотя бы тень убийства, сейчас хладнокровно сознавалась в том, что сама уничтожила чью-то жизнь. И после этого просто шла кормить котика! Его сорвало так, как еще не бывало прежде. До этого ни разу в Блейзе не вызревало желание первым ударить женщину, и не просто дать оплеуху против истерики, а причинить настоящую боль. Он бросился за ней следом и поймал как раз в тот момент, когда Дженнифер уже отпустила Полосатика на пол и доставала корм из шкафа. Сухие гранулы веером разлетелись по кухне в тот момент, когда Блейз рывком развернул её к себе и припечатал спиной к стене, сгребая ворот пижамки в обе горсти.
- Ты хоть соображаешь, что ты сделала?! - вот теперь он действительно орал, больше не сдерживая себя, плевав на то, что она может испугаться. - Сука безжалостная!
Дженнифер и испугалась, пытаясь оттолкнуть его одной рукой, а другой зачем-то накрыв живот. Её попытки сработали так же, как если бы она толкала бревно. Очень глупое безмозглое бревно, которое перевело растерянный взгляд на узкую женскую ладонь, инстинктивно прикрывающую самое дорогое. Они так и стояли рядом, крепко держась друг за друга, будто случайно замерли в танце, не доведя фигуру до конца, пока Блейз не поднял глаза - резкие, колючие, требующие:
- Правду. Сейчас же.

+5

11

Пошёл нахрен, Забини! – Джен ещё раз попыталась отолкнуть его с тем же успехом, с которым можно было толкать вагон. – Какая ещё тебе правда нужна? По-моему, ты замечательно справляешься с её изобретением и самостоятельно!
Ты оставила его? – вопрос прозвучал почти утвердительно, а глаза Блейза всё так же внимательно всматривались в её лицо.
Это не твой ребёнок, – предприняла она ещё одну попытку отвадить сумасшедшего.
Это мой ребёнок, – выдохнул он в ответ, уже не вжимая в стену, а привлекая Джен к себе в осторожном порыве.
Вынуждена тебя разочаровать: ты не единственный мужчина в мире, – рявкнула Джен, пытаясь отцепить руки Забини от своей одежды.
Но это мой ребёнок, – прошелестело эхом у ее виска, куда он тут же прижался губами и с шумным облегчением выдохнул.
Это. Мой.  Ребёнок. А ты сейчас же валишь из моего дома и забываешь сюда дорогу, ясно? – Джен поняла, что вся идея с Мэтью как прикрытием пошла прахом, и готова была, если нужно, драться до победного.
Иногда я не очень понятливый, – ей было слышно как он улыбнулся, укутывая объятием. – Но одно мне ясно точно – это наш ребенок.
Нет, Забини, – она отодвинулась и взглянула на него так же, как в тот сентябрьский день, когда впервые переступила порог его кабинета. – Никакого "наш" не существует. И я не позволю тебе предъявлять права на малышку.
К величайшему сожалению Джен, подобные взгляды на него уже не действовали. Блейз тепло улыбнулся:
Это мальчик.
Нет, девочка! – Джен просто хотелось рыдать. Если бы только он реагировал иначе! Если бы он предлагал деньги на аборт или ещё что-нибудь в таком же духе! Но эта сволочь был абсолютно и неподдельно счастлив! А значит шансы на то, что ей удастся отстоять малышку у почти всемогущей чистокровной семьи стремятся к нулю. – И я не отдам её тебе! Можешь даже не надеяться!

Отредактировано Jennifer Williams (2018-11-08 02:59:01)

+5

12

- Мальчик, - протянул он снисходительно-мягко.
Зная, что сделал глава рода Забини, настолько желавший для внука наследников, что даже закрыл глаза на статус крови, сомневаться в половой принадлежности малыша мог только идиот. Хотя, разве можно назвать Блейза умным, после того как он старательно проводил каждую ночь в Римини в постели Джен, имея полное представление о желаниях хозяина дома. Как только можно было забыть об этом, получая штук по пять писем в год с настойчивыми требованиями: "Да хоть с русалкой, Бьяджо! Ты уже не юн, тебе пора обзавестись детьми. Я не смогу спокойно умереть, зная что род Забини прервется на эгоистичном бастарде!"
Но... Блейз был бы последним лжецом, если бы отрицал то ликование, которое затопило его от макушки до пят с осознанием - ребенок цел, он здесь, вместе с Дженнифер, которую теперь хотелось накрепко прижать к себе и никуда не отпускать. Он пока не понимал, чем это грозит, к чему приведет, просто сам факт сейчас приносил слишком много необъяснимого удовольствия, и эту чашу хотелось испить до дна прежде, чем задумываться о дальнейшем. Но тут Вильямс как всегда всё испортила:
- И я не отдам её тебе! Можешь даже не надеяться!
Улыбка еще не успела сойти с лица Забини, когда он отстранился и опасливо заглянул в её лицо:
- То есть как это - не отдашь?
- Очень просто! - решительно заявила Вильямс, зло глядя на него. - Я не собираюсь становиться суррогатной матерью ни для тебя, ни для кого бы то ни было еще! И можешь даже не пытаться меня купить, чмо чистокровное! К твоему сведению, есть вещи, которые не решаются деньгами!
По облику Блейза, резко отшатнувшегося от нее, было видно, что Джен сморозила какую-то невероятную глупость, которая в голове не укладывалась.
- Что ты сказала? - у него даже голос сел от неожиданности. - По-моему, это ты забываешь, что не все в этом мире продается и покупается!
- Ты посмотри на себя! - она смерила его презрительным взглядом от макушки до дорогих туфель. - От тебя же смердит деньгами, как от помойки отбросами!
- Это единственное, что тебя волнует во мне? Мои деньги? - уже начав мерить комнату шагами, он резко остановился. Под ногой хрустнул кусочек корма, который Полосатик не успел подчистить. Всё это сбивало с толку. Они будто говорили на разных языках и даже не пытались понять друг друга. - И ребенок для тебя - вещь, которую можно купить, забрать, и тому подобное?!

Отредактировано Blaise Zabini (2018-11-08 02:51:31)

+5

13

Джен его почти ненавидела. Его уверенность, счастье, которое светилось у него в глазах, тепло его рук и нежность объятий. Почему? Ну почему именно он? Почему не кто-нибудь нормальный, как тот же Мэтью, который работал в министерском отделе спорта? Почему ей достался ребёнок именно от этого хлыща, который сейчас непонятно с какой стати смел на неё орать? Опять орать.
Казалось, каждое её слово буквально сочится ядом:
Ах, не "купить" и не "забрать"? То есть ты хочешь сказать, что сейчас развернёшься, свалишь отсюда к дьяволу и больше не будешь тревожить ни меня, ни мою дочь? Не будешь пытаться ни купить, ни забрать её у меня? Ха! Я уже это вижу! Не забудь прислать клининговое агенство после того, как угваздал мою прихожую!
Свалить? Не тревожить? – он снова шипел как рассерженная змея, а на лице застыл неподдельный ужас. – Оставить бедное дитя с тобой наедине? Да ты же его в первый же год со свету сживешь!
Её почти трясло от гнева.
Не помню, чтобы подписывала какие-то обязательства обсуждать с тобой воспитание ребёнка. И если ты сейчас же не уберёшься, клянусь Марией и Иосифом, я сама тебя выпру отсюда!

Отредактировано Jennifer Williams (2018-10-11 16:38:15)

+5

14

- Да пойми ты, никуда я теперь не уберусь! - рявкнул Блейз, вставая перед ней в опасной близости. Тело отзывалось на нее томительной жаждой прикосновений и объятий, но его тоже мелко трясло отнюдь не от любовных страстей.
- Я не приглашала тебя здесь поселиться! - на таких же высоких тонах отвечала ему Дженнифер. - Это моя жизнь и тебе в ней делать ничего!
Любой внимательный сторонний наблюдатель, глядя на эти баталии мог бы совершенно искренне и обоснованно заявить, что эти двое чертовски похожи. Естественно, ни Дженнифер, ни Блейз ни за что не признали бы этого, но факт оставался фактом. Непримиримые, не умеющие уступать, неспособные к нормальным человеческим отношениям. Ни один прорицатель не взялся бы предрекать, что получится в итоге из этой обоюдной категоричности и упрямства.
- Так, всё. Достаточно, - Забини попытался успокоиться, привычно начиная проходку из угла в угол. Полосатик с любопытством наблюдал за ним с высоты навесного шкафа, забавно поводя головой следом за объектом. - Я хочу, чтоб ты сразу поняла одну вещь. Мой ребенок не останется без отца, как бы тебе этого ни хотелось. Я имею на него ровно те же права, что и ты.
- И как ты намерен эти свои права реализовывать? - Вильямс стояла, уперев руки в бока, похожая на сахарницу.
Блейз вперился в неё долгим задумчивым взглядом. А разве у него был какой-то выбор? "Никаких выродков" - это правило первостепенной важности он всегда тщательно соблюдал, и мог со стопроцентной уверенностью утверждать, что нигде по миру не бегают маленькие Блейзики, выкормленные на сказках об отце - капитане дальнего плавания. И его сын, его наследник, будет иметь отца.
- В браке, конечно, - мужчина слегка пожал плечами, давая понять что это само собой разумеется.

+5

15

Что? – Джен поначалу показалось, что она ослышалась. – Хочешь сказать, что ты мне делаешь предложение? – всхохотнула она. – Ох, Забини...
Она со вздохом покачала головой и уселась на стул. Полосатик ловко спрыгнул со шкафа на столешницу, а оттуда перебрался к Джен на руки. Машинально поглаживая низзлёнка, аврор Вильямс устало взглянула на Забини.
Ну, так я тебе отказываю. Если ты этого до сих пор не понял.
Почему? – он присел перед ней и накрыл ладонь теплой рукой. – Я тебе настолько противен?
Ты дурак, да? – было понятно, что ругаться сил у неё не осталось.
Кажется, да. Наверное, – Блейз тепло улыбнулся. Вряд ли кто-то ещё видел его настолько смущённым.
Забини... – Джен вдруг вспомнилось, что бабушка говорила о возрасте мужчин, которые в любом случае младше женщин. – Странно, что именно я должна тебе это объяснять. Это не то же самое, что плескаться в прибое или обниматься на площади. Это всё было, конечно, здорово, но это... Так не может быть всегда. Не с нами. Не со мной. У тебя своя жизнь, у меня своя. Давай просто разойдёмся без скандалов и всё. Обещаю, что не буду рассказывать дочери, что её папенька без пяти минут уголовник.
Полосатик свернулся у неё на коленях, прикрыв нос пушистым хвостом. Джен продолжала гладить его, не поднимая вгляда, справедливо опасаясь, что если сейчас встретится с Блейзом глазами, то согласится на всё, что угодно.
Улыбка на его лице сменилась усталостью:
Вильямс, – судя по тону, он явно передразнивал её манеры, – ты всерьёз считаешь меня настолько идиотом? Больше ни у тебя, ни у меня не будет своей жизни. Ребенок – это не кот, и ничего уже не будет как прежде. И наш сын не будет расти без отца, я сделаю для этого всё, что будет в моих силах.
Значит, ты готов на всё, что угодно, и даже на то, чтобы ребёнок рос без матери? – поинтересовалась Джен сквозь зубы, снова закипая.
Я что, с Полосатиком разговариваю? Или с твоим эскизником? – в поднятом на неё взгляде сквозила укоризна. – Этот. Ребёнок. Будет. Иметь. Обоих. Родителей. Я слишком хорошо знаю, каково это, когда их нет.
Ты, похоже, съел сегодня чего-то не того, – Джен всё-таки посмотрела ему в глаза и даже удержалась от того, чтобы немедленно поцеловать его. – Мои родители – нормальные люди, не слишком-то верящие в какую-то магию. Мой отец – почтальон на пенсии, мама всю жизнь проработала в бакалейной лавке. Мой дед до сих пор рыбачит, а твой сидит в своём грёбаном замке среди прислуги и эльфами помыкает. У нас нет ничего общего. И этот... – она запнулась. – Эта затея ни к чему хорошему не приведёт.

Отредактировано Jennifer Williams (2018-10-11 21:43:33)

+5

16

- У нас есть кое-что общее. Одно, зато самое главное, - почти шепотом произнес Блейз, опуская взгляд на низзла. Вернее на живот Дженнифер, но Полосатик заслонил собой весь обзор. - И если уж на то пошло, мой отец, кем бы он ни был, умер еще до моего рождения, а матери я не был нужен ни единой минуты в её жизни. Что касается деда - это он сидит в своём замке, а не я, заметь.
От непривычной позы у него довольно быстро затекли ноги, и мужчина, не долго думая, опустился на колени, возвращая нормальный ток крови по венам. И только поняв, как выглядит сейчас - при костюме и галстуке, пахнущий неизменным парфюмом, с небрежно упавшими на лоб темными волосами, коленопреклоненный перед несуразно-домашней Вильямс - поспешил этим воспользоваться.
- И ты забываешь самое главное, - Блейз разливался пылким проникновенным соловьем, будто торговый представитель дорогущей зачарованной косметики, на которую только сегодня и только для вас 90%-е скидки! -  Волшебник, рожденный в магическом браке, будет иметь на порядок больше преимуществ перед внебрачным сыном магглорожденной колдуньи. Не мне тебе рассказывать, как это сложно! И я не о настроениях в социуме по поводу статуса крови. Я о том как непросто вливаться в этот мир, не живя в нём с рождения.
Он поймал её взгляд в плен своих глаз и нежно коснулся щеки кончиками пальцев и прошептал:
- Ну же, Дженни...

+3

17

Радио, благоразумно заткнувшееся, когда Блейз захлопнул заклинанием дверь, внезапно заиграло какое-то старьё, где под хоровые завывавния мужской голос выводил что-то о "рядом со мной".
Полосатик, навалявшийся на коленях у хозяйки, спрыгнул и умчался по своим делам.
Они остались только вдвоём. На кухне среди рассыпанного по полу кошачьего корма перед одетой в пижаму далеко не юной женщиной с поникшими плечами стоял на коленях статный стильно одетый мужчина.
Джен обречённо подняла на него глаза, зная, что снова уступит. Вопреки доводам рассудка, здравому смыслу, жизненному опыту. Вопреки всему. Просто потому что он снова коснулся её щеки. Просто потому что это был он.
Я... – ирландская половина крови из последних сил мешала ей сдать позиции без хотя бы тени сопротивления. – Я подумаю.
Девочка моя упрямая, – Блейз нежно и осторожно поцеловал её.
Джен закрыла глаза и из-под рыжих ресниц по щекам покатились крупные капли.
Ну, что ты? – Блейз пальцами вытер её щёки.
Ничего, – шмыгнула носом Джен. – Только у меня есть условие.
Какое? – мужчина нахмурился.
Во-первых, ты никогда не отдашь малышку этому старому упырю. И вообще не будешь пытаться её у меня забрать, – она смотрела ему в глаза, словно пыталась в них найти подтверждение его словам.
Малыша, – раздражающе терпеливо поправил он. – И ему-то я точно никого не отдам.
А во-вторых, об этом не узнает ни одна живая душа. И вообще это будет... Ну, только на бумаге.
Магический брак до некоторых пор можно постараться скрывать. Но... Что ты имеешь в виду на счёт бумаги?
Я имею в виду, что это... всё... не будет мешать нам жить, как раньше, – Джен смутилась.
Джен, – он строго отчитывал ее, как первоклашку. – Уже ничего не будет, как раньше. И я не собираюсь быть воскресным папочкой. Это немногим лучше полного отсутствия.
Она сложила руки на груди и угрюмо уставилась в сторону.
Я не собираюсь отсюда уезжать.
Подобные детали обсуждаемы, – он кислым взглядом окинул старенькую типовую кухню.
Значит, потом обсудим? – она нерешительно подняла на него глаза цвета весеннего дождя.
Блейз кивнул и, улыбнувшись, нетерпеливо подался навстречу, снова целуя. А она наконец позволила себе положить руки ему на плечи и соскользнула со стула на пол, поближе к нему. Прячась в его руках, она всё никак не могла поверить, что это не эпизод и не случайная встреча, что так может быть всегда.
Чччёрт! – внезапно выругалась она, переведя дыхание после поцелуя. – Прийдётся придумать, под каким соусом передать Дженкинсу твоё дело. Я же не смогу вести его больше.

Отредактировано Jennifer Williams (2018-11-08 02:58:19)

+4

18

"Морганины подвязки, вот уж никогда бы не подумал, что в ответ на предложение выйти за меня замуж будут рыдать." Она была не такой, как все. Иногда слишком. По внутренностям пробежал легкий холодок - Мерлин, на что он сам себя обрекает! Это же изо дня в день придется с боем брать с неё уступку за уступкой. Естественно, Блейз не станет жить в подобной... подобном доме, и сыну своему не позволит, но у него еще будет масса времени на то, чтоб обернуть всё в свою пользу. А сейчас ему хотелось решать проблемы исключительно по мере их поступления. В данный момент основной проблемой можно было считать то, что после месячного отсутствия в его руках Дженнифер вновь в них оказалась, но думала исключительно о посторонних вещах. От упоминания о "его деле" Забини напрягся, отстранился с тем, чтоб поймать взгляд, и настоял на своём:
- Всё это мы будем обсуждать после.
А дальше в их общей вселенной наступила новая эра. Он не спешил, как прежде, как там, в Римини, когда оба пытались выпить свалившееся на них минутное счастье до последней капли, оставив только невнятные следы воспоминаний в сухой пыли. Сейчас Блейз невообразимо остро чувствовал, что стоит на краю пропасти, один последний шаг к которой изменит всё. Но ему было хорошо и спокойно от смутного, еще не осознанного до конца ощущения - он шагнёт туда не один.
Всякий раз, когда она порывалась что-то сказать, охваченная очередной полупанической мыслью, он мягко затыкал её поцелуем, увлекая в спальню. Жаль, палочка осталась в прихожей и аккуратно избавиться от одежды с помощью магии не получалось. Но ведь у них оставалось всё время мира, верно? Ему не хотелось доставлять ей лишнее неудобство и заставлять стыдливо прикрывать изуродованное бедро, как уже бывало, так что сперва Блейз разделся сам под пристальным, хоть и чуть смущенным взглядом Дженнифер.
Он обнажал её уверенными и вместе с тем чуткими движениями, словно обращаясь с прочной, но очень изящной коллекционной куклой, укрывал ласковыми поцелуями, трепетно оглаживал всё тело, заново привыкая к её теплу. Та голодная пустота, что ела его изнутри весь прошлый месяц, равно как и всю прошлую жизнь, постепенно заполнялась, перехватывая дыхание напряженным восторгом и неизведанной прежде полноценностью. Почему раньше такого не случалось? Ни с кем из тех, кто делил с ним шелковые простыни, он не чувствовал того, что теперь на этом нелепо-полосатом льняном постельном белье.

Отредактировано Blaise Zabini (2018-11-08 02:52:30)

+4

19

Она пыталась возразить, пыталась его образумить, сказать ему, что это всё слишком нечестно, но всякий раз, как она открывала рот, он заставлял её замолчать, всё настойчивее целуя.
И уже на пороге своей спальни, не очень помня, как они оказались на втором этаже, Джен поняла, что проиграла окончательно и бесповоротно. Ради этих поцелуев, ради нескольких часов с ним она готова была пожертвовать даже мечтой.
Неловкость тронула её щёки румянцем, но не разглядывать его, пока он снимал одежду, было сложно. Она бы покривила душой, сказав хотя бы себе, что он некрасив. Он был волшебно, сказочно красив. И знатен. И богат.
Джен скорее откусила бы себе язык, чем призналась, что в последней своей работе для сборника сказок нарисовала именно Забини в качестве Прекрасного Принца. Черты лица были, конечно, несколько изменены, но вполне узнаваемы.
И этот самый красавец ласкал и целовал её. Калеку. Уродину.
Джен не верила в сказки с того мгновения, как по её глазам ударила болотно-зелёная вспышка, очертив контуры закрывшего её тела.
Так просто не могло быть. Чистокровный красавец и богач не мог хотеть её ребёнка.
Все эти нелепые разговоры о браке были не более, чем прикрытием, отвлекающим манёвром, чтобы усыпить её бдительность и добиться своего. Что ж, ему удалось. Её тело, истосковавшееся по нежности, отзывалось на малейшее касание, ничуть не сообразуясь с тягостными мыслями, терзавшими душу.
Ты всё-таки решил лишить меня ребёнка? – слабо спросила она, инстинктивно подаваясь бёдрами навстречу.

+4

20

Чувствительная, нежная, ласковая, даже в своей неопытности Дженнифер была невероятно хороша в постели. В отличие от эгоистичных красавиц и красавцев, попадавших в постель Блейза, она не отвлекалась на самолюбование, не концентрировалась на себе. Она отдавалась ему без остатка, целиком, позволяя делать с собой всё, что заблагорассудится, и пылко отвечая на каждую ласку. Блейзу нравилось отвечать тем же. Отпускать себя и не задумываться - только чувствовать. Нежные губы на своей шее, ласковые пальчики, скользящие по телу, восторг, с которым она наблюдала за его реакциями. С Джен он будто заново открывал мир чувственных наслаждений, как человек с плохим зрением, впервые надевший очки. И самое увлекательное было в том, что с ней он вряд ли когда-либо привыкнет и заскучает.
– Ты всё-таки решил лишить меня ребёнка?
Блейз не без труда заставил себя остановиться и приподняться на дрожащих от напряжения руках:
- Что? - выдохнул он, непонимающе глядя в расширенные от удовольствия глаза Дженни.
Она словно смирилась с неизбежным.
- Ты... Я же после... этого... Мне же теперь нельзя... - ее подбородок предательски задрожал.
- Почему? Ты была у медиков? Тебе запретили? - Забини тут же стал собранным и деловитым, но не торопясь при этом покинуть её тело окончательно.
- Нигде я не была, - она сердито попыталась спихнуть его с себя. - Сам соображать должен!
Блейз ничего не понимающе нахмурился и всё-таки прилег рядом:
- Да в чём дело-то? У тебя есть какие-то противопоказания? Это из-за... - он коротко глянул в сторону её бедра. - Из-за травмы? Ты не сможешь выносить ребенка?
Недоумение торопливо перерастало в легкую панику. Джен посмотрела на него как на идиота.
- По-твоему, можно кого-нибудь выносить, если ты... Лезешь со всякими глупостями! - её щёки уже откровенно пылали, погасив россыпь бледных веснушек.
Несколько мгновений они смотрели друг на друга, оглушенные тем, как в очередной раз со звоном столкнулись их различия в мировоззрении. Блейз лихорадочно копался в памяти, пытаясь сообразить, почему так убежден в правильности происходящего. Точно, Панси, к тому моменту уже не Паркинсон, даже будучи глубоко беременной, позволяла себе редкие, но вполне активные ночи с любовником в лице Забини. При правильно подобранной позиции даже округлость её животика никак не мешала обоюдному наслаждению. Мда, это явно не тот довод, который ему стоило упоминать при Вильямс.
- У тебя что-нибудь болит? Тебе неудобно? Неприятно?
- Забини! Какой же ты козёл! - она заехала ему по плечу и спряталась у него на груди, защекотав нос растрёпанными рыжими прядями.
- Эй! - воскликнул он, потирая место где уже наверняка наливался синяк. - Я буду это расценивать как нормальное физическое здоровье, располагающее к разного рода активностям. Стоп... Ты что, решила, что в твоем положении нельзя?!
- Конечно, нельзя! - возмущённо всхлипнули ему куда-то в ключицу.
- Глупая, - ласково прошептал Блейз в рыжую макушку. - Пока можно. По крайней мере, если колдомедик не сказал обратного.
- Тебе-то откуда знать, - буркнула Дженни, не поднимая головы.
- Ну... я не в вакууме живу, - теперь была его очередь слегка покраснеть. Морганины подвязки, не хватало еще в такой момент бесед о его бывших! И ему снова, как в первый раз, пришлось уговаривать её нежными словами, осторожными ласками и поцелуями, растапливая ледяную напряженность. Дженнифер Вильямс была той крепостью, которую не возьмешь штурмом с нахрапом. Но его это устраивало.

Отредактировано Blaise Zabini (2018-11-08 02:53:25)

+4

21

Неуверенная в том, что малышке ничего не грозит, Джен расслабилась не сразу. Но когда она отпустила свои опасения, когда позволила себе забыть всё, что непреодолимо стояло между ней и тем, кто нежно и терпеливо уводил её от самой себя, она всецело отдалась ему, восторженно прошептав: "Блейз". Имя, которое она никогда не произносила в здравом уме и твёрдой памяти. Как не позволяла себе признаться в том, что любит его. Потому что нельзя любить подозреваемого.
На то, что спать с подозреваемым тоже не следует, она почему-то ухитрялась не обращать внимания. Видимо, слизеринский образ мышления всё-таки передавался половым путём.
Поначалу робко, словно всё забыв за прошедший без него месяц, она касалась чуть дрожащего от нетерпения тела, заново вспоминая ласки, от которых у него перехватывало дыхание, наслаждаясь звуками его голоса и опьяневшими от удовольствия глазами.
Они почти не разговаривали: руки, губы и тела говорили за них. А вокруг их тел закручивалась в спирали и фонтанировала феерверками магия, название которой ни один из них не решился бы сказать вслух.
Во всех домах в радиусе четверти мили разом пропало электричество.

Отредактировано Jennifer Williams (2018-10-15 23:59:27)

+4

22

Когда Блейз хоть немного отдышался, его разобрал легкий смех. Они лежали в полной темноте, сквозь которую издали иногда прорывалось обрывочными фразами радио, прекрасными в своем отрыве от контекста, и не могли сдержать спокойных улыбок. Было слишком, буквально сказочно хорошо. Пока Дженнифер опять не понесло. Разомлевшая, она лежала в его объятиях и вдруг поднялась на локте, сурово нависнув над Блейзом:
- Знаешь, Забини, если ты это все действительно серьезно... То я тебе должна сказать, что ни с кем делить тебя не намерена.
Он лениво приоткрыл один глаз, старательно скосил его на рыжие пряди, которые почти горели в наступившем полумраке, и хмыкнул:
- Да? А с кем собиралась?
Джен сложила руки у него на груди и улеглась на них подбородком.
- Ни с кем не собиралась. И не намерена впредь.
- И как ты планируешь этого добиваться? - Блейз откровенно веселился, поддразнивая свою боевую... невесту? О, Мерлин.
- Глаза выцарапаю и патлы повыдергаю, - как нечто само собой разумеющееся ответила Джен.
- Им? - прозвучало с его стороны намерено наивно.
- И им тоже, - плотоядно улыбаясь, уведомила она. Мужчина снова рассмеялся, и успокоившись, как бы невзначай обронил:
- Можно обойтись без жертв.
- Да неужто? - прозвучало в ответ недоверчиво.
- Полный магический брак, - сообщил Блейз так, будто это всё объясняло, и тут же спохватился, вспомнив, с кем говорит. - Ритуал, который хранит брак магически - взаимопонимание, общность, верность.
Он опять почувствовал себя торговцем, описывающим товар с привлекательных сторон, в надежде заключить выгодную сделку.
- А что, бывает и такое? - удивилась Джен. - Или бывает и неполный? - рассмеялась она.
- Конечно. Бывает более формальный. Для фиктивных браков, например. Составляется договор, и магией скрепляется только часть пунктов, которые можно расторгнуть при желании.
- А этот... полный брак расторгнуть нельзя что ли?
- Нет, - эхом отозвался Блейз и в напряженном ожидании прикрыл глаза.
- Тогда, - она пожала плечами, - фиктивный - оптимальный вариант.
И естественно, с разочарованием Блейз не справился - это во всей красе проступило в гримасе, исказившей его лицо. На Дженнифер уставились недовольным взглядом:
- Понял. Глаза и патлы.
Констатировав факт, Забини откинулся на подушку. Морганины подвязки, он ведь действительно был готов пойти на это! Отрезать себе все пути к отступлению раз и навсегда, сделать её единственной осознанно и решительно. Но он не собирался рассказывать ей, что весь этот месяц жил чрезвычайно целомудренно, засыпал в пустой постели, и только Лорд иногда задремывал с утра в изголовьи кровати, самой же Дженнифер к этому приученный. Дважды Блейз приводил к себе женщин, и оба раза отвозил домой на такси с извинениями, сославшись на усталость. И раза три мягко отвадил попытки Терезы подлезть с поцелуями, после чего смекалистая секретарша подулась пару дней для вида и успокоилась, поняв, что в остальном отношение шефа к ней не изменилось. И даже на очередной призыв Той Женщины он в который уже раз ответил отказом.
Ему просто не хотелось. Кому скажи - не поверят.
Но вот спокойно лежать и беседовать с обнаженной Джен, прижавшейся к нему всем своим теплым и нежным телом, было сложновато. Желание волнами прибоя накатывало на него, смывая досаду от её отказа.
И Блейз снова потянулся к ней, увлекая в водоворот ощущений. Он целовал и не мог насытиться её губами, прикасался, и чувствовал жжение в кончиках пальцев, едва отнимал ладонь от её кожи, ласкал и любил неистово, упоительно, самоотверженно. Но едва чернота, вспыхнувшая под веками миллионами оргазменных звезд рассеялась, ему тут же вспомнился недавний отказ.
Он, Блейз Забини, слизеринец до кончиков ногтей, сдастся вот так просто?
Сонно, спокойно и уверенно он бросил ей последний козырь, прежде чем позволить себе утомленно соскользнуть в сон:
- Полный магический брак защищает не только супругов, но и ребенка. И никто не сможет отнять у нас нашего сына.

Отредактировано Blaise Zabini (2018-11-08 02:54:05)

+4

23

Едва слышный нежный шёпот, неторопливые ласки и прорывающиеся наружу из самого сердца стоны вновь заполнили маленькую спальню. Джен снова и снова то терялась среди неясных теней почти полной луны, то обретала себя в единственно правильном и естественном слиянии с тем, кто был её частью, наконец-то вернувшейся. Восстановленная в этой целостности и снова разлучённая с ней, но уже иная, ослабевшая, счастливая, совершенно уставшая, она с трудом различила сказанное куда-то ей в макушку:
Полный магический брак защищает не только супругов, но и ребенка. И никто не сможет отнять у нас нашего сына.
Дочурку, – не желая уступать, сонно пробормотала она и уплыла в его руках в город на острове юных, сойдя на изумрудную траву с белогривого коня. Встреченная златовласой хозяйкой, она пошла за ней, отчего-то памятуя, что из её рук нельзя брать ни еду, ни питьё.
Нездешняя красота белоснежного мраморного дворца радовала глаз, но ноги с каждым шагом тяжелели. С трудом дойдя до резной скамьи, Джен опустилась на неё и прижала к груди заплакавшее дитя. Хозяйка подошла к ней с угощением на широком блюде, но поставила его рядом с Джен, а сама распростёрла объятия ребёнку, который тут же повернулся к ней. Джен попробовала спрятать дитя, укрыв его шалью, но хозяйка протянула руку и погладила чёрную курчавую головку, пропустив пряди сквозь почти прозрачные пальцы. Малыш тут же перестал плакать и уснул, а через несколько мгновений Джен поняла, что держит в руках оледеневший трупик.
В ужасе она распахнула глаза и обнаружила себя дома, рядом с Забини, который, кажется, не спал, крепко прижимая её к себе.
Не пытаясь понять, что и почему произошло, она решительно заявила:
Я согласна.
Блейз спал чутко и от звука ее голоса тут же открыл глаза. Подумал и через пару секунд осознания растерянно уточнил:
На что?
На полный магический брак, – Джен была почти до смерти напугана. – И как можно скорее.

Отредактировано Jennifer Williams (2018-10-23 14:24:46)

+4

24

Взгляд Блейза моментально прояснился. В рассветных сумерках он увидел перед собой бледное лицо Дженнифер, на которым болезненно-ярко выделялись веснушки.
- Хорошо, в понедельник. Но что случилось? - тревога заставила его собраться. Тело, будто готовое к атаке со стороны, напряглось, руки в защитном жесте крепче обвили лежащую в объятиях женщину.
- Я... - Джен замялась. - Мне кажется, так будет лучше. Для малыша.
- Что тебя напугало?
Она прижалась к нему, помотав растрёпанной головой.
- Ничего. Так...
Еще раз внимательно осмотрев её, Блейз приподнялся на локте и убежденно заявил, пытаясь разогнать утренние страхи:
- Я сделаю всё, что будет от меня зависеть, ради безопасности - твоей и ребенка.
Джен неопределенно хмыкнула.
- Ты мне не веришь? - спросил он тихо, проводя рукой по её лицу.
Она рассмеялась.
- Забини... Не говори ерунды. Конечно, я тебе не верю.
- И собираешься за меня замуж? Нерасторжимо? - на лице Блейза появилась саркастичная усмешка, успешно скрывающая внутреннее облегчение - она снова улыбалась.
- Нууу... - неопределенно протянула Джен. - Тут уж ничего не поделаешь. Но ТЫ НИКОМУ ОБ ЭТОМ НЕ РАССКАЖЕШЬ! - добавила она совершенно серьезно. - У меня нет ни малейшего желания хоть сколько-нибудь афишировать, что я буду иметь отношение к вашему чистокровному гадюшнику.
И тут в Блейзе включился тот самый гаденыш, который закатил глаза и ехидно покивал:
- Ну конечно, конечно... Только рано или поздно это всё равно станет известно. Всю жизнь в тайне не проживешь.
Джен сникла.
- А может, все-таки получится?
Ответом ей была укоризна.
- А ты этого хочешь? Для себя? Для меня? - небольшая пауза и акцентированное: - Для ребенка?
- Подумай сам: какая из меня, - она запнулась, - твоя жена?
- Разберемся. И вообще... Ты сперва с ритуала свадебного не сбеги, - он сощурился, старательно сдерживая веселье.
- Сам смотри не передумай, - парировала Джен. - И вообще, почему в понедельник? Давай сегодня?
- Сегодня? Хм... Ты хочешь держать наш брак в секрете, но для его заключения предлагаешь вломиться в выходной в Министерство, вызвать туда Джонсона, провести обряд, который при пустом магическом фоне в здании наверняка оставит след, потом зачищать память ритуалисту и всей его семье, которой он успеет заявить, что его шеф Забини вызвал на работу...
Джен жалобно посмотрела на Блейза.
- А звать кого-нибудь обязательно? И в Министерство идти?
- Ты ритуалист? - он смотрел на нее с терпеливостью родителя, втолковывающего простейшие истины маленькому ребенку. - У тебя здесь есть специальное место для проведения ритуала?
- Ничерта у меня тут нет, - со вздохом согласилась Джен. - И ритуалист из меня... Короче, я поняла. В понедельник, в Министерстве, в рабочее время. Я надеюсь, это недолго?
- За обеденный перерыв управимся. Готова пожертвовать им?
- Придумаю что-нибудь. Мне к тебе в отдел спускаться?
Блейз кивнул:
- Придумай повод и прямо в кабинет. Допуск через холл у тебя всё еще есть. И, раз уж мы все выяснили, - его тон стал вкрадчивым. - То у меня есть к тебе другое предложение, от которого ты не можешь отказаться! - И заметив выражение лица Дженнифер, быстро жалобно добавил: - Давай еще немного поспим?

Отредактировано Blaise Zabini (2018-11-08 02:54:54)

+4

25

Давай еще немного поспим?
Джен улыбнулась и, чуть повозившись, уютно устоилась на плече мужчины, который продолжал её обнимать.
Она никак не могла понять, когда же так произошло, что именно он стал ей так по-домашнему близок. Как будто они не просто не в первый раз лежали в её маленькой спальне, а живут здесь уже бог знает сколько лет. И засыпают вот точно так же в обнимку много лет подряд.
Джен вдохнула с его кожи остатки того самого аромата, который когда-то почти свёл её с ума своими пряными нотками, прочно привязав изгибами мавританского орнамента к обнимающему её человеку.
Она не забыла ни Колина, ни ужас того мая, но рядом с Блейзом почему-то чаще могла улыбаться, чем плакать. И не хваталась нервно за эскизник, чтобы в очередной паутине терновника вырисовать свою боль. Вернувшись из Римини, из родового поместья Забини, где он умудрился заболеть, барахтаясь с ней в волнах тёплого октябрьского Средиземного моря, она пыталась наладить свой быт так, как будто ничего не было. Но без Блейза рядом было как-то пусто. И даже крохотный комок рыжего низзлёнка, раньше заменявший ей собеседника, был всего лишь зверьком, которого нужно кормить, но с которым невозможно было поговорить.
И потом этот дурацкий заказ на оформление витрины. Забини тогда пригласил её поужинать, но она уже договорилась с менеджером издательства, и пришлось жертвовать свиданием, на которое она так надеялась.
А дальше был шок от осознания того, что она беременна. И панический страх, что Забини и его дед заберут малышку, её радость, единственный светлый лучик, который только-только забрезжил в тоскливой и унылой жизни.
С того утра она сама старательно избегала Забини и строила планы, как можно будет состряпать достаточно достоверную историю, чтобы он навсегда забыл о ней. Джен усмехнулась, вспомнив, как решительно и безапелляционно пригласила на ланч оторопевшего Мэтью, сотрудника спортивного ведомства. И как он был поражён, что аврор может так профессионально говорить о квиддиче. Ей тогда понадобилось целый вечер ковыряться в газетных подшивках, чтобы узнать названия популярных команд.
Она и подумать не могла, что Забини сделает ей предложение. Не без скандала, разумеется, но после месяца работы по несколько часов каждый день рядом с этим психом она и не ждала от него ничего вменяемого. Миссис Забини... Чёрт бы его побрал с его предложением. Джен не чувствовала себя польщённой, скорее, она была смущена абсолютно неясными перспективами. Как жить дальше? Нет, встречаться с ним ей нравилось, но после ритуала полного магического брака... Да ещё и ритуал этот неизвестно, как пройдёт и не повредит ли малышке.
Мысли Джен перескакивали с одной панически встававшей перед ней проблемы на другую, мешая расслабиться и уснуть. В конце концов она встала, аккуратно выбравшись из-под отяжелевшей руки Блейза, попыталась окончательно проснуться под контрастным душем, оделась и спустилась на первый этаж.
Почти рядом с входной дверью валялся плед, на сбившейся комом дорожке в прихожей остались следы его туфель, где только нужно было так шляться, чтобы столько грязи в дом принести, на полу в кухне под ногами всё ещё хрустели недоеденные Полосатиком кусочки корма. Бурча что-то о чистокровных говнюках, за которыми эльфы убирают, Джен заварила себе чай и прислонилась к косяку кухни, грея руки о любимую чашку и с тоской созерцая свидетельства вчерашнего выяснения отношений с Забини.

Отредактировано Jennifer Williams (2018-11-08 02:56:38)

+4

26

Здесь было тепло. Воздух приносил запахи, присущие летней Италии, бередя память смутными образами и щемящими ощущениями в солнечном сплетении. Босые ноги почти жгла кирпичная кладка руин, но это было даже приятно после промозглого лондонского ноября. Он медленно узнавал остатки портика и статуи, а те, будто также медленно узнавали его. На сохранившихся фигурах восстанавливались лица, вырастали из земли давно разрушенные колонны, воздвигались арки и вздымались ввысь стены. Бесшумно, легко, без грязи и пыли перед Блейзом встал римский дом весталок.
Он нерешительно прошел в атриум и был встречен несколькими жрицами в белых туниках. Они выглядели так, будто юными и прекрасными сошли с картин и гравюр, а не являлись живыми людьми. Молчаливые тени прошлого, посланницы неведомых сил, пришедших по его душу - Блейз и рад был бы проснуться, но они не отпускали. Жрицы провели его в храм Весты, явно только недавно восстановленный после очередного пожара. На жертвенном алтаре пылал Священный огонь. Он еще не успел закоптить своды храма, и до странного бесшумно пожирал всё, что в него бросали, но его жар, пахнувший в лицо мужчины был вполне настоящим. Блейз попытался отступить и наткнулся на одну из девушек. Весталки сомкнули ряды и теснили его всё ближе и ближе к пламени, вразнобой что-то бормоча. Их голоса постепенно сливались в один, слова тянулись нараспев - "Чем ты готов пожертвовать? Кем ты готов пожертвовать?..." И так бесконечно, гулко, по нарастающей, сводя с ума, заставляя метаться в кольце давно мертвых жриц давно мертвого культа в давно заброшенном храме.

Просыпался Блейз вязко, медленно, все еще слыша зловещие слова и чувствуя как горит от жара лицо. Малознакомая комната с дурацкими обоями и не занавешенным окном показалась ему вдруг такой милой и родной, куда более красивой, чем некогда привлекавшие его раскопки античных развалин. Вот только чего-то отчаянно не хватало. Кого-то. Кем ты готов пожертвовать? И он тут же вскочил с пустой постели, споткнулся о валяющуюся на полу одежду, едва не кубарем скатился с лестницы, и инстинктивно, на звук вздоха, обернулся к кухонному проему. Блейз Забини, глава отдела тайн, наследник итальянского древнего рода, завидный жених, талантливый артефактолог и просто красавчик, предстал перед Дженнифер Вильямс растрепанным, откровенно испуганным, натурально в чем мать родила, и осоловело осмотревшись, невпопад выдал:
- Видела? За ночь снег выпал.

+4

27

От тоскливого созерцания некогда уютного жилья Джен отвлек топот, который могло издавать не меньше, чем стадо слонов. Весь какой-то то ли взъерошенный, то ли нахохленный, буквально скатившийся с лестницы, совершенно голый Забини заставил Джен усмехнуться.
Видела? За ночь снег выпал.
Она взглянула в окно, за которым было светлее, чем обычно, и покачала головой:
Конец света, – после чего подошла к нему, сунула в руки чашку с горячим чаем, подняла с пола плед и накинула ему на плечи. Из клетчатых складок с гулким стуком на пол выпала палочка. Его волшебная палочка. Джен смотрела на неё и не могла решить, что делать дальше. Волшебная палочка в руках Забини автоматически становилась оружием. Джен всё ещё не вполне доверяла ему. Пауза затягивалась и с каждой секундой аврор Вильямс чувствовала себя всё глупее.
Подними пожалуйста, и положи куда-нибудь, у меня руки заняты, – попросил Забини, некоторое время наблюдавший за ней.
Джен подняла с пола угольно-черную тонкую палочку, чем-то похожую на кинжал без гарды, с гранёным лезвием и асимметричной рукояткой. Несколько секунд покрутила её в руках, рассматривая, и отложила на тумбу, где в стеклянной вазочке лежали ключи. Подойдя к Блейзу, она забрала чашку из его рук и уткнулась носом куда-то в плечо. По спине тут же скользнули теплые ладони, обвивая так, будто Забини пытался приклеить её к себе. Над виском Джен раздался тихий вздох и небрежное:
С моей палочкой что-то не так?
Она неопределенно пожала плечами:
Просто не люблю волшебные палочки.
Почему?
С их помощью убивают, воруют, калечат.
А еще исцеляют, созидают и помогают, – размеренно перечислил Блейз.
Но не все и не всегда, – упрямо продолжила она, подняла глаза и очень внимательно посмотрела на него. – Ты дашь показания? Ведь ты был там.
Блейз оторопело посмотрел в ответ:
Да, был. И нет, не дам, – его губы сомкнулись в тонкую упрямую полоску.
Её голос испуганно дрогнул:
Это же не ты? Не ты убил Такера?
Что? Нет, конечно! – Блейз аж оторопел от подобного предположения.
Но почему тогда? Ведь ты единственный свидетель. Почему ты не хочешь дать показания? Ты понимаешь, что убийца уже семь лет разгуливает на свободе?
Мужчина устало вздохнул и прикрыл глаза:
Я всё равно не видел его. В общей суматохе никто не видел, чья это была Авада. Какой смысл в моих показаниях, Вильямс? – он потихоньку распалялся, явно раздраженный происходящим. – У тебя всё равно не будет никаких доказательств. Разве что совершивший это сам прийдёт с повинной.
Дженнифер чуть-чуть отклонилась:
Ты можешь хотя бы перечислить тех, кто там был. Это даст возможность ходатайствовать о применении Веритасерума на допросе. А дальше – дело техники. Неужели тебе самому не страшно из-за того, что такой человек на свободе?
Кажется, она успела уловить отблеск страха в его глазах, прежде чем Блейз отвел взгляд.
Ты думаешь я помню, кто там был? То, что оказалось в добытом мною обрывке памяти, – всё что у вас есть. Будет повестка в Аврорат для дачи свидетельских показаний – тогда и поговорим. В присутствии моего адвоката, – бескомпромиссно припечатал он.
Ну ты и сволочь!
Забини тут же сгреб её в охапку, крепко поцеловал и шепнул на ушко, уже совершенно спокойный и довольный:
Да, дорогая. И именно за эту сволочь ты завтра в обед выйдешь замуж. А сразу после обеда передашь это дело Дженкинсу.
Уголовник.
Не уголовник, а почти ваш супруг, миссис Забини, – ухмыльнулся он в ответ на её ворчание.
Она пыталась воззвать то к его совести, то к чувству долга, то к гражданской ответственности. Но всё упиралось в его категорическое нежелание поддерживать эту тему и в то, что он отказался пить чай. А потом вопрос о даче свидетельских показаний упёрся в чудом отыскавшийся совершенно выдохшийся кофе, который она ему попыталась сварить и который, конечно же, сбежал. И в суши, которые им не доставили, потому что перепутали адрес. И в почти половину бутылки колы, вылившуюся прямо на Джен, когда Блейз попробовал открутить непривычную маггловскую пробку. И в две коробки пиццы, с которой на длинных сырных нитях кусочки ананасов падали прямо на постель. И в почти совершенно залитую водой ванную, в которую он притащил упирающуюся Джен, которая вопила о том, что вода мокрая, а ему пришлось отбиваться от неё, поливая из душа, как расшалившуюся кошку. И в нескончаемую череду поцелуев, которыми он покрывал её то ругающуюся, то хохочущую, то замирающую в его руках.
Среди сбежавшего кофе, остатков рассыпанного ещё вчера корма, коробок с недоеденными бортиками пиццы, лужиц колы и лужищ воды Полосатик резвился, как и положено резвиться двухмесячному низзлёнку. А двое таких разных волшебников до поздней ночи всё никак не могли оторваться друг от друга, потеряв счёт времени и забыв в конце концов о том, о чём они спорили почти весь день.

+4

28

Джен почти задремала в постели, наспех очищенной от остатков вечернего пиршества и окончательно растрепанной любовными утехами, когда Блейз, наконец, сумел выбраться из её объятий. На её недовольное ворчание прозвучало бескомпромиссное:
- В ночь перед свадьбой нам видеться нельзя. Традиция.
И оставив поцелуй на щеке невесты ("Морганины подвязки, это не сон?!"), Забини тихонько спустился вниз, по пути собирая свою одежду. Второй раз за день Полосатик наблюдал, как в гостиную спускается человек, и окидывает абсолютно прекрасный, по его мнению, хаос тоскливым взглядом. К Блейзу изредка приходила женщина, которая творила таинство генеральной уборки, но в остальное время он справлялся сам, так что база бытовых чар у него была почти полная. Особенно, с учетом Лорда в сожителях. Понадобилось всего несколько минут на то, чтобы привести кухню и прихожую если не в аккуратное состояние, то хотя бы к прежнему виду. Каковой был до урагана страстей, пронесшегося по дому.
Блейз вышел из дома в холодную заснеженную сказку и растерянно осмотрелся, поймав себя на дежавю. Пахло в точности так же, как однажды в Хогвартсе. Он тогда вышел из замка и долго бродил по хрустящему под ногами нетронутому снегу, обходя пятна тепла, падающие из освещенных окон, смятенный странной смесью спокойствия и необъяснимого ощущения утраты. Хотя, нет, в этот раз всё было иначе, просто секундная слабость. Теперь он ничего не потеряет.
Спохватившись, он отправился в ближайший пустынный переулок, чтобы аппарировать. Времени на всё почти не оставалось.
Утром Тереза встречала припозднившегося шефа улыбкой и почти готовым кофе. Цепкий взгляд личной помощницы отметил некоторую отрешенность, которую она списала на привычный понедельничный недосып шефа. Девушка тут же добавила в горячий напиток ложечку молока единорога в надежде если не взбодрить, то хотя бы с помощью глюкозы включить мозги начальству.
- Мисс Грэйс, прибудет курьер из Косого, встретите. Посылку сразу же ко мне. Через час зайдете за документами, которые я должен просмотреть. В полдень пришлите ко мне Стивенса. Да, в перерыв. И напомните, аврор Вильямс еще не лишена доступа в отдел? Хорошо. После обеда вы мне не понадобитесь, так что если справитесь с текущими делами до того, можете быть свободны. И да, еще одну чашку кофе перед уходом. На этом всё.
Понедельник и без того достаточно тяжелый день, но если еще и твоё начальство не в себе, то можно смело ставить крест на надежде пережить его с наименьшими потерями. А глава Отдела Тайн действительно словно бы вышел из себя погулять, оставив на своем месте кого-то другого. Этот Блейз Забини был тих и спокоен, рассеян и задумчив. Не слушая толком, соглашался со всеми идеями и не раскритиковал ни одной разработки. Даже без проблем подписал указ о зачислении Джорджа Хартта в штат, хотя прежде твердил, что стажер бесполезен и его надо гнать в шею. Этим Забини окончательно привел отдел в состояние нервозного замешательства. И самое страшное: когда многострадальная любимая чашка Блейза, наполненная доверху тщательно сваренным кофе с точнейшими пропорциями сахара и молока выпала у доведенной до предела Тэссы из рук и рассыпалась сотней осколков и брызг прямо ему под ноги, шеф только участливо спросил у девушки, не поранилась ли она.
Такое затишье смущало настолько, что к обеденному часу в общем офисе не осталось никого. У всех нашлись срочные вызовы, не терпящие отлагательств дела в лабораториях, спешно заболевшие бабушки и так далее. И только Стивенс, бледный как полотно, ровно в полдень постучал в дверь кабинета Забини.
Дженнифер Вильямс если и удивилась пустому опен-спейсу, по которому кривыми зигзагами летал одинокий помятый самолетик-записка, то этого всё равно никто не увидел.
- Входи, - женщине досталась тень мимолетной улыбки, скорее легко дрогнувший уголок рта. Блейз, облаченный в черный костюм, белоснежную рубашку, с шеей, обвитой кремовым платком, и в начищенных до блеска туфлях, был воплощением серьезной сосредоточенности и собранности. Напротив него стоял худощавый широкоплечий мужчина несколько озадаченного вида.
- Возьми Роберта за руку, вот так, - Забини обхватил руками собственные запястья, и когда его жест повторили, вытряхнул из манжета палочку. Из нее выскользнули сияющие золотые нити и обвили скрепленные руки. - Клянешься ли ты, Роберт Стивенс, провести ритуал магического бракосочетания между Блейзом Забини и Дженнифер Вильямс?
- Клянусь, - твердо ответил мужчина, не позволяя Джен разорвать рукопожатие. Мысленно он уже проматывал крайне щедрые внеплановые отпускные.
Нити слабо вспыхнули.
- Клянешься ли ты, Роберт Стивенс, никогда, ни при каких обстоятельствах не рассказывать, не писать, не передавать мыслеобразы об этом бракосочетании и новых статусах Блейза Забини и Дженнифер Вильямс?
- Клянусь.
Нити вспыхнули сильнее.
- Клянешься ли ты, Роберт Стивенс, впредь закрыть воспоминание о сегодняшнем дне от стороннего доступа и ни при каких обстоятельствах не выдавать его никому из живых, мертвых и неживых, а также животным и растениям, артефактам и любым другим вместилищам?
- Клянусь, - голос мужчины чуть дрогнул, словно бы он на миг засомневался в собственных окклюментивных талантах.
Но нити вспыхнули в последний раз, нестерпимо ярко, и погасли.
- А теперь дай нам немного времени.
Едва дверь прикрылась за невыразимцем, Блейз обернулся к Джен, ожидая бури. Но та, замерев, возмущенно осматривала изящные волны кремового шелка, заполнившие весь рабочий стол.
- Это что? Зачем?!
Блейз глубоко вздохнул, и вступил в последнюю схватку со своей пока еще невестой. Он категорически отказывался брать в супруги женщину в толстовке и джинсах, поэтому пустил в ход всё свое красноречие, убедительность, а также несколько поцелуев и комплиментов, но своего добился. И не сдержал восхищенного вздоха, когда Джен встала перед ним в простом, но элегантном платье. Выглядело всё именно так, как он себе представлял - шелк мягко тек по её телу, разливаясь вширь подолом, что одновременно подчеркивало достоинства фигуры и скрадывало шрамы на бедре. Её глаза блестели от сверкающих глубоко внутри молний, волнение легло румянцем на щеки, и губы всё еще алели от убедительных аргументов Забини, делая нестерпимо красивой. А отсутствие украшений и свободно разметавшиеся по плечам рыжие пряди волос не давали забыть - перед Блейзом всё та же несносная Вильямс. В которую он, как мальчишка... Которая в будущем станет матерью его сына. Да, именно так.
Взгляд Дженнифер смягчился, когда в её руках оказался букет: оплетенные бумажным кружевом самые обыкновенные лесные фиалки.
- Идём, - позвал Блейз севшим голосом и подставил женщине локоть.
В отделе было несколько Комнат - их именно так и называли, с большой буквы, и приставив обозначения. Комнаты Вселенной, Времени, Жизни, Смерти, Ума, Эмоций, Иллюзий и Любви. Последняя считалась самой загадочной, ведь никто не знал, что именно в ней находится. Даже те, кто побывал внутри. В этой Комнате и проводились обряды магических свадеб, которые по каким-либо причинам не могли проводиться в родовом месте. И считалось, что именно заключенная здесь Любовь принимает эти браки. Вот только в помещении не было ровным счетом ни-че-го. Когда Блейз впервые получил допуск к Комнатам и попал туда, то смеялся до упаду. Загадочная сила, на которую уповало всё человечество, и магическое и маггловское, попросту не существовала!
Но входя туда рука об руку с Дженнифер, он больше так не думал. Блейз чуть запнулся на пороге и загадочно улыбнулся, в момент всё осознав. Конечно, в этой Комнате не могло ничего храниться. Любовь нельзя увидеть, услышать, почуять, унюхать, и тем более пленить и изучать. Можно только чувствовать и твердо знать - она есть. Внутри каждого, кто откроет ей двери.
Очарованный моментом Блейз весь обряд неотрывно смотрел в лицо Дженнифер, держа её за руку. Теплая нежная ладонь и серые глаза - больше в его мире ничего не существовало, пока Стивенс задавал вопросы о добровольности решения и получал ответы. Если бы хоть один из них пошел на брак против своей воли, тот бы просто не состоялся... Но было еще кое-что, условие, невыполнение которого могло привести к неизвестным последствиям. На долю Блейза в нынешней должности не выпало ни одного подобного промаха, но слухи о давних происшествиях жили в коридорах Отдела как легенды. Магия связывала между собой только тех, кто гарантированно подарил бы миру новых магов. Поэтому одним из обязательных пунктов являлась хотя бы полукровность брачующихся!
Кровь отхлынула у Блейза от лица. Он уже выразил свое согласие взять в жены эту восхитительную невыносимую женщину. Магглорожденную! Несколько бесконечно долгих мгновений с её губ соскальзывали ответные слова, а он всё еще не мог решить, что хуже - прервать ритуал или дать ему завершиться.
- ...и объявляю вас супругами. Скрепите связь поцелуем! - тожественно завершил формулу Роберт. Одеревеневший от ужаса Блейз только и смог на автомате податься вперед, но когда губы Джен коснулись его губ, пару обвило целым сонмом мерцающих искр, в скорости распавшихся и растворившихся в воздухе.
- Магия приняла ваш брак и Дженнифер Вильямс в род Забини, - констатировал невыразимец, открыл было рот, чтоб что-то добавить, но потом передумал, и тихонько вышел прочь.

Отредактировано Blaise Zabini (2018-11-24 15:53:55)

+4


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Законченные эпизоды » If the moment ever comes